Арон Крупп. Что нам знакомые дома

 

Горы 1Горы 4

Что нам знакомые дома,
Когда из них друзья ушли.
Не может песня жить сама
Когда ты на краю земли,
Ты песню унесла мою,
Ее ты носишь в рюкзаке.
Хочешь я новую спою,
Пущу ее вниз по реке?

 

Горы 3

Горы9

Взлетит, как бабочка с руки,
И долетит до синих гор,
Она отыщет ваш костер,
Узнает ваши рюкзаки.
Согреет крылья у огня,
Ее ты только подожди,
Она расскажет про меня,
О том, что здесь идут дожди.

 

 

Горы 2Горы 8

Гитара без тебя грустит,
А ты мне видишься во сне,
И не по крашенной стене,
А по палатке дождь стучит.
Нам сто разлук на долгий срок,
Следы скитаний на лице,
И ждет с тобой нас сто дорог
И сто свиданий в их конце.

 

 

25 марта 1971 г. Арик Крупп вместе с восемью товарищами погиб под лавиной во время похода в Восточном Саяне на подступах к перевалу Пихтовый (Нижнеудинский район Иркутской области). Ему тогда шёл тридцатьтретий год. … Похоронен на Чижовском кладбище в Минске.

 

 

 

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (1 голос, оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:

Не найдено похожих записей...


комментариев 10

  1. Фантом:

    Замечательная песня и замечательная жизнь. вечная память Арику Круппу

  2. ПолФердинанд:

    … а тут оазис… *THUMBS UP* *ROSE*

  3. Игорь Касьяненко:

    Они шли по перевалу и подрезали лавину. Она их накрыла. А радист оставался в лагере. Он увиде, что случилась беда, передал сигнал о помощи, а сам побежал откапывать товарищей. И тут его накрыло второй лавиной….

  4. Мятежная Душа:

    И словно продолжение прекрасных стихов Круппа вспомнилось где-то слышанное и тоже прекрасное
    Я помню словно наяву
    Цветок сирени на песке
    А я по медленной реке
    В седые сумерки плыву…

    Несет река мой ветхий плот
    К чужому морю может быть…

    Эх стареть стал. Может чего и переврал — все ведь из памяти… Но память сохранила самое главное и прекрасное…
    Спасибо, АТС!

    • Игорь Касьяненко:

      Спасибо, друг! Да, это посвящение Арику Круппу…

      И снова, словно наяву,
      Цветок сирени на песке.
      А я по бешеной реке
      В густые сумерки плыву.

      Река влечёт мой ветхий плот
      Во всю свою лихую прыть.
      И каждый новый поворот
      Стремится старые закрыть.

      Я знаю, что исток реки
      У голубых горячих гор.
      Там всё не гаснет мой костёр
      Дождю и ветру вопреки.

      Там кто-то машет мне рукой
      И шлёт мне голубя вослед.
      Но без надежды на ответ
      Звенит гитара над рекой.

      Созвездья, словно угольки,
      В небесном теплятся костре.
      Я вижу свет! — но всё быстрей
      И злей течение реки.

      Вода, земных не видя вех,
      Огнём студёным рвётся в высь.
      А те, с кем я один за всех,
      По белым звёздам разбрелись…

  5. Мятежная Душа:

    Здорово! Извини, что переврал! Столько лет прошло… Один из любимых моих по жизни стихов. Но все, мне кажется, что я знал его в другой редакции. Такое может быть?

  6. Игорь Касьяненко:

    Да, конечно. Я его как-то правил всё время… Но это окончательный вариант. Так и в книжке …

  7. Мятежная Душа:

    Да,, конечно. Книжку я твою все время перечитываю, но в памяти всплывает тот вариант, который был в стройотряде. Окончательный вариант лучший конечно

  8. Аноним:

    Друзья, 30 октября был день рождения Арика.
    Наши соревнования «Крымская Сотка. Памяти друзей» посвящены и его памяти тоже. Он погиб, когда нам (авторам соревнований) не было даже 10 лет, но в Одессе знают и любят его песни, да и бывал он в нашем городе (участвовал в песенном слете на корабле, в частности).
    Спасибо за посвящение! Сейчас размещу его у нас.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


2 + 9 =