Анна Летягина (Сюр). Оркестр Мандельштама

(к 125-летию со дня рождения Осипа Эмильевича Мандельштама)

фортепиано, труба, ноты и цветыЯ приближаюсь к набережной неисцелимых — возможно, той самой, о которой гораздо позже напишет поэт иной эпохи. Но она существует уже сейчас, и я приближаюсь к ней. Назову её набережной незабвенных. Назову её набережной невозврата. Назову её местом, где рождается музыка поэтического слова.

Силуэт человека маяком возвышается на этой границе времён и безвременья. В точке пересечения линеек нотного стана. В межстрочном пространстве поэтических взмахов дирижёрской палочки. Он — дирижёр. Его незримый оркестр играет для меня «Silentium». Играет для меня первозданность невысказанного. Играет для меня

первоначальную немоту,

Как кристаллическую ноту,

Что от рождения чиста!

Я прислушиваюсь. Пытаюсь мысленно разобрать узор этой мелодии на нити, из которых он сплетается: услышать каждую скрипку-метафору, каждую флейту-аллюзию этого невидимого оркестра так, как будто каждый инструмент в нём – первый, единственный и неповторимый. Пытаюсь услышать цвет и разглядеть звук этого мира поэзии нот и музыки рифм, который смотрит на меня издалека и, в то же время, кажется очень близким: почти осязаемым, оглушительным, многоцветным.

Старинной песни мир, коричневый, зелёный,

Но только вечно молодой…

И когда почти достигнуто состояние полного умиротворения и медитативности, в этот безмятежный по цветовой гамме узор красной нитью отчаянно-дерзко врывается рояль :

Звуколюбец, душемучитель,

Мирабо фортепианных прав.

Играй, играй, оркестр. Рисуй немыслимые узоры в воздухе взмахами палочки, дирижёр. Рифмы созданных тобой мелодий, исполняемых оркестром под твоим чутким руководством, неповторимая гармония звенящей в этих мелодиях поэзии…всё это выше, чем искусство. Чтобы увидеть, приходится устремлять внутренний взор ввысь – туда, где вдохновенно порхают твои поэтические строки-птицы. Чтобы услышать, надо обострить свой внутренний слух, оградив его от всевозможных посторонних звуков и шумов. И вот я устремляю. Поэтому вижу. И вот я обостряю. Поэтому слышу.

Эта музыка всё больше и больше волнует моё внутреннее море, оно становится всё более и более неспокойным, ему становится всё теснее и теснее внутри – и всё это порождает во мне желание бежать без оглядки. Потому что это невероятно всепроникновенно. Потому что это невообразимо прекрасно. Потому что это невыносимо…невыносимо. Бежать, бежать, бежать…И тут дирижёрская палочка в очередной раз взлетает в воздух и я слышу – честное слово, слышу! – обращённые именно ко мне строки; я слышу то, что заставляет меня остановиться и замереть на мгновение:

Куда же ты? На тризне милой тени

В последний раз нам музыка звучит!

И я остаюсь. Чтобы услышать пока ещё не сыгранное. И переслушать уже прозвучавшее, переосмысливая знакомые уже звуки. Я остаюсь. Пока играет оркестр Мандельштама, я буду здесь, я буду слушать.

Читать другие миниатюры, участвующие в конкурсе «Колибри» 2015

 

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (5 голос, оценка: 4,20 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментариев 6

  1. Людмила:

    поэзия-музыка

  2. Максим Денисов:

    Замечательно! Любой поэт мечтает о таком ассоциативном впечатлении на его стихи. *THUMBS UP*

    • Сюр:

      Спасибо! Когда я читаю стихи Мандельштама, у меня и вправду возникает ощущение, будто где-то неподалёку звучит музыка. Только его поэзия вызывает у меня такие музыкальные ассоциации.

  3. Русаков - псевдоним.:

    Милейший автор! Спасибо за столь проникновенные строки. Буквально только закрыл книгу стихов Осипа Эмильевича и сразу вернулся к прочтению вашего «Оркестра Мандельштама». Поверьте, делаю это уже не впервые.
    Весьма уместное соседство. Берегите свой талант, не разменивайтесь по пустякам.

    Рад творческой встрече. Александр Р.

  4. Сюр:

    Александр, спасибо Вам большое за такие тёплые, искренние слова! И за пожелание!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


6 + 5 =