В Сумах читал стихи обладатель «скрипки Энгра»

В воскресенье в мемориальном доме-музее А.П. Чехова на Луке состоялся авторский вечер поэта Василия Клименко.

Фото-0095У всех подобных событий в музее имеется ряд уникальных особенностей, которые стоит отметить.

Литературная беседка

Сумские и заезжие литераторы выступают в музее Чехова давно. Ещё бы – такое особенное место…

Однако только минувшим летом окончательно сформировался новый формат встреч-бесед, когда публика располагается в беседке во дворе музея вокруг стола рядом с выступающим. В результате, возникает эффект непринужденного общения допускающий попутные комментарии-аллюзии от присутствующих и даже небольшие, но весьма плодотворные дискуссии.

Поэт

Василий Клименко — личность во многих смыслах неординарная. Не случайно по итогам 2013 года он был назван лауреатом арт-проекта «Культурный остров» в номинации «Скрипка Энгра», в которой отмечались люди, успешно занимающиеся несколькими видами творчества. («Скрипка Энгра» — буквальный перевод французской идиомы  violon d’Ingres. Своим происхождением это выражение обязано великому французскому художнику Жану Огюсту Доминику Энгру (1780-1867), хорошо игравшему на скрипке.)

Ранее мы писали: Арт-проект «Культурный остров»

В январе 2015 года в Сумской городской галерее с успехом прошла выставка живописи художника Василия Клименко.

Читайте о ней и смотрите видеоотчет в материале:  В Сумах можно будет увидеть жизнь в прямой и обратной перспективе

Поэтическая ипостась творчества Василия Клименко была неоднократно представлена  широкой публике его друзьями, среди которых Анна Кожевникова, Валентин Бурый, Игорь Касьяненко, Виктор Сыроватский, Андрей Катрич и другие…

И вот впервые автор решился читать свои стихи и вести программу сам. И надо сказать, что получилось это у него замечательно.

Поэзия о творчестве

Оказывается, Василий прекрасно декламирует свои произведения, многие из которых написаны верлибром, то есть свободным стихом без рифмы и размера. Но ритм в них есть и при авторском чтении он успешно передаётся интонацией. Параллельно, а точнее по очереди с поэтом, его стихи читала Маргарита Сергиенко — они большие и давние друзья. Рите Викторовне больше по душе классические рифмованные тексты Василия. А мнения остальных слушателей на это счёт разошлись.

Программа  была подобрана так, что в ней в основном, звучали стихи об искусстве. А также об осени – ведь такая поэтическая пора нынче на дворе. Впрочем, на какую бы формально тему не было бы написано стихотворение у Василия Клименко оно, как правило, выходит– выговаривается в нечто философское, касающееся самых важных вопросов человеческого бытия.

И кружится «я», оторвавшись от мертвого века,
Как лист пожелтевший – над вечностью мига,
Над шаткостью мира…(Василий Клименко)

Источник: медиа портал АТС creativpodiya.com

 

 

 

 

 

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (1 голос, оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментария 32

  1. Евгений Фулеров:

    Василий, я нахожусь под глубоким хорошим впечатлением в первую очередь от твоей живописи.
    Ты говорил, что первым твоим учителем был Михаил Юденков. Своим задним умом я это чувствую.
    Но у Михаила нет ничего похожего на твои призматические преломления, которые я ценю более всего.
    Это твоя личная находка и обретение? Или у тебя еще были учителя в живописи?

    • Василий Клименко:

      Евгений, на самом деле у меня было много учителей в живописи. Самой первой была Рита Викторовна, которая после моего поступления в институт буквально заставила меня работать руками, писать от руки десятки страниц, готовясь к занятиям по практике английского язык. До этого школьные учителя жалели меня, и это был как раз тот случай, когда жалость не пошла мне на пользу. Рита Викторовна открыла мне мир живописи и сделала все для того, чтобы я сам взялся за кисти и краски. Без нее не было бы ни одного моего этюда.

      Уже позднее я дважды наблюдал за тем, как пишет этюд Михаил Юденков, следил за тем, как он работает с цветом, как накладывает мазки, и этот опыт в течение многих лет был для меня ориентиром.

      После этого были годы скитаний по Интернету, по разным форумам и сообществам. где мне давали советы — иногда дельные, иногда — не очень….

      И только после 2010 года я нашел новых учителей. Во-первых, я уже несколько лет занимаюсь в студии Данченко под руководством Артема Водяника, где я узнал и узнаю огромную кучу таких вещей, которых мне не хватало раньше.

      Во-вторых. Ирина Проценко показала, работу с мягкими материалами и помогла достичь большей свободы в работе с ними.

      Что касается моих «преломлений», то Артем Водяник однажды показал нам принципы обратной перспективы, которая свойственна иконописи — дальние предметы изображаются большими, чем ближние, дальний угол дома выглядит большим, чем ближний. Кстати, про обратную перспективу есть большая работа у Павла Флоренкского.

      А я решил попробовать соединить элементы обратной перспективы с работой на пленэре. Что получилось, то получилось…

      Вы уж извините, что так длинно, но без предыстории, как мне кажется, было бы не совсем понятно.

  2. Евгений Фулеров:

    Василий, про твою поэзию я говорил на встрече — изумруды на серой дороге.

    • Василий Клименко:

      Без серой дороги — ну совсем никак….)))) Между прочим, паспорту у моих акварелей на выставке были тоже серыми….

  3. Игорь Касьяненко:

    О поэзии Василия Клименко я могу сказать со стопроцентной уверенностью только одно: он в стихотворчестве делает то, что больше никто не делает. Поэтому может и в жанры не влазит стандартные…

    • Евгений Фулеров:

      Я бы слово «влазит» заменил… ну, хотя бы на «входит».

      • Игорь Касьяненко:

        «не вмещается» ещё можно сказать )) а также «не вписывается» )

    • Василий Клименко:

      Может, мне просто лень «влазить» в жанр?)))) Во всяком случае, с годами мне больше хочется думать о содержании, а не о форме….

  4. Ира Проценко:

    Мне все произведения Васи интересны. Не скучно читать — путешествуешь по его оригинальным мыслям)) А некоторые стихи так просто блеск!
    И встреча у Васи задалась с самого начала, а это важно…и я знаю секрет — это стайка девушек-художниц, разместившаяся за спиной Василия ))
    Они сразу, на всякий случай, посадили всех в, такой себе, облегченно гипнотический окоп, разыграв психологический перформанс)) Знаем, знаем этих художников ;) Всегда, когда я робела в беседе или меня хотели смутить, самым верным способом защититься, это — начать срочно рисовать того, от кого в смущении, и роли сразу меняются)) Молодцы, девчата!

    А можно я здесь опять о себе… о своём… и о Васином для моего…?
    Здесь прекрасное стихотворение В. Клименко на мою картину «Насмешницы и садовник». Спасибо тебе, Вася!
    /http://www.iraprotsenko.com/gallery/gallery-2/2_5/

    • Ира Проценко:

      … вот, да — «серая дорога с изумрудами»! Красота же какая…Тогда точно на «Васю ляжет» Вильгельм Хаммерсхёй… Хаммершой… Хаммершёй… в общем, датчанин *THUMBS UP*
      Рекомендую насмотреться

    • Василий Клименко:

      Ирина, я ведь с самого начала предупреждал, что работаю не один, и что поэзия и живопись — сообщающиеся сосуды…))))
      Хаммерсея (-шоя, -шея) постараюсь посмотреть.

      • Ира Проценко:

        В следующий раз неплохо было бы увидеть в составе твоей группы девушку со скрипочкой smile можно посвистывающую в сопилочку, тоже очень мило

        • Игорь Касьяненко:

          Класс! Сначала была подтанцовка из поэтов, потом фан-группочка художниц на фоне заката… да, осталось теперь тебе, Вася, только с оркестром выступать, приучил публику к шоу )))))))))))

        • Василий Клименко:

          Между прочим, как явствует из статьи, скрипка у меня уже есть!))) А с моими друзьями всегда можно ждать самых больших неожиданностей….

  5. Евгений Фулеров:

    Было три девочки-художницы. Вася, извини, но на них я смотрел больше, чем на тебя. Мне всегда в жизни было интересней смотреть на женщин, чем на мужчин.
    Причем мне было совершщенно все равно, что они рисуют. Скорее всего, чеховский домик, скамейки и цветочки на столе.
    Одну из них я згнал — Татьяна Дудка, был на ее выставке. Она — определенно начинающий художник. Еще двух девочек не знаю. Они были веселые, доброжелательные и энергичные
    Хотели всех затащить на гору, закат посмотреть. Они же бедные не понимают закатов с метеорологической точки зрения, смотрят на него только художественно-поэтическими глазами. А закат был совсем плохой. На нем сегодняшний дождь был написан большими буквами. Я то знаю.

    • Василий Клименко:

      А на меня не нужно было смотреть — меня нужно было слушать)))))
      А что касается заката, то это моя вина. То есть, то, что после всего прочитанного и сказано, у Вас вознинкло желание посмотреть на закат не с поэтической, а метеорологической точки зрения. Явный недочет! И потом: я пытался сеять разумное, теплое, ясное, а утро следующего дня оказалось пасмурным….

  6. lilia:

    «Как обидно быть умным, знаешь всё наперёд.» (с) БГ
    И Василий, и Маргарита были прекрасны.
    Закат нас также вполне устроил.

    • Василий Клименко:

      Большое спасибо, Лилия — и за отзыв, и за поддержку моего выступления. Думаю, закат, как и поэзию лучше всего воспринимать на уровне впечатлений — что вы и сделали…)))

  7. Анна Кожевникова:

    «…с годами мне больше хочется думать о содержании, а не о форме». За это, Василий, огромное спасибо. Спасибо за встречу. Мне кажется, что Ваша поэзия – «преодоленное искусство», или стремится к этому. Исхожу не из отдельных красивых строк, в которых мало разбираюсь, а из того, что меня очень взволновало: у Вас очень красивая душа. А потому , мне кажется, источником Вашей поэзии является любовь в ее преображенном состоянии – к жизни, к людям. Ваша поэзия напомнила интересные рассуждения философа Б.П. Вышеславцева в книге «Этика преображенного эроса». Он пишет о том, что душе человека дана возможность сублимации (спасения). Слова Бог нет в Ваших стихах. Но Ваш поиск смыслов освящен Его реальностью. Б.П. Вышеславцев об этом пишет так: «Искусство колеблется в неустойчивом равновесии между первоначальным инстинктом и сублимированным, оно выражает склонность к неуравновешенности, и это для него существенно. Но если в искусстве есть некоторая неокончательность сублимации, игра, неокончательная серьезность, – то постулируется нечто высшее и большее, чем искусство. Искусство должно быть превзойдено». Эта превзойденность и присутствует в Вашей поэзии. Поэтому становится легко и чисто на душе от Ваших стихов. Спасибо огромное за радость общения.

    • Василий Клименко:

      Анна, большое спасибо за отзыв и за то гостеприимство, которое Вы оказали мне и моим друзьям. Ваши слова о преодолении — как раз то, о чем я сам постоянно думаю.

  8. Евгений Фулеров:

    Прочитал сообщение Анны Кожевниковой.
    Меня обозначают троллем, злонамеренным и т.д. Даже спорить не буду.
    Но могу я написать свое личное мнение или нет? Наверное же могу? А иначе, зачем сайт?

    Думаю, есть два варианта:
    1. Анна Кожевникова в очередной раз бредит. («В красивом не разбираюсь, но что-то волнует; преображенный эрос; освящение поиска смыслов каким-то колдуном-философом; сублимация; неокончательная серьезность, постулирование, превзойденность)
    2. Евгений Фулеров — дурак. Второй вариант — как иллюстрация «неокончательной серьезности».

    • Василий Клименко:

      Евгений, Вы напрасно беспокоитесь. Есть еще, как минимум, один вариант: люди говорят на разных языках. Я ведь недаром подчеркнул мысль о преодолении, которая для меня очень важна в искусстве. Вы наверняка могли бы сказать то же самое, но другими словами.

      Одно только слово «тролль» тут совсем не к месту. Тролль играет на различиях в языке, а Вы пытаетесь разобраться.

      И еще: Вы, наверно, не поверите, но у меня есть мысли и образы, которые я мог бы выразить только на языке, которым говорит Анна Кожевникова.

    • Евгений Фулеров:

      Василий, ваши показания в пользу Анны — козырь неубиенный.
      Растерянно развожу руками.
      Публично приношу Анне свои извинения.

      • Василий Клименко:

        Я так и думал, что мне после моего выступления в беседке придется давать показания…..))))

        • Ира Проценко:

          Вася, я полностью тебя поддерживаю в поддержке Аниного слова! Это её речь и её совершенно искренние мысли

          • Евгений Фулеров:

            А-а-а-а-а-а!!!
            Сговорились!

          • Ира Проценко:

            Спелись. А они, так вообще, сфилософствовалсь и зарифмовались))

          • Игорь Касьяненко:

            Сверлибрились))

  9. Нина Мамедова:

    Никогда ничей текст с первого раза понять невозможно — все мы говорим на «своем» языке, примерно, равному нашему опыту проживания своей жизни, судьбы. Стихи Васи Клименко ( в таком их количестве я их слышала впервые) удивительно гармонировали в те минуты с окружающем нас миром: тихим шелестом все еще зеленой листвы очень высоких в музейном саду и за его оградой деревьев, игрой полутеней на их стволах, и ласкающим теплом последних теплых дней осени, жизнью каждого из присутствующих на этом чтении ( очень разных нас ). Мы уже были оркестром, Игорь, даже просто слушая одного солиста, потому что в каждом в этот момент играла соло своя и только своя музыка, в ответ на Васину. Его стихи очень напомнили Рильковские «Cонеты к Орфею», это зов (трудно что-то подобрать лучше звучащие) от Земли к Небу, обращение снизу вверх, восхищение тем Божественным, что есть на Земле и обращение к небесной, чистой радости чувствовать нашу земную Красоту Мира.
    Вот небольшое стихотворение Рильке в переводе А.Пилигрима.
    Осенний день.
    Час про’бил, Господи! И лету уходить пора.
    А тень Твоя на солнечных часах пусть отдыхает,
    И ветры на поля из плена выпускать пора.

    Плодам последним – соком наливаться дай наказ
    И подари ещё два жарких дня, чтоб дольше зрели,
    Чтоб изнутри лучами солнца спелые горели,
    Для крепких вин чтоб сладость собиралась прозапас.

    Бездомному, увы, построить дом не суждено,
    Кто одинок, надолго с одиночеством сдружится,
    Тот в чтенье и писанье длинных писем погрузится.
    Слоняясь по аллеям, будет созерцать он то,
    Как долго жёлтый лист, покинув веточку, кружится.

    • Василий Клименко:

      Большое спасибо, Нина, за отзыв! Очень рад, если мои стихи вызвали такой отзыв у присутствующих. Впрочем, то, о чем Вы пишите — всегда немножечко чудо. И автор, читающий свои, нести ответственность за подобные вещи не может.
      А стих Рильке, как мне кажется, как раз про эту осень… От этого просто не могло не перекликнуться….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


1 + 1 =