Автор песен из «Обыкновенного чуда» в гостях у сумчан

P1190206

В Сумах 23 и 24 февраля побывал  Юлий Ким — известнейший и популярнейший бард, как он сам выразился — «первого призыва».

Ким по праву занимает своё достойное место в ряду таких  имен как Высоцкий, Окуджава, Визбор, Городницкий, Егоров, Суханов, Никитин. В наш город, находящийся на «окраине географии», не так часто приезжают люди из «высшего света» мировой культуры. Поэтому визит Кима, конечно же, обещал стать событием.

К сожалению, в связи с тревогами последних дней концерт не состоялся. Как сообщил АТС организатор  выступления Игорь Добровольский, скорее всего, Юлий Черсанович, дай Бог ему здоровья, выступит в Сумах осенью.

SONY DSC

В качестве гостя Юлий Ким провёл в Сумах два дня. Пребывание известного барда, поэта и драматурга на сумской земле началось с пресс-конференции в Сумской городской галерее, затем продолжилось в гостях у Веры Паненко и Сергея Маковецкого в ДДЮ, а на следующий день  дополнилось посещениями Сумского областного  художественного музея, галереи «АкадемАrt» и мемориального  дома-музея А.П.Чехова на Луке. После чего уважаемый гость отбыл в Луганск, где был запланирован его следующий концерт.

В ходе общения выяснилось, что в течение года Юлий Ким обязательно проживает в трёх географических точках мира (не считая  гастролей, разумеется). Основное место жительства и все дела — в Москве, пару месяцев в году Юлий Черсанович проводит в Иерусалиме, где у него жильё с видом на Вифлеем.

И каждое лето — Украина, Полтавская область, населенный пункт Шишаки, расположенный на речке Псёл. Там у Юлия Кима небольшой дом.

SONY DSC

Шишаки — место семейного отдыха. Работается поэту лучше всего на подмосковной даче летом или  в Израиле. Хотя принципиальных приоритетов тут нет и если надо, то работается везде.

Все экскурсии по городу завершились символическим выходом на берег, предусмотрительно разлившегося по такому поводу, Псла в районе домика Чехова. Речка Псёл в  таком виде понравилась нашему гостю и отныне стала ещё одним связующим звеном между знаменитым московским бардом и нашим городом.

SONY DSC

Каждый человек, при очном знакомстве сразу формирует некое главное, ключевое мнение о себе, которое в итоге становится фоном для всех остальных суждений о нём.

В Киме поразила скромность. Я знаю множество гораздо более мелкомасштабных творческих личностей, наглухо опломбированных печатью апломба и по венчики преисполненных осознания своей нехилой значимости.

А Ким — воплощение скромности. Даже возникло такое ощущение, что он не любит, когда ему напоминают о его всемирной известности. Казалось бы, автор текстов к песням из «Обыкновенного чуда», «Бумбараша», песенок Остапа Бендера и множества других и выглядеть должен как-то по-особому значимо.

SONY DSC

А тут — ничего подобного. Такое впечатление, что, на взгляд поэта, дело не в его таланте, а в том, что каким-то непостижимым образом судьба, играя, выбрала из сотен тысяч пишущих стихи именно Юлия Кима. А дальше его песни почему-то опять же по какой-то космической случайности стали близки сотням тысяч людей, в отличие от множества  песен  и стихов, написанных другими людьми, которые близки только кругу их друзей и родственников.

А ведь на самом деле это избранность, талант, дар Божий…

Смело можно утверждать, что песни Кима поют в мире чаще, чем песни, например, Киркорова. Но Филипп ездит в наши Сумы царём (кстати, не помню: был он у нас или нет?). А Юлий Черсанович — вот так. Тихо.

Среди целого ряда  вопросов–ответов на пресс-конференции выделим его ответ на вопрос о том, когда было проще культуре: при СССР или сейчас?

SONY DSC

 Ответ был достаточно неожиданным, по крайней мере, для автора этих строк – сейчас.  Доказательством тому является громадное количество появившихся новых театров, где часто актёры и режиссёры работают на голом энтузиазме, но зато имеют возможность творить что хотят и как хотят.

И то, что сейчас можно свободно купить любую книгу, из издававшихся в мире. И то,что практически полностью отсутствует цензура. Другое дело, что на этой волне появилось много безвкусицы и подделок под искусство. Но тут уж, действительно, стоит задача выработки вкуса. И просто выбора.

Безусловно, был вопрос и о событиях в Украине. Юлий Черсанович сказал, что новости с киевского Майдана в России по актуальности вытеснили на второе место даже Олимпиаду и что всё же, на его взгляд, это не бег по кругу, а очередной виток спирали развития украинского общества.

P1190247

На вопрос: «Какая Ваша самая любимая песня, из написанных  Вами?»  был ответ — песня из «Обыкновенного  чуда» — «Давайте негромко, давайте вполголоса».

А у автора этих строк любимая песенка  Кима – «Губы окаянные». Оказывается, что всемирный бардовский хит, о котором идёт речь, был написан Кимом ещё в студенческие времена и посвящен девушке по имени Оля.

В этой связи, хотелось бы в лице Оли сказать спасибо всем девушкам и женщинам, благодаря которым на свет появились прекрасные стихи и песни о любви. И теперь их могут читать, слушать и петь совсем другие люди, часто не зная ни вдохновительниц, ни влюблённых в них авторов.

Расставаясь с Юлием Кимом, мы говорили: «До встречи». Надеемся, что она обязательно случится.

P.S. К слову, вопрос: кто более известен в мире: Юлий Ким или город Сумы?
Фото: Вера Паненко

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (3 голос, оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментариев 7

  1. Л. Федевич:

    Редакция АТС показала гостю подлинники нашего города, а он при этом продемонстрировал подлинный интерес к жизни. Юлий Черсанович Ким — человек Вселенной!!!!

  2. Игорь Касьяненко:

    Пролог
    Юлий Ким

    (из спектакля «Как вам это понравится»)

    Медам, месье, синьоры!
    К чему играть спектакли
    Когда весь мир театр,
    И все мы в нем актеры, —
    Не так ли, не так ли?
    Медам, месье, синьоры!
    Как жаль, что в этой драме
    Бездарные гримеры.

    Коварные суфлеры —
    Мы сами, мы с вами.
    О, как бы нам, синьоры,
    Сыграть не фарс, а сказку.
    О счастье и надеждах,
    Сыграть, пока не скоро
    Развязка, развязка!..

    О, мир, где вместо падуг
    Над нами арки радуг,
    Где блещет вместо ламп луна!
    Где мы, мы играем слабо,
    О, как бы нам хотя бы
    Не путать амплуа, амплуа…
    Амплуа? Гоп-ля-ля!

    Пускай блондина играет блондин
    И никогда — брюнет,
    А то перепутаем все как один
    С черным белый цвет.
    Пускай врача играет врач
    И никогда — палач,
    А то чуть запор — он хвать за топор,
    И нет живота, хоть плачь!

    Пускай корона венчает того,
    Кто в самом деле лев,
    А примутся уши расти у него —
    Тут же заприте в хлев.
    Не дайте шакалу сыграть овцу,
    Копейке лезть в рубли,
    Но дайте певцу, и только певцу
    Считать, что он пуп Земли!

    Вон вы, чья важность и полнота
    Видны издалека,
    Идите сюда на роль шута
    И Джона-простака!
    А вас, наверное, сама судьба
    Прислала в зтот день,
    У нас пустует роль столба,
    А вы — здоровый пень!

    Эгей, а ваша прыть и стать
    И гордая отвага
    Вполне сгодятся, чтоб сыграть
    Макбета или Яго.
    Эгей, синьоры, к нам эгей,
    Синьоры, к нам сюда,
    И кто из вас герой,
    И кто из вас лакей,
    Укажем без труда!..

    И только вы, красавицы,
    Так прелестны, так уместны
    В роли нежных дам.
    Как вам это нравится,
    О, как вам это нравится,
    О, как вам это нравится,
    Как это нравится вам?
    Медам, месье, синьоры!
    Как это нравится вам?

  3. Ирина Проценко:

    Интересный получился портрет Юлия Кима: поэт о поэте.
    «Давайте негромко, давайте вполголоса» — это, получается, автопортрет

    • Игорь Касьяненко:

      Ким — больше, чем просто поэт. Он один из отцов жанра. Живая легенда.

      • Ирина Проценко:

        да, конечно… Но написал-то поэт о поэте…. Я, уж, не стала живую легенду называть живой легендой…

        «Интересный получился портрет Юлия Кима: поэт о поэте-живой легенде и отце жанра»…
        Как-то не очень, по-моему

  4. поклонник Булата:

    Булат Окуджава

    Вот приходит Юлик Ким и смешное напевает.
    А потом вдруг как заплачет, песню выплеснув в окно.
    Ничего дурного в том: в жизни всякое бывает —
    то смешно, а то и грустно, то светло, а то темно.

    Так за что ж его тогда не любили наши власти?
    За российские ли страсти? За корейские ль глаза?
    Может быть, его считали иудеем? Вот так здрасьте!
    Может, чудились им в песнях диссидентов голоса?

    Страхи прежние в былом. Вот он плачет, и смеется,
    и рассказывает людям, кто мы есть и кто он сам.
    Впрочем, помнит он всегда, что веревочка-то вьется…
    Это видно по усмешке, по походке, по глазам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


7 + 4 =