В Сумах вечер интеллектуального кино завершился скандалом

В пятницу 4 марта в «Саду сходящихся тропок» Ирины Проценко состоялось очередное заседание киноклуба «Кадр».

Как всегда, вёл встречу создатель, вдохновитель и многолетний ведущий «Кадра» Александр Гвоздик.

Заседание было посвящено творчеству знаменитого российского режиссёра и художника узбекского происхождения Рустама Хамдамова.

Александр ГвоздикВалерий Панасюк

Рустам Хамдамов родился в 1944 году в Ташкенте. В 1969 году закончил ВГИК (мастерская Григория Чухрая)

Некоторое время жил во Франции, в начале перестройки вернулся в Москву. Сегодня является успешным, хорошо и дорого покупаемым художником. Его картины находятся в Третьяковской галерее и других престижных собраниях. Хамдамов — единственный российский художник, работы которого при жизни приняты в современную коллекцию Эрмитажа.

В кинематографе Хамдамов, скорее, супер успешно засветился, чем состоялся. Его доступные для зрителей картины — «Вокальные параллели», «Яхонты», «Бриллианты» – это некие великолепные визуальные произведения, созданные с помощью средств киноискусства, а не собственно кино в привычном представлении.

Сам Рустам Хамдамов числит себя постмодернистом и призывает творцов искать новое (читай — забытое старое) в прошлом, ибо, по его мнению, — достаточно спорному, на взгляд автора этих строк, — всё уже создано и все искусства закончились. В частности, в фильмах Хамдамова много цитат и стилизаций под эстетику немого кино, которое многие не без оснований считают вершиной кинематографа.

Александр Гвоздик, как всегда блестяще рассказывал о Хамдамове и, демонстрируя фильмы, подавал его как гения, волею судьбы оставшегося на обочине кинематографа. Но Хамдамов – это же скандальный гений — чего стоит хотя бы его история с лентой «Нечаянные радости», в своё время закрытой комиссией Госкино и переснятой Никитой Михалковым (фильм, в итоге, вышел на экраны под называнием «Раба любви»). Или не менее  детективный сюжет с вероятным киношедевром «Анна Карамазоff», который никто не видел, потому что плёнка арестована французским продюсером фильма Сержем Зильберманом.

Поэтому, уже в конце, на сладкое, слово было предоставлено известному сумскому искусствоведу, в том числе и специалисту по Хамдамову, Валерию Панасюку, который в достаточно эпатирующей форме вдребезги развенчал мнение Александра Гвоздика относительно хамдамовской гениальности, назвав изложенное мифом о Хамдамове, не имеющим отношения к реальности. Сладкое, таким образом, получилось с перчинкой.

Утончённо ироничная речь Валерия Панасюка сама по себе представляла отдельный творческий акт и хотя бы поэтому звучала убедительно. И любой иной собеседник, безусловно, был бы уличён и повержен. Но в данном случае вторая сторона оказалась вполне достойной своего великолепного визави. Александр Гвоздик скромно прокомментировав сказанное Валерием Панасюком, просто отметил, что вот мы услышали и ещё один миф о Хамдамове. Аплодисменты. Крики «браво»…

В целом, заседание «Кадра» в очередной раз удивило сюрпризом. На этот раз им стал достаточно скандальный внешне, но (есть такое подозрение) вполне отрежиссированный батл двух блестящих интеллектуалов-импровизаторов.

Финальное шоу выглядело так здорово и самодостаточно, что даже кино с самим Хундамовым осталось после него несколько на втором плане впечатлений.

И правильно. Кино надо смотреть, а таких виртуозов изысканной и мудрой беседы как Гвоздик и Панасюк – слушать. Чем, в общем, и занимались в этот вечер гости «Сада сходящихся тропок».

Источник: медиа портал АТС creativpodiya.com

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (7 голос, оценка: 4,14 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментариев 15

  1. Василий Чубур:

    Смотрел «Нечаянные радости» Хамдамова и думал, насколько поэзия богаче в своем инструментарии при наполнении конкретикой архетипов, т. е. пустых концептуальных схем. В образах кино был явлен ковер (один из древнейших символов вселенной) и узор на нем как один из аспектов земной истории, символизирующий жертвоприношение как способ (кстати, не оправдавший себя) остановки вечной братоубийственной войны, а вот по сути та же схема, тот же архетип, но явленный в поэтических образах (автор Н. Котляр):

    Я влюбленная нить, что продута в игольное у֗шко,
    Я в утробе ковровой лежу перекрёстным стежком.
    Моя тканая жизнь – лишь извилистая речушка,
    Еле слышно её на огромном мосту подвесном.

    Я бездомная пыль на песчаном подножии горном,
    Я в безвременном рабстве у ветра и ветреных снов.
    Мое пение глухонемое на склоне пречёрном
    Покуплетно кладет судьбоносный и петельный шов.

    Я сердечная истина всех бессердечных исканий
    И скитаюсь по грешной земле кривде наперекор…
    На едва мне подвластной, бессмертной и прочной ткани
    Я всего лишь ранимый и смертный, но все же узор…

    Пожалуй, никакими средствами кино не воссоздать, не отобразить такой метафизической глубины даже самым талантливым режиссерам. Далеко не случайно земная история человечества началась именно с поэзии (Гомера и Гесиода), а кино… Да, собственно, вся теперешняя история и есть трагикомедия на каком-то невообразимом экране…

  2. Трегубов:

    отлично сказано, Василий и Настя! А у вас есть красная нить? я о ней пока что только мечтаю…

  3. Настя Котляр:

    Ув. Трегоубов. Могу ошибаться, но мне видится, что она есть у каждого. У некоторых — до поры и до времени, у некоторых — всегда. Это ведь о душе речь,не иначе…

    Звезда
    Вращается праздником смерти
    Над иглою земной оси.
    И хоть верьте, а хоть не верьте —
    Нам под сердцем ее нести.

    Нам кровавую красную нитку
    Проживать сквозь ее ушко,
    И своею рукою навскидку
    Перекрёстным идти стежком.

    Нам большими шагами-глотками
    Метить путь в центр Жизни Звезды,
    Нам оставить на черной ткани
    След от красной живой воды.

    • Игорь Касьяненко:

      Настя, здорово, почему я тебя такую не знал ?

      • Настя Котляр:

        а кто из нас и как часто видел одного и того же человека дважды? ;)

        • Игорь Касьяненко:

          Я золотые твои грыз яблоки
          И сок их впитывал, как йод ватка.
          А ты смеялась, что весной зяблики
          Поют почти, как соловьи сладко.

          По всей округе разнесли сплетницы,
          Что тьма грядёт и дефицит хлеба.
          А это я все победил мельницы
          И для тебя унёс Луну с неба.

          Я кошельки швырял тебе под ноги
          И на соперников смотрел страшно
          И, узнавая про твои подвиги,
          Куда ты денешься! – шептал страстно.

          Я ниткой вился к твоему жемчугу,
          Я стал напитком лишь твоей жажды,
          А ты смеялась, что в одну женщину,
          Никто на свете не входил дважды.

          Ты только думала: Ах, как хочется!..
          А мой сапог уже летел в стремя.
          И этот вечный круг не мог кончиться,
          Пока однажды, не пришло время.

  4. Ира Проценко:

    Мне кажется, этот «Кадр» гостям запомнится надолго. Слушатели — люди серьёзные — открывали новое для себя имя. Верили Александру, как папе своему, который, как всегда изящно вёл беседу со знанием темы. Потом вышел Валерий и артистично выдал едкий скетч, но в интонациях спича)) И публика недоумевала и опять верила же… Потом заключительная фраза Александра. Шах и мат? А мне кажется — ничья. Все сполна получили зрелищ! Даже хлеба не доели -расходились, продолжая обсуждения. И благодарили за необыкновенный вечер

  5. Василий Чубур:

    Благодаря Александру и Валерию и впрямь запоминающийся, классный вечер получился! А что касается «красной нити» — так ведь каждый из нас, земных людей, ею прошит… Любой, кто хотя бы раз получал телесную рану, мог увидеть ее воочию, пока не свернулась…

    • Игорь Касьяненко:

      Красная — в смысле прекрасная же. И вот она точно в каждом должна быть. Но есть ли в каждом? Если человек её в себе н нашёл, значит, можно считать, что её и нет вовсе..

  6. Ольга Козаченко:

    Каждое заседание киноклуба «Кадр» с Александром Гвоздиком открывает что-то новое, необычное , интересное. Не стала исключением встреча с «Кадром», темой которой было творчество режиссера Рустама Хамдамова Была представлена и обещанная интрига, я так понимаю в виде дуэли Александра Гвоздика и Валерия Панасюка. До последнего я думала-гадала кому из двух мужчин поверить, а поверила третему , Василию Чубуру, который представил нам замечательные стихи Насти Котляр. Как видите, без женщины никак. Настя, спасибо Вам. Прочла Ваши стихи и все стало на свои места. Но претензия у меня таки есть к… искусствоведу Валерию Панасюку. Что же это Вы, уважаемый искусствовед, так неуважительно «проехались» по бардовской песне, этому величайшему из искусств ( ))))))) ) Ух, я вам..!!

  7. Игорь Касьяненко:

    @= *WASSUP* ]:-> *CRAZY* — барды мира возмущены!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


6 + 5 =