Дитрих Шульц-Кён, или История одной фотографии

Дитрих Шульц-Кён (Dietrich Schulz-Köhn) известен в мире музыки как Доктор Джаз. В том смысле, что джаз – это лекарство, а он умел его прописывать как истинный врач.

Но особый интерес к его персоне вызывает фото, где он сфотографирован в форме офицера люфтваффе вместе с известным французом ромских кровей Джанго Рейнхардтом и чёрнокожими джазистами. Давайте попробуем вместе раскрутить историю этого необычного интригующего снимка.

Dietrich Schulz-Koehn

Дитрих Шульц-Кён (Doctor Jazz) c Джанго Рейнхардтом и чёрнокожими джазистами.

Музыкальный доктор экономических наук

Дитрих Шульц-Кён родился 28 декабря 1912 года в Зоннеберге, Тюрингия, Германия. Знакомство с музыкой начал занятиями на скрипке и фортепиано. С 17-ти лет играл в школьном оркестре на барабанах и тромбоне. Был юношей разнообразных интересов, если судить по тому, что продолжил он образование сразу в нескольких университетах.

В 1936 году Шульц-Кён получил диплом экономиста, а в 1939 — защитил докторскую степень по экономике в Кенигсбергском университете. Темой была внешнеэкономическая деятельность и тенденции мировых рынков.

Там же в Кенигсберге, в 1934 году он основал первый немецкий джаз-клуб Swing Club. А до этого с 1932 по 1933 год посещал единственный на тот момент курс немецкого джаза в Консерватории Хоха во Франкфурте-на-Майне. К слову, это был вообще первый в истории класс джаза.

Во время обучения в английском Эксетере познакомился с Дюком Эллингтоном и Луи Армстронгом. Работал редактором джазовых программ на радио и в звукозаписывающих компаниях. Был корреспондентом зарубежных журналов, таких как Billboard и шведский Orkester. Имел друзей из музыкальных кругов во Франции, Голландии, Бельгии и Швеции.

С ранних лет покупал пластинки с записями джазовой музыки. И в итоге собрал огромную коллекцию, которая в дальнейшем очень помогла ему реализоваться в послевоенной жизни.

Шарль Делоне

С 1935 года Дитрих Шульц-Кён член французского джазового клуба Hot Club de Franc. Тогда же началась их долгая и плодотворная дружба с основателем «Хот клуба», французским популяризатором джаза Шарлем Делоне.

Француз был выходцем из богемы, сыном художников Робера и Сони Делоне. Знаменитых, надо подчеркнуть, художников. В 1912 году на открытии выставки Робера Делоне в Берлине Аполлинер назвал версию кубизма, которую развили в своих работах Соня и Робер, орфизмом. Роберу Делоне это название не понравилось. Но определение прижилось и сегодня вошло во все арт-словари. Аполлинер вообще был мастер новых терминов. «Сюрреализм» — тоже он придумал.

Шарль с детства водил знакомства с парижской элитой, включая Пабло Пикассо, Гийома Аполлинера, Жоржа Брака, Жана Кокто и Игоря Стравинского.

Неожиданный поворот

Из сказанного выше следует, что Дитрих Шульц-Кён был интеллигентным молодым европейцем, занимавшимся наукой и увлекавшимся искусством.

А ещё он в 1933 году вступил в СА, что является сокращением от Sturmabteilung – штурмовой отряд. Ещё они известны как коричневорубашечники – военизированные отряды НСДАП, членом которой он стал в 1938 году. Джазмен-нацист. Оксюморон?

Тут мы сделаем лирическое отступление и поговорим о джазе при двух главных тоталитарных режимах той эпохи. Это важно, потому что понять человека и его поступки можно только в контексте времени, в котором он жил.

Советский джаз

В Советском Союзе джаз вначале бы в фаворе, потому что нравился Сталину. После успеха джазовой кинокомедии «Весёлые ребята», оркестр Леонида Утёсова стал одним из любимых сталинских музыкальных коллективов. То же самое касается белорусского государственного ансамбля под управлением Эдди Рознера. Они даже однажды в Сочи давали персональный концерт лично для вождя. Сталину белорусский свинг пришёлся по душе. Процветали также оркестры Александра Цфасмана и Олега Лундстрема.

Похолодание началось после войны, когда «стиляги» объявили джаз своей музыкой. Тогда и возникло выражение «Сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст». Стиляги действительно культивировали антисоветский внешний образ жизни, хотя в большинстве своём были детьми крупных чиновников и дипломатов – то есть будущими членами партийной номенклатуры.

В целом же отношение властей к джазу было нейтральным. Его не запрещали откровенно, но и не популяризировали. Для страны, в которой все концертные площадки были государственными, это уже было серьёзным препятствием. Если находившиеся в аналогичном положении барды могли петь себе в лесу или по квартирам, то джазистам нужна была сцена. Плюс, проблемой был железный занавес, что в итоге привело к созданию особого советского джаза, основанного на высоком исполнительском профессионализме, интеллекте и влиянии этномузыки.

Хотя это не было уж совсем что-то отличное от мировых трендов. Иностранные вещатели: «Голос Америки», «Би-бит-си» крутили для интересующихся всякую зарубежную музыку, в том числе и фирменный джаз.

Столицей советского джаза тогда был Ленинград, где уже в 1958 году появился первый джаз-клуб Д-58, далее резвившийся в знаменитый «Квадрат». В общем, советский джаз был. Был, каким-то удивительным образом появившись на абсолютно неплодородной с точки зрения государственной поддержки почве. Иначе бы мы не знали трио Ганелина, Сергея Курехина, Анатолия Вапирова, ансамбль «Арсенал»…

Справедливости ради стоит заметить, что в магазинах свободно продавались перепечатки фирмы «Мелодия» с музыкой Луи Армстронга, Эллы Фитцджеральд, Бенни Гудмана, Каунта Бейси, Оскара Питерсона и других. А также джазовые ноты. То есть советская тоталитарная система не видела в «музыке свободных людей», как себя называет джаз, идеологического конкурента.

dietrich-schulz-koeh

Дитрих Шульц-Кён (Dietrich Schulz-Köhn) в послевоенные годы

Возвращаясь к нашему герою, скажем, что если бы Дитрих Шульц-Кён был офицером советских ВВС, то в его любви к джазу не было бы ничего необычного и тем более опасного. И фотография, вокруг которой разворачиваются события, тоже была бы просто снимком нескольких знаменитостей. Но он был немцем.

Джаз в нацистской Германии

Нацисты относили джаз вместе с Пикассо и вообще весь авангард к «дегенеративному искусству». К тому же джаз был музыкой чёрных, а для гитлеровцев они были не люди. Тут показательным является искреннее возмущение Геринга, когда его на Нюренбергском процессе судили как военного преступника. Сдаваясь в плен, он был уверен, что к нему должны относиться как к маршалу побежденной державы – с почётом и уважением. Ну да, мол, был Холокост, цыганский геноцид, уничтожение восточных славян – так ведь они же все существа низших рас, вроде мух или тараканов (это почти прямая цитата из Гитлера). А с западными европейцами и американцами Германия обходилась вполне цивилизовано, как с равными. И вдруг суд.

Однако нацисты так и не определились насчёт полного запрета джаза, на чём настаивал уполномоченный фюрера по контролю за общим духовным и мировоззренческим воспитанием НСДАП Альфред Розенберг – прибалтийский  немец, кстати, и выпускник Московского высшего технического училища. А также автор «расовой теории» и инициатор «окончательного решения еврейского вопроса».

А вот нацистский гений пропаганды Йозеф Геббельс считал, что джаз нужно использовать для завоевания симпатий англоязычного мира. Для этого было организовано радиошоу под названием «Германия зовет». Его вёл приговоренный судом после войны к смертной казни Уильям Джойс под псевдонимом «Лорд Хо-Хо». По ходу программы, в частности, Джойс регулярно зачитывал письма британских заключенных, содержащихся в немецких лагерях.

А музыкальную канву создавал нацистский джаз-бэнд «Чарли и его оркестр», сформированный министерством пропаганды в апреле 1940 года специально под это шоу. В состав бэнда входили виртуозные музыканты и играли они, в основном, популярные джазовые композиции, которые были на слуху у американских и британских слушателей. Но только с другими словами, агитирующими в пользу Германии.

Джаз во Франции

Интересное решение предложили французы во время оккупации Парижа. Они сочинили теорию, что будто бы джаз вышел из французской классической музыки. Шарль Делоне даже организовал искусствоведческую конференцию, которая обнаружила истоки джазовой музыки в творчестве Дебюсси. По результатам симпозиума была выпущена соответствующая брошюра, которая с 1940 года распространялась через Hot Club de Franc.

И джаз в оккупированном Париже существовал. Блистал джазовый оркестр Раймонда Леграна (отца того самого знаменитого оскароносного Мишеля Леграна). Играли даже чернокожие музыканты, активно концертировал неповторимый Джанго Рейнхардт. Проводились джазовые фестивали.

А кроме того джаз стал прикрытием для движения Сопротивления. А парижская штаб-квартира «Хот Клуба» стала местом тайных встреч его участников.

Дитрих Шульц-Кён офицер вермахта

Тем временем Шульц-Кён дослужился до звания старшего лейтенанта люфтваффе. Его часть дислоцировалась в Нормандии, что позволяло ему иногда бывать проездом в Париже, где он открыто встречался со своим другом Шарлем Делоне, вероятнее всего зная об участии того в Сопротивлении. Во время одного из таких визитов и было сделано знаковое фото, об истории которого мы ведём речь.

Ещё Дитрих Шёльц-Кён был членом редакционной группы первого немецкого джазового издания «Mitteilungen». Это был журнал, который тайно распространялся среди поклонников джаза. В нём сообщалось о новых записях, уточнялись биографические данные музыкантов и печаталась другая тематическая информация.

 По словам самого Дитриха:

 «Инициаторами были, прежде всего, Герд Петер Пик и Ханс Блютнер. Я был, так сказать, их поставщиком, потому что много путешествовал, а также потому, что у меня были языковые навыки для Франции, Бельгии, а также были связи со Швецией».

Вместе с тем лояльность Шульца-Кёна к нацизму вызывала критику со стороны его соратников и друзей.

Редактор «Mitteilungs» Блютнер придерживался мнения:

«Любой, кто интересуется джазом, не может быть нацистом».

Другой очевидец тех событий, Ханс-Отто Юнгс, вспоминал:

«Он был единственным в нашем маленьком доме, в группе поклонников джаза, отказавшихся признавать происходящее в Германии. Он вел себя как антинацист, но когда с ним разговаривали … ну, это была шизофрения…».

Тут мы ещё раз вспомним мать Шарля Соню Делоне. Это была славная женщина, кавалер Ордена Почётного легиона (1975), первая художница, имевшая при жизни персональную выставку в Лувре (1964), модный модельер, один из крупнейших мастеров ар-деко…

А настоящее её имя Сара Элиевна Штерн. И была она еврейкой из Одессы. Точнее родилась она в Одессе, а первые годы жизни провела в городке Градижск Полтавской губернии. И потом всегда подчёркивала,что она и её краски родом из Украины.

Вот такие друзья были у нашего нациста Дитриха —  сын украинской еврейки, французские цыгане, чернокожие музыканты, немецкие антифашисты…

После войны

После войны Дитрих Шульц-Кён первоначально находился в лагере военнопленных во Франции, где не прерывал контакты с Делоне и даже читал лекции по джазу. После освобождения в 1947 году стал соучредителем джаз-клубов «Hot-Club Hannover», «Hot-Club Düsseldorf», а также Немецкой джазовой ассоциации.

По словам  Бернда  Хоффманна, главы редакции джаза WDR радио:

«Основная цель этих клубов состояла в том, чтобы сохранить традиции ранних произведений популярных  джазовых музыкантов, таких как Луи Армстронг или Дюк Эллингтон. Там слушали и обменивались пластинками, обсуждали определенные джазовые темы и музыкантов… Иногда в «горячих» клубах устраивались концерты молодых музыкантов, выступления которых давали понять, что люди в Германии не хотят просто приобщаться к джазу только слушая  записи».

Начиная с 1948 года Дитрих Шульц-Кён начал сотрудничать с только что образованным радиохолдингом Nordwestdeutscher Rundfunk, где вёл программу «Джазовый альманах». С тех пор он известен как радиоведущий Др. Джаз.

А с 1957 по 1992 год он уже ведёт на западногерманском радио WDR регулярные программы о джазе, используя свою огромную – в  4000 штук коллекцию пластинок. Именно тогда его голос стал знакомым для множества немецких любителей джаза.

Активность энергичного и деятельного, хотя и внешне замкнутого Доктора Джаза не ограничивалась только сферой радиоэфира.

В 1957 году он, вместе с немецким журналистом и продюсером Иоахимом Эрнстом Берендтом, по поручению американского посольства устраивает передвижную выставку «Джаз в США». Организовывает курсы для начинающих джазистов, продюсирует австрийских и немецких джазистов, пишет  книги, переводит на немецкий язык бестселлер Кена Уильямсона «Это джаз». С 1958 по 1961 год читает лекции по истории джаза в Кельнском университете музыки.

В 1969 году Доктор Джаз стал соучредителем «Международного общества исследований джаза» в Граце. С 1985 года его поместье и коллекция являются частью «Международного общества докторов наук». Фонд Дитриха Шульц-Кёна.»

В 1985 году Дитрих Шульц-Кён награжден Орденом «За заслуги» I степени Федеративной Республики Германия.

Был женат на телеведущей и джазовой певице Инге Клаус, которая покинула наш мир в 1980 года. О ней крайне мало сведений и всего одна запись в сети, где можно услышать её голос


Дитрих Шульц-Кён умер 7 декабря 1999 года в Эрфтштадте, Германия на 87-м году своей бурной, насыщенной событиями и джазом жизни.

Эпилог 

Дитрих Шульц-Кён — человек одной страсти. Рядом с ним возвышались и рушились империи, а Дитрих слушал музыку и делился этой радостью со всеми, кто был к ней открыт. А ещё, говорят, что это именно он спас Джанго Рейнхардта от неминуемой гибели в газовой камере.

Сложно сказать, что для него было умом и честью. Но совестью его точно был джаз.

Наш партнёр: Студия гитарной аранжировки  Guitarproduction Studio

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (11 голос, оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


1 комментарий

  1. Максим Денисов:

    Зря Делоне назвал отцом джаза Дебюсси. Первыми знаменитыми импровизаторами были немцы — Бах и Бетховен. Надо было доказывать что джаз — это исконно немецкое изобретение smile

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


4 + 3 =