О концепции и концептуальности. Выставка «Мифы и реальность Ирины Проценко» в Сумской муниципальной галерее

В среду 4 мая 2016 года в Сумской городской галерее открылась выставка «Мифы и реальность Ирины Проценко».

Вернисаж был многолюдным, а экспозиция никого не оставила равнодушным. Своими впечатлениями поделились посетители выставки и поклонники творчества Ирины Проценко.

Александр Гвоздик:

О концепции и концептуальности.

Не ожидал, что открывшаяся 4 мая в Муниципальной галерее выставка «Мифы и реальность Ирины Проценко» может меня чем-то удивить. С одними новыми работами Ирины я был знаком, посещая ее детище «Сад сходящихся тропок», с другими по ее страничке в Facebook. Но увидев на выставке и новые, и уже знакомые образы, что называется «нос к носу», был неожиданно для себя и удивлен, и восхищен, и… Ну, вообще, то, что французы называют «une grande impression!»

Ирина Проценко

Ирина Проценко. Фрагмент “- Да – да, малыш, это Моцарт”.

Например, теми же почти декоративными белоснежными «Лебедями» на золотистом песке, представленными уже не в электронном, а своем истинном живописном формате 92х117. Или наполненными каким-то неземным, мистическим сиянием бело-розовыми «Пионами». Дерзким по решению «Автопоротретом», где художница изобразила себя сидящей спиной к зрителю в момент рождения нового замысла, давая понять нам, что истинное ее «лицо» — это возникший в вечном беге облаков еще не тронутый холст и готовность начать в своем творчестве все «с чистого листа».

Глаз наслаждался ее «летними», наполненными воздухом, негой, солнечным светом и ласковой игрой теней «Рисующей арбуз» и «Пастушком». Долго не мог оторваться от «Олиных именин» с маленькой девочкой в красном платьице на фоне занимающего почти весь холст отражения в воде, и загадочной женщиной с венком в волосах, материализующейся из знойного миража водной глади.

Неожиданным среди других материально «плотных» (от слова «плоть») работ Ирины смотрится ее «В лунном сиянье» — ирреальный, просвечивающий через оконную тюль, ночной пейзаж. Чистый импрессионизм в духе Моне в живописи и Дебюсси в музыке. И узнаваемым ее очередное художническое озорство — «Вишенка» с дамой, «выгуливающей» вместо собачки свою новую сумочку.

И, наконец, картина, у которой простоял дольше всего, от которой уходил и к которой опять вновь и вновь возвращался. На ней маленький мальчик с недоумением смотрит на нас, словно спрашивая: «Кто это там, на другом берегу пруда? Что это за чудак там гуляет в красном камзоле, белом парике и с собакой?» Ответ дается в названии полотна: «Да-да, малыш, это… Моцарт». Впрочем, и без такой подсказки картина, в которой встретились век XXI и век XVIII, завораживает и чем-то необыкновенно волнует. Ее можно было бы принять за патинированное временем полотно с характерным для XVIII века зеленоватым колоритом, если бы не современная одежда мальчугана.

В своем вступительном слове на открытии выставки Ирина Проценко спародировала трафарет стандартных предисловий, которые, как правило, можно услышать на вернисажах: Что-то вроде: «Я давно слежу за творчеством этого художника. И вижу несомненный творческий рост, ярко выраженную концепцию…» «Так вот, — обратилась она к собравшимся, — я давно слежу за творчеством Ирины Проценко (одобрительный смех в зале) и вижу несомненное отсутствие творческого роста, полное отсутствие какой-либо концепции и концептуальности…»

Если понимать под концепцией модные сегодня в художественной среде бесконечные вариации на одну и ту же тему, то это так. Если понимать под концептуальностью философичность, то это совсем не так. На мой взгляд, у Ирины есть то редкое качество, о котором мечтает каждый художник – полная внутренняя свобода. Независимость от чьих-то мнений и суждений, которая позволяет (помогает) ей быть разной в своих темах и способах самовыражения. А в чем она и повторяется, так это в том, что каждое ее полотно – это всегда весомый багаж наработанных классиками профессиональных знаний композиции, цвета, колорита, технических приемов, помноженный на интеллектуальный багаж многовековой человеческой культуры и ее вечных образов.

Изображать знакомые нам в повседневности вещи, людей, пейзажи так, чтобы за ними приоткрывалась тайна их бытийного значения и назначения. Постоянно пытаться осмыслить в своих работах окружающий мир. Не оглядываться на достигнутый успех и не подстраиваться под коммерческие запросы рынка, оставаясь самою собой. Вот это и есть, как мне кажется, концепция творчества Ирины Проценко.

Нина Мамедова: 

Проявляющаяся глубина. О смысле картины в восприятии зрителя.

Ирина Проценко

Ирина Проценко. «Прерафаэлиты. Потерянные во времени.»

Моцарт о Моцарте или как в оригинале – “Да – да, малыш, это Моцарт”. Уморительно-непосредственное личико четырех-пятилетнего ребенка, возможно, маленького Моцарта современности уже знакомого с музыкой гения, и, может быть, вообразившего его (что в таком возрасте происходит сплошь и рядом: «Среди моих первых воспоминаний есть и такие: я поднимаюсь ночью по лестнице и вижу мерзкое чудовище, поджидающее меня на предпоследней ступеньке. Я вскрикиваю и бегу изо всех сил к маме. Затем мы поднимаемся по лестнице вместе с ней. Чудовище неизменно прячется. Маме так ни разу и не удалось его увидеть. Временами мне было даже обидно, что ей не хватает воображения…

Все первые десять лет моей жизни призраки, скелеты и прочне детские страхи постоянко квартировали в моей голове», — вспоминал Рэй Бредбери) до такой степени, что поверил в его настоящесть вот там — на противоположном берегу, или просто внимательного маленького мальчика, который смог не только рассмотреть необыкновенно одетого человека, репетирующего роль Моцарта, но и выразить эмоцию удивления, отрефлексировать ее вопросительным жестом, взглядом, обращенным к кому угодно – сверстникам, играющим у реки, отдыхающим взрослым.

Он не один – это ясно, взгляд, говорящий: «Объясни». Почему Моцарт, а не Бах, Бетховен, Шопен, Лист или Чайковский? Никто не должен был появиться на картине, кроме Моцарта – жизнерадостного, думающего свою музыку и, обязательно, в красном, как точка солнца. Если бы был Бах, то это строгий черный костюм того времени с белым жабо, непостижимая космичность как музыки, так и взрослости, великости Баха. Но у Ирины Проценко — Моцарт, только Моцарт, он отвечает ее жизнелюбию, ее веселости, ее иронии, внутренней молодости. И время-то выдалось не солнечное, а к вечеру, но еще тепло и в парном воздухе реки чего только не покажется пытливому уму ребенка, воображению которого позавидует взрослый.

ПрерафаэлитКА. Она рвет картину, из нее выскакивает, придерживая властным жестом путающееся под ногами платье. Как энергично, молодо ее тело, как смел и уверен ее взгляд, какое желание жить, чувствовать, страдать и любить. И никакие преграды не могут остановить хода – преодолеет, пройдет, изорвав в клочья восхитительный фиолетовый бархат, потеряв дорогие украшения, исцарапав до крови сильное молодое тело. Да, она победит…. и время тоже…или нет…

Наедине. Нежность и  нежность во всем. Он даже не держит Ее руку в своей,  Он только касается кожи на ее руке. И Она под такой двойной защитой мантий: своя – зеленая, как живая жизнь и его красная, как солнце дающее жизнь жизни.

Весенний ветер. Стремительно несется ветер — время – воображаемая будущая жизнь.

Выставка — богатая, о ней думается и думается. Для города  это  событие, которому многие и многие из нас рады и благодарны художнику за то, что он делиться своим восприятием мира с нами.

Анна Кожевникова:

Из времени в вечность

И ведь не случайно на картине «Да-да, малыш, это Моцарт…» малыш стоит не на земле, не на твердой почве берега реки, а на краю бревнышка, над водой – символом течения времени, в котором ему предстоит расти, взрослеть, дозревать до глубин музыкальных сфер, сохраняя и лелея в себе восторг перед человеческой гениальностью.

… Напротив входа в зал, видишь картину «Лебеди». В ней нет сюжета… Просто лебеди. Но кроме материальности в этих прекрасных птицах светится эфирная плоть мира, прочитывается его первообраз. Возникает ощущение, будто птицы состоят из воздушной пыли, и вот-вот перельются в иную субстанцию.

Красота мира выражена на картинах Иры Проценко ярко, эмоционально, тревожно. В их реалистичность вторгается философская недосказанность, как верно сказал В.Чубур «тайна бытия». Загадка вымысла требует от зрителя работы воображения, домысливания сюжета, приобщенности к творчеству художницы. На картинах нет статичности. Сколько раз в детстве и даже в юности мы прилипали в неудобной позе к окошку поезда, нетерпеливо ожидая встречи с морем. (Картина «Дорога к морю»). Жажда жизни, любование жизнью, романтизм жизни в каждой картине Иры Проценко (особенно на картинах «Фантазер», «Ветер весенний»).

Прочтения картин могут быть самыми парадоксальными, противоположными, очень личностными, но всегда зависящими от мировоззрения зрителя.

Очень интересен автопортрет. В чуть изломанной позе художницы со спины сосредоточенность взгляда на грозовом облаке, висящем в белом пространстве чистого разума, тревожащего какой-то вестью – то ли дождя, а может откровения о будущем… Невидимые ангелы держат экран-мольберт-окно, ожидая вместе с художницей ее вдохновенного творческого наития. Контраст между четкостью фигуры и белым безмолвием создает ощущение одиночества автора будущей картины.

К этим первым впечатлениям от выставки «Мифы и реальность Ирины Проценко» в Сумской муниципальной галерее редакции добавить пока больше нечего, и остаётся только пригласить наших читателей пережить те же эмоции, которые испытали многие зрители на ее открытии.

Выставка продлится до 15 мая 2016 года.

Источник: медиа портал АТС creativpodiya.com

 

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (5 голос, оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментариев 13

  1. Ира Проценко:

    Благодарю вас, АТС, Александр, Нина, Аня за полное понимание и такие чудесные, скорые… вдохновенные экспромты…
    Я вас люблю *IN LOVE*

  2. Сергей Малюк:

    Собственно, что добавить к мнению уважаемых мною, тонких знатоков и ценителей? Может, только то, что девять картин такого уровня за полгода-супервозможность. Или то, что различная степень проработки на полотнах-тонко продуманная система будущего восприятия. Или возможно то, что игра стилей, идей и форм, КАКАЯ УГОДНО! колористика, ирония и философия на фоне железобетонного понятия о композициии, пропорциях и свете для Автора-проще столбика из таблицы умножения на цифру 3. МАСТЕР сквозит во всём! Любое жонглирование любой из составляющих легко и непринуждённо так как увиделось то ли во сне, то ли наяву. В каждую работу заложен смысл бытия в этом мире и смежных с ним реальностях. Каждая работа-шаг в будущее понимание нами непонимаемых пока энергий. Даже цветы соединяют реальность и мечты о ТЕХ цветах. Всё сделано легко и непринуждённо с двухсотпроцентной женской мудростью и изяществом. Конечно будут завидовать, но только бездарности или, ставшие таковыми от количества масла на бутерброде или отсутствия любви. Да, какие в этом проблемы? Сотни людей испытают истинный кайф от соприкосновения со своим забИтым бытом миром. Кто-то проснётся и, наконец начнёт мыслить образно, с размахом. Как и положено человеку. Вот в чём смысл живого холста. Это вам не нафталиновые переписи себя же через время. Здесь царит Ира-Иррациональность, перешедшая я УВЕРЕН, на новый уровень. Нам повезло увидеть. Так легко и трудно выставки в этих краях не создавались уже давно. Поверьте.

    • Ира Проценко:

      Вот это выдал комент! :-* Спасибо, сосед мой дорогой, рыцарь белый))
      Ну, что? Тогда по коням ?

  3. Игорь Касьяненко:

    К сожалению по объективным причинам попал на выставку только на следующий день. Всё как всегда замечательно, мастерки, фантазийно и вдохновенно. С событием, Автор! *THUMBS UP*

  4. Наталья Семенченко:

    Душа художника полностью отображена в ее работах. Чувствуется каждый вздох и каждый взгляд. Энергетически сильные работы. Спасибо, за то, что вы творите, Ира!!

  5. Евгений Фулеров:

    Действительно, мифы и реальность…
    Сравните зеленый автопортрет художника, который обзывали «наркоманией» и который ушел заграницу и прерафаэлитов.
    Зеленый автопортрет был действительно реальным творчеством.
    Прерафаэлиты — скорее миф о творчестве.
    У меня нет цели обидеть художника, хотя понимаю, что делаю это. А как иначе говорить «о концепции и концептуальности»?
    На выставке были и крепкие творческие работы, и были неживые. Реальность и мифы.

    Сколько зрителей, столько и взглядов. Кто-то обязательно ошибается. Почему не я?
    Александр Гвоздик пишет о последнем автопортрете, как о дерзком с дальнейшим выходом на истину. Меня тоже ошеломило это решение и эта дерзость. Перевел дух и, вдруг, почувствовал, что это не более, чем интеллектуальная уловка. Автопортрет мертв. Фотографически мертв. Не вижу я в нем того, что в нем видит Аня Кожевникова. Сергей Малюк употребил в комментариях слово «жонглирование», но в положительном смысле. Я бы применил это слово в данном случае с негативным оттенком.

    • Ира Проценко:

      Автопортрет — это не художник, сидящий спиной. Автопортрет — это название всей картины… всё, что на ней изображено есть автопортрет. Александр Гвоздик это просто видит

      • Ира Проценко:

        да… и главное: «Сколько зрителей, столько и взглядов». Совершенно ты правильно пишешь, Евгений.
        Мёртвый видит мёртвое, холодный-холодное… ветреный-ветер… знойный-зной, пустой-пустоту, свежий-свежесть, тухлый-…
        Гвоздик увидел Замысел. На ещё не приобретённом холсте. Он же умница.
        Тем более, облака мёртвыми не бывают. В тончайших оттенках движутся. Не увидел оттенки — жаль тебя.
        Но какой мертвец мог раму не приклеить.// хотя бы моментом из киоска, чтобы хорошая сказка на выставку попала — этого мне не понять никогда

    • Евгений Фулеров:

      О раме жалею очень. Не заметил, что уголок треснул. Даже, когда занес в галерею, показалось, что картина просто выскочила из рамки. Моя вина.

      А Александр Гвоздик «Он же умница» сам по себе или только на моем фоне? Эмоциональность твоего сообщения не позволяет это с точностью понять. Хотя понятно, что не надо говорить, чтобы не считаться мертвым и тухлым.

      Жизнь в облаке и жизнь в изображении облака — это не одно и тоже. Так же, как обозначение одним и тем же словом результатов труда человека и самого человека — не всегда корректно.

      • Евгений Фулеров:

        Не могу сообразить смысл написания слова «замысел» в середине предложения с заглавной буквы «Замысел».
        Это, Ира, вы о своих замыслах пишете, как о Замыслах?
        Или речь идет об озарении свыше?
        В таком случае, я действительно мертв.

        • Ира Проценко:

          -сам по себе
          — тема «Замысел», а не мой собственный замысел.
          И-да! Мы уважительно относимся к моим замыслам
          — рама не треснула. Там отсутствовал кусок угла в 2-3 см и это видно издалека.
          -Это неправда, что вы жалеете.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


6 + 8 =