Александр Паршин (ПАН). Мама

Александр Паршин— Присядем на дорожку.

Все сели. Я прижал к себе маму:

— На следующий год приеду, другую внучку привезу или внука, он уже подрастёт.

Мама, грустно улыбаясь, смотрит на меня.

«Ведь не приеду. Как на юбилей-то вырвался? И дочь с внучкой привёз. Маме восемьдесят лет. А когда последний раз приезжал? На семьдесят пять, точно, не был. Как раз эта красавица родилась, — я ласково посмотрел на внучку, мило беседующую с двоюродным дедом. — Восемь лет назад! И тридцать два, как уехал из родного города. Первое время каждый год приезжал, затем всё реже и реже. Взрослые дочь, сын, две внучки, внук. Через семь месяцев ещё один внук появится. На следующий год не приеду».

Тяжело вздохнул, что не укрылось от мамы:

— Ты не переживай! – утешает словно ребёнка.

Мне пятьдесят шесть, у самого внуки, а для неё я ребёнок. «Мы остаёмся детьми, пока живы родители». Кто это сказал? Как точно подмечено!

Мама постарела за эти восемь лет, и болеет сильно. Отец на неё денег не жалеет. Сам-то неплохо выглядит, а ему уже восемьдесят два года. До ста лет собирается дожить. А вот мама…

— Ну, всё пора идти, — скомандовал отец, первым встав с кресла. – Димка уже час, как приехал.

Все засобирались. Взрослые племянники, схватили сумки и скрылись за дверью. Деда Сергей взял на руки мою внучку и со слезами на глазах, направился вслед за ними. Своих внуков у него ещё нет, вот и подружился с моей.

Обнявшись с мамой, медленно спускаемся по лестнице. А в голову лезет одна и та же мысль. Стараюсь не думать, лишь говорю:

— Через четыре года на пенсию выйду, каждый год буду приезжать…

Мама улыбается и кивает головой. Она понимаем, что четыре года для неё огромный срок и сына своего она видит… Я почувствовал, как мама вздрогнула. Мы думаем об одном и том же.

— …всех внуков буду по-переменки привозить, — продолжаю бодрым голосом.

Выходим на улицу. Дочь весело болтает с двоюродными братьями, внучка играет, словно с другом с братом, моим братом. Отец, покрикивая, торопит нас садиться в машину. Им невдомёк, что с мамой я вижусь последний раз.

Нет! Нет! Нет!

Обнялся с братом, племянниками, отец сел в машину. Как не проводить нас до вокзала?

А я обнял маму, стал целовать её лицо, руки.

— Прости меня, мама, за всё!

— Ты, что, родной мой?

— Прости!

Ещё секунду, ещё миг. Отпускаю руку и иду к открытой дверце, сажусь на заднее сиденье и поворачиваю голову. Машина тут же трогается с места. А я смотрю, смотрю, смотрю… Поворот.

— Не умирай, мама! – шепчу сквозь слёзы. – Не умирай никогда!

Читать другие миниатюры, участвующие в конкурсе «Колибри» 2015

 

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (7 голос, оценка: 4,71 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментария 2

  1. Элла_Жежелла:

    Тронуло. И не только потому, что затронута тема мамы. Понравилось и то, как написано.
    Хочется не прошептать, а закричать, раздирая горло от набегающих слез: «Вот бы мамы никогда не умирали!»!

  2. Маша:

    Не очень понятно почему к маме нельзя вырваться, Если лир.герой не Штирлиц, конечно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


2 + 2 =