В Сумах вспоминали поэта с трагической судьбой

В субботу 19 марта в мемориальном доме–музее А.П.Чехова на Луке состоялся литературно-музыкальный вечер, посвященный жизни и творчеству великого русского поэта Николая Рубцова.

Вечер Николая Рубцова в музее им. Чехова

Ниже мы публикуем впечатления от одного из его зрителей и участников  —  Евгения Фулерова.

Живые в музее

Не ко всему можно привыкнуть. До сих пор никак не могу привыкнуть к тому, что есть еще живые люди. Нынче в жизни стремятся либо к громким ярким шоу, либо, напротив, к таинственной мистике. Это достойно внимания, остальное − скучно и допотопно. Так и живем мертвецами в увеселениях и чудесах.

А теперь подумайте, кто может потратить субботний день для лекции на окраине города о когда-то жившем поэте? Только динозавры, то есть последние живые люди.

Я их видел в музее Чехова. Человек двадцать.

Анна Кожевникова и Виктор Сыроватский прочитали литературную композицию из стихов Николая Рубцова, чередующихся с фактами его биографии. Больше часа ушло.

Хороший рассказ получился, людям понравился, а девочка Нина даже всплакнула.

Я же, как всегда, не всем удовлетворен. Речь не об Анне с Виктором (с ними, как раз, все в порядке), а о себе самом. После сорока минут сосредоточенного внимания начинаю уставать. А как можно на слух воспринимать стихи, не сосредотачивая максимально внимание?

С другой стороны, перед Анной с Виктором еще та задачка стояла − попробуй-ка рассказать о поэте, показать его творчество и вложиться в час. Тут по-хорошему и дня не хватит.

Короче, через сорок минут я уже перестал слушать, сидел любовался выжившими людьми − читающими и слушающими, и гордился, что нахожусь с ними в одной компании.

Опять сосредоточился, когда начали из Рубцова читать:

Я умру в крещенские морозы.

Я умру, когда трещат березы.

Сам не знаю, что это такое…

Я не верю вечности покоя!

Ну, думаю, дело − к финишу. И точно! 19 января (на Крещенье) Николая Рубцова задушила его невеста, тоже поэтесса.

Мой вам совет: Не ходите в поэты! У них двое из трех плохо кончают. Идите в прозаики. Нет ни одного факта механической асфиксии прозаика руками невесты-прозаички.

Ольга Козаченко спела под гитару на стихи Рубцова «В горнице моей светло».

За ней ваш покорный слуга неудачно продекламировал пару его стихов. Задумка по исполнению была неплохая и дома получалось, а вышел к людям – и не пошло. Если дома сам себе поставил бы четыре с плюсом, то здесь, увы, всего лишь «тройбан».

Вслед за мной Василий Чубур блестяще легко и коротко рассказал о смысловой связи некоторых произведений Рубцова с аористом. На мою немощную просьбу объяснить, чем «аорист» отличается от «артиста», Василий привел в пример первый псалом Давида: «Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых». ИДЕ – и есть аорист, совершенное во всех направлениях время: не идет, не ходил и не пойдет. Так что, если вы живой и вам придется коротко отвечать на вопрос об отношении к современным нетрадиционным шоу, то без аориста вы никак не обойдетесь.

С места выступал Игорь Касьяненко. Как всегда захватывающе, неожиданно и лаконично.

Примерно, всё.

Спасибо Анне, как автору встречи. И Виктору с Анной, как исполнителям.

Фото: Виктор Сыроватский

Источник: медиа портал АТС creativpodiya.com

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (3 голос, оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментарий 21

  1. Анна Кожевникова:

    Жека, спасибо, нет слов… Твоя неординарность и юмор заставили, наверное, и Рубцова улыбнуться, ведь оно рядышком – там, где Любовь – Царство Небесное. А прочитал ты стихи так, будто и Гамлет, и Король Лир ожили и затеяли спор о глубине творчества. Кто глубже – Шекспир или Рубцов. СПАСИБО!

  2. Исторический клуб им. А.К.Булатовича:

    К сожалению, не смог побывать на вечере… Но открыл и почитал Рубцова дома через Интернет. Вспомнил, что пару лет назад уже открывал его сборник, но… Прошел мимо. А сейчас зацепило. Мелодия, грусть…. Цельные образы из давно забытого прошлого. Из нашего общего прошлого…. Но…. Мне опять-таки не хватило чего-го.

    Слишком уж его мир общий для всех этот мир, слишком уж сходны в нем разные судьбы. Слишком уж быстро, с пассивной готовностью, индивидуальное в нем растворяется во всеобщем. Мне почему-то для сравнения вспомнился Игорь Шкляревский. У него есть сходные сюжеты, но он всегда ставит какой-то образ поперек общего течения, УДИВЛЯЕТ чем-то….

    У Рубцова прошлое показалось мне слишком уж идеальным. А между тем, именно из этого прошлого выросли те противоречия, которые его и разрушили….

    Простите, но таково мое чисто субъективное впечатление… Может, через некоторое время увижу все по-другому.

    • Игорь Касьяненко:

      Рубцов. мне кажется, вообще не умный поэт. Он другой.он к чему-то такому апеллирует, что между слов, то есть обращается прямо к чувствам, минуя разум..

      • Василий Клименко:

        Значит, я еще не дорос до такой поэзии. Точнее сказать, не вполне дорос. Потому что кое-что все-таки зацепило….

  3. Василий Клименко:

    Прошу прощения. Забыл сменить имя….))))

  4. Анна Кожевникова:

    Я попробую пофилософствовать о поэзии Н. Рубцова.
    Да, интеллектуальных хитросплетений в поэзии Рубцова нет. Но ведь именно поэтому его считают классиком. Т.е. потому, что в его поэзии есть точки отсчета: любовь к Божьему миру и совесть. А из этих двух начал, которые являются основополагающими в одушевлении, в очеловечивании человека и рождается религиозное вековечное стремление понять: в чем смысл жизни, в чем Божий промысел, как спасти душу, что такое добро и зло, в чем любовь к родине? Разве Ф.Тютчев, которого Рубцов очень любил, решал все эти классические вопросы бытия только на уровне сердца? Один из исследователей творчества Рубцова, анализируя стихотворение поэта «Русский огонек» написал: «Поэзия любила этого невзрачного человека, и он умел отвечать ей взаимностью, создавая великолепные полотна, осененные благодатью». Как я понимаю – благодать – не частность, не индивидуалистическое национальное сознание, не умственное, философское логическое исследование каких-то вопросов Бытия, а Божий дар той Любви которая, открывая смыслы земного наполняет их духовным содержанием – Божием миром. (Чего-то я такое наговорила, что и сама не пойму).

    Из википедии: «Благодать понимается как действенное снисхождение Бога к человеку, действие Бога, изменяющее сердце человека, и само свойство Бога, указывающее на Его доброту и милосердие. В традиционном представлении о благодати сочетается понимание её одновременно как деяния и как силы»

    Из этого дара рождались стихи Рубцова. Конечно не все, конечно были и ироничные выплески эмоций… Но те, которые вошли в сокровищницу отечественной литературы и которые творились как очищающие сердце молитвы: например, благодарственная («Старая дорога»), покаянная («Поезд»), просительная («До конца», «Видение на холме»), восхищенная («Звезда полей», «Тайна»), смиренная («Судьба») – шедевры.

    Не знаю, прав ли тот, кто говорит, что ни одно стихотворение Рубцова не лишено религиозного смысла, но в книге о нем из серии ЖЗЛ, написанной Николаем Коняевым, есть объяснение особенности творчества Рубцова. А именно: он объясняет, что Рубцов (например, в стихах: «Видение на холме», «Старая дорога») пытается восстановить аорист – литературный русский язык, вместивший в себя Божественную, светоносную суть того языка, который создавался еще Кирилом и Мефодием, как средство выражения Богооткровенной истины. Т.е. аорист выражает «действие Бога не подвластное времени» «действие вне времени, в вечности…». Именно поэтому с этим языком, в свое время, боролись и петровские и большевистские реформы. Совершал поэт эту попытку воссоздания аориста сознательно или бессознательно? Главное то, что, таким образом, он, в то атеистическое время, защищал душу и ум, связывая ее с Божественным источником.

    И еще Коняев замечает, что когда «мы начинаем анализировать приемы в стихах Рубцова, оказывается, что мы сталкиваемся с набором не очень понятных приемов. Вот, например, знаменитое стихотворение «Горница»:

    В горнице моей светло —
    Это от ночной звезды.
    Матушка возьмет ведро,
    Молча принесет воды.

    Как может быть светло от звезды? Не может быть. Почему матушка должна взять ночью ведро и идти за водой? Не понятно. Но на самом деле речь идет не о конкретных бытовых сценах, а он пишет о встрече, о своих мыслях, о душевных переживаниях. Ведь его матушка умерла еще, когда сам Николай Михайлович был ребенком. И, конечно же, вода, за которой она пойдет, — это не просто вода, которой можно помыть пол, чашки, сварить суп, а это вода живая, которая соединяет ушедших из жизни и тех, кто еще живет, соединяет семью, народ. Образ этой живой воды постоянно проходит через все стихи Рубцова».

    Простите, если что не так.

    • Василий Клименко:

      Спасибо! Очень интересная информация! Буду над этим размышлять….

  5. Игорь Касьяненко:

    *THUMBS UP* Замечательный текст сам по себе. Я согласен! Я тоже так чувствую Рубцова..

  6. Евгений Фулеров:

    Молодец, Аня. Все верно написала и мне подсказку дала.
    У меня был неприятный осадок от Олиного исполнения «В горнице моей светло». Дело не в том, хорошо или плохо она пела. Чувствовалось, что она не понимает, о чем песня. Если бы понимала, она просто не стала бы ее петь.
    Потому что это не песня.
    Эти стихи Рубцова в варианте песни превращаются в груду несуразных обломков. Нашел в интернете два десятка вариантов исполнений — от Капуры до Баскова. От всех вариантов резко коробит. Потому что это не может быть песней. Разве что Высоцкий смог бы осилить этот текст, но под свою музыку.

    Есть прекрасная музыка и есть прекрасные слова. Людям по простоте и обычной бездумности этого достаточно, и они искренне любят это, как песню. Действительно, простота хуже воровства. В этой пословице речь не о простых людях, которых легко понять, которые без кривляний, псевдоумия, и к которым тянутся другие люди. Здесь речь о простаках, которые не понимают ни смысла жизни, ни ее ценностей.

    Бывает такое, что слова на музыку непереложимы!!!
    Тем более, на лирическую музыку. Какая еще лирика? Здесь страдание и надлом! А композитор из этого сделал колыбельную. Бред!
    Не все стихи поются без ущерба! Эти стихи Рубцова из тех, что не поются. Это встреча с матерью, тут не до песен.
    Я же читал на встрече стихи «Вот он и кончился, покой!». Я же понимаю, что с Рубцовым делалось, делалось внутри.
    «В горнице моей светло» — еще одна печальная, где-то трагическая, встреча с матерью.
    Кстати, красные цветы («Красные цветы мои В садике завяли все»), по воспоминаниям друзей из рассказов самого Рубцова, он в 6-летнем возрасте нес за гробом матери.

    К сведению. Общеизвестный вариант этих стихов — не первый вариант. Первый вариант Рубцова начинается так:
    В горнице моей светло.
    Это от ночной звезды.
    Матушка возьмет ведро,
    Молча принесет воды.
    — Матушка, который час?
    Что же ты уходишь прочь?
    Помнишь ли, в который раз
    Светит нам земная ночь?

    Как вы будете петь «Помнишь ли», обращенные к умершей матери?
    Спеть «Помнишь ли» можно, но в другом смысле. Например: «Ты помнишь ли тот взгляд красноречивый, Который мне любовь твою открыл?» Это совсем другое «Помнишь ли».

    Игорь Касьяненко верно написал о Рубцове «между слов… прямо к чувствам… минуя разум». Хотя «не умный поэт» определение неправильное. То есть, понятно, что Игорь имел в виду то, что умствование не является краеугольным камнем. Но выразился неудачно.

    В этом стихотворении краеугольный камень, ключ к пониманию, все 380 Вольт душевного напряжения в словах «Это от ночной звезды».

    • Евгений Фулеров:

      Не знаю, почему у Николая Рубцова появился второй вариант, который стал более известным.
      Первый вариант — сильнее и точнее.
      «Помнишь ли, в который раз Светит нам земная ночь?» Светящая ночь с уточнением «земная» — это Эверест душевных переживаний и невысказанных, но роящихся в голове, размышлений.
      Может, это, как раз песенники попросили отредактировать?

      • Игорь Касьяненко:

        Едва ли. Такой вариант и для песни здорово подходит, образ-то хоть и сильный, но понятный .

  7. Анна Кожевникова:

    Женя, подсказку дал Николай Коняев, а не я. Я бы не додумалась до такой глубины. Ты как всегда категоричен. Оленька спела хорошо! Оля, спасибо огромное.
    Чуть-чуть о том, что Рубцов обращается «прямо к чувствам… минуя разум». Евангельские притчи апеллируют к чувству или к разуму? Их глубину без знания шифра постичь невозможно. Обманчивая простота?! Сейчас рубцововедение стало самостоятельной отраслью литературы. Пишутся диссертации. Например в работе Е.Ивановой «Мне не найти зеленые цветы…» размышления о новаторстве Рубцова, его оригинальной поэтической речи и удивительной звукописной манере. Пишутся статьи о православной духовности как основы религиозно-философского мышления Рубцова. Интересное размышление В.Кожинова в работе: «Николай Рубцов: Заметки о жизни и творчестве поэта» о так называемых «зачинах», т.е. первых строфах в стихах Рубцова. Он пишет, что первая строка по своей весомости сравнима с прологом или начальной главой романа. «…они словно выдохнуты…». и т.д. И еще: «Слово и образ играют в поэзии Рубцова как бы вспомогательные роли, они служат чему-то третьему, возникающему из их взаимодействия… …Слово в поэзии Рубцова не столько обозначает или изображает, — «рисует», запечатлевает – предмет, сколько живет им. … речь поэта не стремится быть сугубо личной…. Она принадлежит всем и каждому. Цель поэта состояла не в изображении внешнего мира и не в выражении внутренней жизни души, но в воплощении слияния мира и человека, в преодолении границы между ними» и т.д. Диссертации о Рубцове пишут и за рубежом: в Японии, Китае, в Латинской Америке и т.д. В интернете интересные статьи: «Рубцов и Бродский», «Пушкин и Рубцов» … Интересная статья Анохина: «Метафизика любви Николая Рубцова». Ой-ой-ой! Рубцов — глубина непостижимая!!!

    • Василий Клименко:

      Интересное сопоставление — Рубцов и Бродский. Никогда бы не подумал, что их можно сравнить…

      • Игорь Касьяненко:

        Ага. Как молоко и коньяк.

      • Евгений Фулеров:

        1. В 1962 году Бродский написал: «Ты поскачешь во мраке, по бескрайним холодным холмам…»
        В 1963 году Рубцов написал: «Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны…»
        2. Бродский — поэт,
        Рубцов — поэт.
        3. Бродский — матрос, кочегар.
        Рубцов — матрос, кочегар.
        4. Бродского в 1964 году отправили на Север.
        Рубцова в 1964 году отправили на Север.
        5. Броский в 1972 году эмигрировал (считай, умер, по Достоевскому)
        Рубцов в 1971 году убит.
        6. Бродский — гений, но дурак (Как сказал Розанов о Толстом). Дурак, потому что ненависть к государственной несправедливости его намертво контузила. Сам же от этого на закате жизни и пострадал. На кой ему Рим, Америка или Израиль?
        Рубцов — гений.
        7. От Бродского любимая женщина сбежала.
        Рубцова любимая женщина задушила.
        Что лучше? Или что хуже?

        Часто между самым формально несхожим гораздо больше общего, чем, казалось бы, очевидными параллелями.
        У нас и Бродский и Рубцов — скачущие всадники.

        (Биографические данные взял из инета)

        • Евгений Фулеров:

          Да, и самое главное. Оба со стороны государства и общества обвинены в тунеядстве.
          Бродского — через суд, Рубцова — на питерских и северных досках почета «Тунеядцам — бой!»

          • Игорь Касьяненко:

            Так в этот ряд и я тогда подхожу))) И ещё множество других широко известных в узких кругах поэтов.
            Мы же не о биографических параллелях.
            Бродский как поэт случился и вышел из ряда только после эмиграции. До этого он был похож на всех питерских.Точнее они все были похожи друг на друга.
            Рубцов же просто не успел раскрыться как большой поэт — и оставил после себя только ощущение присутствия недовысказавшегося гения.
            Вот Высоцкий успел. И Бродский успел. И Есенин успел. Маяковскому и раньше надо было замолчать. А Рубцову ещё лет 10 жизни бы .Тогда мы узнали бы. кто он был на самом деле.
            То есть поэт — не просто дар. Это ещё и судьба. И время. И весь объём текстов.
            Бродский создал целый мир новой поэзии, новый поэтический язык, новый образный строй. А Рубцов написал несколько замечательных стихотворений. Это поэты разных масштабов.
            .

  8. Анна Кожевникова:

    И.А.Бродский

    Ты поскачешь во мраке, по бескрайним холодным холмам,
    вдоль березовых рощ, отбежавших во тьме, к треугольным домам,
    вдоль оврагов пустых, по замерзшей траве, по песчаному дну,
    освещенный луной, и ее замечая одну.
    Гулкий топот копыт по застывшим холмам — это не с чем сравнить,
    это ты там, внизу, вдоль оврагов ты вьешь свою нить,
    там куда-то во тьму от дороги твоей отбегает ручей,
    где на склоне шуршит твоя быстрая тень по спине кирпичей.

    Ну и скачет же он по замерзшей траве, растворяясь впотьмах,
    возникая вдали, освещенный луной, на бескрайних холмах,
    мимо черных кустов, вдоль оврагов пустых, воздух бьет по лицу,
    говоря сам с собой, растворяется в черном лесу.
    Вдоль оврагов пустых, мимо черных кустов, — не отыщется след,
    даже если ты смел и вокруг твоих ног завивается свет,
    все равно ты его никогда ни за что не сумеешь догнать.
    Кто там скачет в холмах… я хочу это знать, я хочу это знать.

    Кто там скачет, кто мчится под хладною мглой, говорю,
    одиноким лицом обернувшись к лесному царю, —
    обращаюсь к природе от лица треугольных домов:
    кто там скачет один, освещенный царицей холмов?
    Но еловая готика русских равнин поглощает ответ,
    из распахнутых окон бьет прекрасный рояль, разливается свет,
    кто-то скачет в холмах, освещенный луной, возле самых небес,
    по застывшей траве, мимо черных кустов. Приближается лес.

    Между низких ветвей лошадиный сверкнет изумруд.
    Кто стоит на коленях в темноте у бобровых запруд,
    кто глядит на себя, отраженного в черной воде,
    тот вернулся к себе, кто скакал по холмам в темноте.
    Нет, не думай, что жизнь — это замкнутый круг небылиц,
    ибо сотни холмов — поразительных круп кобылиц,
    из которых в ночи, но при свете луны, мимо сонных округ,
    засыпая во сне, мы стремительно скачем на юг.

    Обращаюсь к природе: это всадники мчатся во тьму,
    создавая свой мир по подобию вдруг твоему,
    от бобровых запруд, от холодных костров пустырей
    до громоздких плотин, до безгласной толпы фонарей.
    Все равно — возвращенье… Все равно даже в ритме баллад
    есть какой-то разбег, есть какой-то печальный возврат,
    даже если Творец на иконах своих не живет и не спит,
    появляется вдруг сквозь еловый собор что-то в виде копыт.

    Ты, мой лес и вода! кто объедет, а кто, как сквозняк,
    проникает в тебя, кто глаголет, а кто обиняк,
    кто стоит в стороне, чьи ладони лежат на плече,
    кто лежит в темноте на спине в леденящем ручье.
    Не неволь уходить, разбираться во всем не неволь,
    потому что не жизнь, а другая какая-то боль
    приникает к тебе, и уже не слыхать, как приходит весна,
    лишь вершины во тьме непрерывно шумят, словно маятник сна.

    1962

    Н.М. Рубцов

    Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны,
    Неведомый сын удивительных вольных племен!
    Как прежде скакали на голос удачи капризный,
    Я буду скакать по следам миновавших времен…

    Давно ли, гуляя, гармонь оглашала окрестность,
    И сам председатель плясал, выбиваясь из сил,
    И требовал выпить за доблесть, за труд и за честность,
    И лучшую жницу, как знамя, в руках проносил!

    И быстро, как ласточки, мчался я в майском костюме
    На звуки гармошки, на пенье и смех на лужке,
    А мимо неслись в торопливом немолкнувшем шуме
    Весенние воды, и бревна неслись по реке…

    Россия! Как грустно! Как странно поникли и грустно
    Во мгле над обрывом безвестные ивы мои!
    Пустынно мерцает померкшая звездная люстра,
    И лодка моя на речной догнивает мели.

    И храм старины, удивительный, белоколонный,
    Пропал, как виденье, меж этих померкших полей,-
    Не жаль мне, не жаль мне растоптанной царской короны,
    Но жаль мне, но жаль мне разрушенных белых церквей!..

    О, сельские виды! О, дивное счастье родиться
    В лугах, словно ангел, под куполом синих небес!
    Боюсь я, боюсь я, как вольная сильная птица,
    Разбить свои крылья и больше не видеть чудес!

    Боюсь, что над нами не будет таинственной силы,
    Что, выплыв на лодке, повсюду достану шестом,
    Что, все понимая, без грусти пойду до могилы…
    Отчизна и воля — останься, мое божество!

    Останьтесь, останьтесь, небесные синие своды!
    Останься, как сказка, веселье воскресных ночей!
    Пусть солнце на пашнях венчает обильные всходы
    Старинной короной своих восходящих лучей!..

    Я буду скакать, не нарушив ночное дыханье
    И тайные сны неподвижных больших деревень.
    Никто меж полей не услышит глухое скаканье,
    Никто не окликнет мелькнувшую легкую тень.

    И только, страдая, израненный бывший десантник
    Расскажет в бреду удивленной старухе своей,
    Что ночью промчался какой-то таинственный всадник,
    Неведомый отрок, и скрылся в тумане полей…

    1963

  9. Анна Кожевникова:

    Разве о масштабности творческой личности судят по количеству, а не по качеству произведений? Может быть — особый язык и показатель.Так у Рубцова он тоже особый…

    Из статьи Виктора Баракова: » Разные истоки питали творчество этих поэтов (Бродского — англо-американская традиция и русская классика, Рубцова — фольклорная и классическая традиции), двигались они в разных направлениях, тем более поразительны не только (и не столько) совпадения географические и хронологические (как будто сама судьба сверяла их жизненные часы), но схождения прежде всего поэтические» Об этом: //rubtsov-poetry.ru/knigi/barakov9.htm.

    • Игорь Касьяненко:

      Аня, я не хочу занижать значимости Рубцова. Ну пусть это так будет : Рубцов — это певчая птица, а Бродский — симфонический оркестр. Кто из них больше и важнее? Просто разные совсем и несравнимые. А главное — Рубцов не успел вырасти в большее. В этом смысле я бы его, скорее, с Лермонтовым сравнивал.

  10. Анна Кожевникова:

    Игорь, спасибо! Ты помог мне яснее понять причину моей любви к Рубцову. Именно потому, что Рубцов явление природы, славящей Бога, он ближе моей душе, чем Бродский, который как явление искусства, пусть и гениального, все же вторичен (для меня).

Добавить комментарий для Игорь Касьяненко Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.


3 + 7 =