Галина Ульянова (Мария). На меже

Ульянова Галина Андреевна за партой В.М.Шукшина. Музей писателя в СросткахЕсть у нас в центре села маленький, ухоженный домик с резными ставнями и наличниками… Много лет смотрю на него и постоянно думаю: как же он устоял, сохранился, когда взялись сёла «благоустраивать»? Снесли деревянные дома, хозяев переселили, а на месте вековых усадеб — двухэтажные многоквартирные дома…

В уцелевший домик-памятник крестьянской жизни ноги сами идут, вернее, шли…

И теперь едва сдерживаю себя, чтобы не открыть калитку, подойти к окну…,- а там замечательная баба Тася, мастерица на все руки: вышивальщица, вязальщица и ткачиха на всю округу сидит и что-то творит… Переступишь, бывало, порог избы, и тебя сразу красота окружит : ковры ручной работы, вышитые наволочки, полотенца, околотки на кроватях, на стенах вышитые картины, на полу – яркие дорожки, точнее сказать, гобелены настоящие, хотя сама тётя Тася и слова-то такого не слыхивала…

Когда успевала такую красоту создавать, одному Богу известно.

В ограде идеальный порядок и в огороде – ни травинки, а хозяйке уж скоро девяносто стукнет…

А ещё пела замечательно и в фильме В.Шукшина «Печки-лавочки» снималась…

«Ты знаешь, почему я так долго живу? – спрашивала она, и, не дожидаясь ответа, продолжала.- Потому что я одна, Иван-то мой Васильевич давно уж помер. Немного после войны пожил: контуженый шибко был. Как выпьет, бывало, так война. В огороде летом-то спасалась…».

… Отрезали несколько соток от огорода и у тёти Таси для жильцов двухэтажек. Да она сильно и не возражала: понимала, что всем надо. Но границу своего участка крепко-накрепко запомнила, и каждую весну, после вспашки (все заодно пахали), выходила первая, ставила крепкий колышек. Старательно топтала межу через весь участок, ровно, как по линейке… (во всём красоту видела).

«Ты знаешь Н….-то, вот тут у их квартира. Она, однако, в школе работала?» — спросила меня однажды баба Тася. И продолжила:

— У нас с ей огороды-то рядом. Ей всё время мало было земли. Ну, дак ведь они молодые, у их машина, они картошку-то на пашне сажали. А я куда пойду, старуха? Мы в войну да после войны пешками на пашню-то находились, а теперь ноги не те.

Вот раз спахали нам, я пошла, колушек поставила, камни положила и ушла. Думаю, утром уж пойду кой-чё повтыкаю, до солнушка. Вышла рано, гляжу – а колушек уж на моей стороне и камни разложены по всей меже. И межа через весь огород новая протоптана…

Ну, я же знаю край своёго огорода: опять колушек на место поставила и камни положила через весь огород, днём кой- чё посадила, а картошку-то пришлось Гальку (дочь из города) ждать. Вечером поглядела: всё на месте. Утром на другой день вышла – камни с вешкой опять на моёй стороне…

Да мы, однако, с неделю их таскали с места на место….

А в субботу утром встрелись там, на меже-то… Она и говорит:

«Скажи спасибо, что я в школе работаю, а то я бы тебе тут показала!».

А я тоже не сробела:

«Я не знаю, сколь тебя в земле, а тут-то тебя немного. Я – старуха, да управлюсь!».

(Соседка была маленького роста, как, впрочем, и баба Тася).

Читать другие миниатюры, участвующие в конкурсе «Колибри» 2015

 

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (6 голос, оценка: 3,50 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментария 2

  1. Игорь Касьяненко:

    О войне после войны в соседней новелле. Надо же какое совпадение http://creativpodiya.com/posts/48602#comment-34849,

  2. Людмила:

    И куда-то исчезла красота…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


4 + 6 =