Сказ о четырёх братских народах

Мы живём во времена глобального переписывания истории. В том числе, истории возникновения наций. Публикуемый ниже материал представляет собой попытку научно-иронической пародии на новоиспечённые теории происхождения всего.

Однако, как и в любой хорошей шутке, в нём много интересных фактов, которые, если не чистая правда, то очень близки к ней. Редакция верит, что наши уважаемые читатели легко отличат их от литературной выдумки.

Русалка, МавкаДрузья, в связи со сложной эпидемиологической обстановкой и приближением к Земле огромного астероида, пришло время открыть тайну происхождения 4-х братских народов – да-да,  именно четырёх, тут следует согласиться с уважаемой Ириной Тарион, которая называет среди белорусов, русских и украинцев ещё и новгородцев как отдельный этнос.

Более того, первыми были именно новгородцы – дети романтической связи славянского бога весеннего солнца Ярило и скандинавской богини любви, красавицы Фрейи. Как все полукровки, новгородцы были необычайно сильны, умны, красивы и любознательны. Вскоре им стало тесно в стенах Великого Новгорода, и они двинулись в направлении иных миров.

Один из отрядов отправился в сторону Днепра и там, где-то в районе нынешнего Вытачова, встретился с племенем русалок. А надо заметить, что восточнославянские русалки, это совсем не западноевропейские ундины. У наших  искони не было хвостов, поэтому они не воняли рыбой и тиной, а напротив, жили на опушках лесов и пахли весенним цветом, мёдом и нагретым солнцем деревом. Прелесть, в общем, как пахли. И вот едут, значит, лесом новгородцы — шаровары атласные, чубы, как антенны, торчком настороже, шашки начеку, в люльках ароматный гашиш дымится  — табак же ещё тогда в Европу не завезли — и вдруг видят сидящих на ветвях (как правильно отметил А.С. Пушкин)  русалок. А нижнего белья же тогда ещё тоже не было. Поэтому новгородцы дальше не поехали, и через девять месяцев на этой территории возник могучий украинский этнос.

А второй отряд новгородцев оправился на восток и там попал в плен к медведицам-амазонкам. Можно даже сказать, в сексуальное рабство попал. Плодами их чудных и безмерных страстей стали чудь и меря, которые потом уже,  смешавшись с золотоордынцами, породили племя московитов. У последних от монголо-татар до сих пор остались имперские замашки, а от прабабушек медведиц — привычка тырить чужой мёд.

А третий отряд новгородцев отправился за океан и первым, задолго до Эрика Рыжего, открыл Америку. И там задружился с индейцами.  Со временем у них пошли смешанные браки. И всё бы хорошо, но вскоре  к красавцам-новгородцам стали ревновать своих скво местные мужья и женихи. И не без причин, надо заметить. В итоге, вожди, посоветовавшись с Маниту, попросили новгородцев плыть домой, вместе с жёнами, разумеется. А в приданое им дали, опять же ещё неизвестный в Европе, картофель, из которого новгородские индианки готовили экзотическое кушанье под названием драники.

И такими вкусными оказались эти картофельные оладушки, что мореплаватели решили по возвращении не делиться ни с кем и, тайными тропами обойдя Новгород, проникли на территорию нынешней Белоруссии, основав там белорусский этнос. Именно благодаря драникам и другим блюдам из картофеля белорусам удалось подкупить литовских князей и сделать древнебелорусскую мову, которая по сути – смесь древнеиндейского с новгородским —  официальным государственным языком Великого Княжества Литовского. Картофелем же удалось откупиться и от монголо–татар.

А вот отвязаться от московитов оказалось сложнее. И не только белорусам. Но это уже другая история.

Читайте ещё по теме: Симеон Полоцкий и славянский міръ

Источник: медиа портал АТС creativpodiya.com

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (1 голос, оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


1 + 7 =