Грузинский график создаёт рисунки, которые не может повторить никто (фото)

Грузинский художник Гурам Доленджашвили в своё время приобрёл известность как мастер офорта и акварели.

И сегодня ещё среди коллекционеров произведений искусства высоко ценятся его офорты.
Гурама Доленджашвили 4

Но всемирную известность и почётное звание единственного в своём роде художника Гураму Доленджашвили принесли рисунки обычным графитным карандашом на обычной белой бумаге. Обычный карандаш, обычная бумага, только вот рисунки получаются вовсе необычные.

Выполнены они в несвойственной для графиков тонально-живописной (а не линейно-штриховой) технике, с помощью лёгких, едва заметных касаний карандаша, оставляющих бумажному листу возможность просвечивать сквозь рисунок. В результате, рисунки приобретают особую насыщенную светом палитру, которая воспринимается как цветовая, хотя на самом деле это просто разнообразные оттенки и комбинации в различных пропорциях чёрного и белого цвета.

Все нюансы – мельчайшие штрихи, линии и точки, составляющие изображение, можно рассмотреть только через лупу. Гурам Доленджашвили так их и рисует с помощью лупы, долго, бывает что годами. Причём делает он это с увлечением, порой, не отрываясь по 16-18 часов от работы и месяцами не выходя из дому.

Однако это вовсе мне значит, что его рисунки можно повторить при помощи аналогичного старания и  использования оптического прибора. Тут самую важную роль играет художественная интуиция и удивительная (как у микрохирурга) чувствительность пальцев художника, позволяющая ему точно определять координату и размер каждого касания, в ситуации, когда всё решают миллиметры.

По словам художника, для лю­бо­го ри­сун­ка необ­хо­ди­мо вре­мя, чем боль­ше зна­ний, тем дли­тель­нее про­цесс: «В ака­де­мии ри­со­ва­нию об­на­жен­ной на­ту­ры в 1-ом се­местр от­во­дится 16 ча­сов; во 2-ом — 18 ча­сов. Тре­тий се­местр — 20 ча­сов. Каж­дый день два часа ри­со­ва­ли. Кто не уме­ет ри­со­вать, для того труд­но 16 ча­сов ра­бо­тать над ри­сун­ком.»
Гурам Доленджашвили

Природа – главный  источник вдохновения и предмет интереса Гурама Доленджашвили: «За сравнительно короткий срок мне довелось немало испытать. Я много раз  промокал до нитки от пота, дождя и ледяных морских волн, однажды даже тонул, другой раз, казалось, безнадёжно заблудился, но зато судьба подарила мне такие экзотические зрелища и захватывающие впечатления, какие выпадают на долю лишь счастливых людей. Я ходил на моржей с эскимосами, взбирался на тушу кашалота, побывал в самой гуще птичьего базара, бродил по китовому кладбищу, слышал лай тысяч песцов… И всегда поражался теми картинами природы, которые открывались передо мной. Как могла быть создана такая красота?!» —  так он поясняет свою страсть к изображению пейзажей. Загадка красоты природы его удивляет, а страсть и влечение в нас вызывает только то, что удивляет…

Отдельно отметим женскую тему в работах грузинского графика. Женщина в понимании Гурама Доленджашвили прекрасна, как природа, и является её важной и неразрывной частью. У него нет никаких иных чувств по отношению к женщине, кроме восхищения её красотой и преклонения перед космическим началом её совершенства.

Много работ Гурама Доленджашвили и ещё информацию о нём вы найдёте в материале Гурам. Имеретинская тишина

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (3 голос, оценка: 4,67 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментариев 5

  1. Ира Проценко:

    Спасибо за напоминание о Гураме! Неподражаемый художник… Прекрасная заметка. Великолепная первая работа. Но, мне кажется, в его снегах больше красоты в иносказательной любви к плоти женской, чем в плачущей сиси… Тема-в лоб, что называется. Отсюда некая приторность. У кавказцев есть такое… и на гения бывает проруха — со всеми бывает, проживая через себя ощущения и желания ))) Прости, автор,.. Это я отстаиваю Гурама перед лицом Нади Юрченко :-[

  2. Надія Юрченко:

    Ирочка, каждому свое, тебе снега, а Игорю… истинный мужчина обращает внимание на то, где око зацепилось, грудь великолепна, хотя как по мне в природных мотивах Гурама достаточно чувственной ассоциативной нежности. Снега у него волшебные, в них своя глубокая философия, дух захватывает, художник демонстрирует зрителю свое восхищение от природы, и снегов, и у него это классно получается через сложную рукотворную технику.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


4 + 3 =