В Сумах познакомились с трансцендентальным кино французского гения

В пятницу 3 апреля на камерной сценической площадке, известной как «Сад сходящихся тропок» художницы Ирины Проценко, прошло очередное заседание киноклуба «Кадр».

Оно было посвящено трансцендентальному кино и прошло накануне дня рождения Андрея Тарковского.

Брессон Карманник

Робер Брессон.Финальный кадр из фильма «Карманник»

Киноклуб «Кадр»

В Сумах действует несколько киноклубов. Отличительной чертой «Кадра» является его очевидная элитарность. Не в смысле собирающейся на заседания публики (хотя в «Саду…» как нигде часто можно встретить интересных и знаковых для культурной жизни города Сумы людей), а с точки зрения подбора киноматериала. И, конечно же, это авторский киноклуб. Его создатель и руководитель Александр Гвоздик – уважаем всеми сумскими киноманами. Многим именно он открыл глаза на «другое кино».

Ранее мы писали: «В Сумах возродили легендарный киноклуб»

Робер Брессон 

В этот раз героем встречи стал французский кинорежиссёр и сценарист Робер Брессон (1901-1999 )

Робер Брессон прожил долгую жизнь, в которой было многое: поиски себя в творчестве, участие в антифашистском сопротивлении, гитлеровские концлагеря, всеобщее непонимание и мировая слава. Его считают одним из открывателей трансцендентального кино и тем, на кого ориентировался в своем творчестве русский гений Андрей Тарковский.

Трансцендентальное искусство

Трансцендентальный – буквально – «выходящий за пределы». Термин существовал со времен раннего средневековья, но популярность приобрёл благодаря Иммануилу Канту.

В общем случае можно сказать так. Существует три способа познания: интеллектуальный (мыслью), чувственный и трансцендентальный. К трансцендентальным вещам относится наше понимание Бога, пространства, времени, вечности, бесконечности, совести, то есть понятий, которые находятся за пределами нашего опыта и являются для нас априорными.

Отсюда вытекает и главный признак трансцендентальности кинематографа, как, впрочем, и любого другого искусства. Если в картине есть Бог — значит это трансцендентальное искусство.

Трансцендентальное кино Брессона и Тарковского

И вот тут начинаются сложности. Даже при сравнении таких мэтров трансцендентального кинематографа как Брессон и Тарковский, которых очень часто ставили рядом, обнаруживается громадное количество принципиальных различий.

Киноязык Брессона лаконичен, подчёркнуто аскетичен и практически лишён явной символики —  его кадры внешне абсолютно функциональны, а кинообразы начинают проступать как бы со второго плана, не вмешиваясь в сюжет и не разрывая его.

А у Тарковского многие кадры из фильмов являются отдельным произведением изобразительного искусства, на которых режиссёр специально делает акцент и останавливает внимание зрителя.

У Тарковского играют великолепные актёры: Анатолий Солоницын, Николай Гринько, Александр Кайдановский, Донатас Банионис..

У Брессона же вообще снимаются не профессионалы, а любители, которых он называл моделями.

Однако Бог (то есть чудо ) есть в лентах обоих режиссеров.

А ещё их объединяет тяга к литературности с ориентацией на лучшие образцы мировой прозы. Но и в этом случае, если Тарковский – это (условно) Толстой, то Брессон – Кафка.

«Карманник»

Вышесказанное было проиллюстрировано показом фильма Робера Брессона «Карманник», снятого по мотивам «Преступления и наказания» Ф.М. Достоевского.

Стоит отметить, что для неподготовленного к именно Брессону зрителя (а таковых в зале оказалось достаточно, включая автора этих строк) впечатление было сравнимо с тем, какое бы испытал любитель хард-рока, до этого никогда не слышавший другой музыки, если бы он впервые попал на концерт, где играют Баха…

Эпилог

Уже за чаем, который является обязательной частью формата нынешнего «Кадра», публике пришлось выяснять у Александра Гвоздика, что же там и как, и почему творчество Брессона считается вершиной мирового кинематографа.

А по ходу разговор, естественно, касался других вопросов и, таким образом, превратился в достаточно редкий случай искреннего и умного общения на темы жизни и её смыслов. Что, надо понимать, и является конечной целью любого человеческого собрания.

 

 

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (1 голос, оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментария 4

  1. Ира Проценко:

    Да, как всегда Сашу любопытно было слушать. Даже реплики из зала его, невозмутимого, не сбили с толку, а наоборот – оживили аудиторию и самого автора встречи)) Прекрасно подобраны короткометражки в сопровождении рассказа! Да и разговор в узком кругу за чаем удался – никто не спешил расходиться. Но впервые мне захотелось поспорить о выборе фильма к теме вечера… Нет, я не люблю спорить, особенно когда уверенна в своих сомнениях.. Не в обратном, а в сомнениях. Неуверенные спорят, уверенные – молчат))
    Оксюморон: уверенна в сомнениях…? Да, наверное. Если представить, что некий гуру говорит: вам упадёт сухой лист и лист тот прозрит вас в своём долгом лежании пред вами… Лист падает и лежит молча. Падает потому что, все сидят под деревом . Одни, как бы, прозревают, глядя на упавший лист, другие определённо видят над собой сухие ветки, сбрасывающие листья…
    О чём это я… А! В двух словах: если в Сталкере приобретение аутистичности гл. героя с крайней формой мысленной самоизоляции обусловлено планетарной болью и мы эту запредельность чувствуем, принимаем, разделяем, то у героя Карманника всё проще до наоборот — я нахожу форму самоизоляции, обусловленную аутизмом… Я не нашла там ни боли, ни страха, ни «поиска дверей» в тщедушной осанке(спина героя часто мелькает), ни горячих слёз из « запредельных» глаз, и ни божественного промысла в последних кадрах – его взгляд остаётся аутичным и произнесённые главные слова не соответствуют этому взгляду. Ясно продолжение – она, с глазами пассивного статиста, пойдёт за ним. Не он за ней.
    Зато нашла в фильме виртуозное построение общей композиции, основанной на беспрерывной эстафете движений, взглядов, дверей, вещей, рук. Хореография мошенничества, объявленная эстетикой. Руки — да! Главные образы.
    Но самое главное – появилось желание посмотреть и другие фильмы Брессона, о котором ничего не знала. Благодаря «Кадру»!

    • Игорь Касьяненко:

      У меня очень солидарное впечатление. Во-первых, сильно не люблю воров всех видов, тем более тех, кто грабит частных граждан, поэтому герой со старта неприятен. Как и Раскольников, впрочем. Но Родион — очевидный псих. А этот ничё так, держится и все свои теории о том, что он право имеет излагает в здравом рассудке. И когда такого гада в конце всего, непонятно с каких пирогов (а не так, как Сонечка Мармеладова Родю — от жалости сердешной) награждает любовью красотка Жанна — я за него не обрадовался и в душе было пусто.
      А вот снято моментами великолепно. Особенно руки.
      Точно ты сказала, Ира — с точки зрения операторской работы и режиссёрских находок в фильме воспевается эстетика мошенничества.

      • Ира Проценко:

        … а с тех пирогов, что здоровый человек легко аутизм примет за философичность, а пустой взгляд без эмоций за некую обречённость и мудрую уталость.. Яркий пример — Киану Ривз. И потом… а Фокс с его набором ярких женщин? С каких это пирогов его острый взгляд и холодный расчёт дамы путали со страстностью и умом? Как говорится, хто ж знал…
        А что- Жанна? Неоновая модель. Пока она была в кадре, я с удовольствием разглядывала её пропорции… линию талии… мраморный профиль Пьеты. В будущем, она внешностью будет отвлекать пассажиров, пока её возлюбленный шарит по карманам. На бирже труда, тем временем, у них вырастет процент… на пелёнки и дет.питание ))))
        Ой, надо бы остальные фильмы посмотреть, а то сдаётся мне — польстил ему Тарковский, соблюдая субординационный этикет ;)
        Да простит меня Александр Гвоздик… и Евгений Фулеров. Они оба в восторге от творчества Брессона.
        Обязательно пересмотрю всё! И отчитаюсь ))

      • Гость:

        а Паниковского как же?
        Не любите?
        Вся страна рыдала в кинотеатрах, когда его хоронили Куравлёв с Адамом Козлевичем

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


6 + 6 =