Она всю жизнь любила только его…

05Первую жену Арсения Тарковского (мать Андрея) также звали Мария. Арсений познакомился с ней на литературных курсах, где она работала корректором.

Дочь поэта, Марина Тарковская, вспоминала: «Мама была блондинка, с густыми длинными волосами, со спокойными серыми глазами, с нежной кожей. Мария Сергеевна Петровых говорила, что в молодости у мамы было «лицо как бы озарённое солнцем». Но эта озарённость быстро погасла. Есть пословица — каждый кузнец своего счастья. Мама была плохим кузнецом. Она не умела устраиваться в жизни и как будто нарочно выбирала для себя самые трудные пути. Она не вышла второй раз замуж, она пошла работать в типографию с её потогонными нормами, она не поехала в эвакуацию с Литфондом — и всё потому, что не могла кривить душой даже перед собой. Казалось, что в жизни ей ничего не нужно — была бы чашка чая с куском хлеба да папиросы. Вся её жизнь была направлена на наше с Андреем благо…»

…«Расстались родители, когда мы с Андреем были совсем маленькими. Для мамы это была больная тема. Мы это понимали и старались не тревожить её. Папа был человеком, целиком погружающимся в страсть. К маме он испытывал любовь глубокую и безумную, потом, когда чувство к ней перегорело, так же неистово относился к своей второй жене. У него была натура поэта, совершенно лишённая рациональности. Он Андрея предупреждает в письмах, чтобы тот «не бросался в любовь, как в глубокий колодец, и не был, как листок на ветру». Не хотел, чтобы сын повторял его ошибки… А мама наша была нигилисткой, в быту: ей ничего не нужно было — даже занавесок на окнах. Она была вне быта. Она представляла особый тип женщин, сформировавшийся в 20-е годы, для которых самым важным была духовная жизнь, а всё остальное считалось мещанством. Замуж мама больше никогда не вышла, полагая, что никакой мужчина не заменит нам отца. Она любила только его всю жизнь… И ему всё прощала, но в душе её была боль… И папа в трудные минуты жизни, когда оставался один и с ним случались разные происшествия, всегда звонил маме».

imagesВ одном из западных интервью, уже после «Зеркала», на вопрос «Что вам дали родители, вообще ваши близкие?» Андрей Тарковский рассказывал: «Получилось так, что, по существу, меня воспитывала мать. Отец с ней расстался, когда мне было три года. Он скорее на меня действовал в каком-то биологическом, подсознательном смысле. Хотя я далеко не поклонник Фрейда или даже Юнга… Отец имел на меня какое-то внутреннее влияние, но, конечно, всем я обязан матери. Она помогла мне реализоваться. Из фильма («Зеркало») видно, что мы жили, в общем, очень тяжело. Очень трудно жили. И время трудное было. Когда мать осталась одна, мне было три года, а сестре полтора. И нас она воспитывала сама. Всегда была с нами. Второй раз она уже не вышла замуж, всю жизнь любила нашего отца.

Это была удивительная, святая женщина и совершенно не приспособленная к жизни. И вот на эту беззащитную женщину обрушилось всё. Вместе с отцом она училась на Брюсовских курсах, но в силу того, что у неё уже был я и она была беременна моей сестрой, она не получила диплома. Мать не сумела найти себя как человек, имеющий образование, хотя я знаю, что она занималась литературой (в мои руки попали черновики её прозы). Она могла бы себя реализовать совершенно иначе, если бы не то несчастье, которое на неё обрушилось. Не имея никаких средств к существованию, она стала работать корректором в типографии. И работала так до самого конца. Пока не получила возможности выйти на пенсию. И я просто не понимаю, как ей удалось дать нам с сестрой образование. Причём я кончил школу живописи и ваяния в Москве. За это надо было платить деньги. Откуда? Где она их брала?

Я кончил музыкальную школу. Она платила учительнице, у которой я учился и до, и во время, и после войны. Я должен был стать музыкантом. Но не захотел им стать. Со стороны можно сказать: ну, конечно, были какие-то средства, раз человек из интеллигентной семьи, это естественно. Но ничего естественного в этом нет, потому что мы ходили буквально босиком. Летом вообще не носили обуви, у нас её не было. Зимой я носил валенки моей матери. В общем, бедность — это не то слово. Нищета! И если бы не мать… Я просто всем обязан матери. Она на меня оказала очень сильное влияние. «Влияние» даже не то слово. Весь мир для меня связан с матерью. Я даже не очень хорошо это понимал, пока она была жива. И только когда мать умерла, я вдруг ясно это осознал. Я сделал «Зеркало» ещё при её жизни, но только потом понял, о чём фильм. Хотя он вроде бы задуман был о матери, но мне казалось, что я делаю его о себе… Лишь позже я осознал, что «Зеркало» — не обо мне, а о матери…»

        Сохранилась часть писем 1938–1939 года Марии Ивановны к бывшему мужу, в которых так видна её душа и нескончаемость её любви:

08«Милый Асишка! … О деньгах ты не волнуйся, т. е. волнуйся, конечно, но не очень. За этот месяц я заработала 400 р., правда работала по-каторжному. Один день со сверхурочными проработала в сутки 25 часов не спавши, с перерывом 4 часа, т. е. это уже выходит больше суток. Но нам теперь это запретили, т. ч. за июль у меня будет 300 р. Деньги твои я тратила долго, мне всегда их как-то больно тратить. Живём мы ничего. Что дети не голодают, я ручаюсь, они едят даже абрикосы, а в смысле корма, конечно, не очень шикарно, но они сыты вполне. По-французски мы читаем, но мало, я очень мало их вижу…»

«Милый Асинька! Как бы узнать о твоём здоровье?.. Если я тебе буду нужна, попроси дать телеграмму к Нине Герасимовне. Я сейчас же приду и привезу тебе что нужно. Не бойся обращаться со мной как с мамой (только не со своей), я ведь ничего с тебя не требую и ни на что не рассчитываю. Мне ничего от тебя не нужно. Ты же это видишь… О своих личных делах ты тоже не страдай, Асик, всё это проходит, забывается, и ничего не остаётся. Я всё прекрасно понимаю, со мной, Асик, было так же, и всё обошлось благополучно — я сделалась умная, тихая и спокойная. Мне ничего не надо, ничему я не удивляюсь и не огорчаюсь. И мне так спокойно-спокойно. Не огорчайся, мой дорогой, всё будет хорошо. Мы обменяем комнатки, и ты будешь жить хорошо и спокойно. Возьмёшь кое-что из мебели, у меня есть лишнее ложе (диван). Выздоравливай, моя деточка, у меня руки трясутся из-за этой телеграммы. Я так беспокоюсь, как ты там один, как тебя там лечат. Что тебе надо? Телеграфируй обо всем (и о хорошем и о плохом), если я ничего не буду получать, мне будет очень беспокойно и плохо… Нужны ли тебе деньги? Крепко целую, дети не знают, что я тебе пишу. Они тебя очень крепко любят… … Ничего не продавай, напиши, я денег достать всегда сумею. Ещё целую».

images1«Вот такой была наша мама, — комментирует Марина Арсеньевна. — Андрей не читал этих записей, но он хорошо её понимал и чувствовал. Поэтому в финале «Зеркала» старая мать ведёт маленьких детей не с добрым и нежным, а с напряжённым и суровым лицом. Она выполняет свой материнский долг, она любит своих детей, но только в этом не может заключаться смысл её существования на земле. А самое главное в её жизни не состоялось…»

  Арсений Александрович был потом женат еще дважды. Сначала на красавице Антонине Трениной (она тоже бросила ради нового брака свою семью). Они прожили немного — лет пять. Третьей женой поэта стала Татьяна Озерская-Тарковская. А Антонина на почве душевных страданий сильно заболела. И тогда Мария Ивановна стала ей близкой подругой и всю жизнь за ней ухаживала. И хоронила ее тоже она. На этих похоронах Мария Ивановна впервые через десять лет после развода увидела бывшего мужа.

по материалам интернет-ресурсов hyperborea.liveforums.ru и  vilavi.ru

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (2 голос, оценка: 4,50 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментариев 7

  1. Графоман:

    И тут три жены.. мистическая для поэта цифра….

  2. Елена:

    «Всё, что сбыться могло,
    Мне, как лист пятипалый,
    Прямо в руки легло.
    Только этого мало.» — такой он был человек — поэт Арсений Тарковский…

  3. Ирина Проценко:

    А только у меня эта статья вызывает боль и уныние???
    Мария-тень отца и сына Тарковских….. Замечательного поэта и замечательного кинотворца. Но текст меня развернул … или скорее свернул в изнанку души своей и этой женщины, которую полюбила сразу и сразу разлюбила…. Как полюбил её за свет и святость и разлюбил за то же быстро муж… Осталась у меня боль за женщину. Перечитала — всё равно болит.
    У Сурожского Антония как-то нашла главу о таланте, где он твёрдо чертит мысль: если Бог дал талант человеку, этот человек должен непременно реализовать его, отрекаясь от многого и многим отказывая даже своим близким. И что наплевательство на божий дар есть грех. Меня это как-то озадачило: не реально в нашем социуме и вообще-по христиански ли это-отрекаться во имя таланта…
    А вот всё, что я нашла про Марию… Это Всё, что сказано об этой святой жертвенной женщине… всего лишь! При её таланте:
    Тарковская-Вишнякова Мария Ивановна
    Мать Андрея Тарковского, первая жена поэта Арсения Тарковского.
    Родилась 5 ноября 1907 года в Москве в семье судьи Ивана Ивановича Вишнякова, уроженца г. Козельске Калужской области, и Веры Николаевны, урожденной Дубасовой.
    Закончила Литературный Институт в Москве. Литературные труды Марии Ивановны были любимы друзьями — её даже в шутку называли «Толстой в юбке». Несмотря на это, она уничтожила свою прозу и поэзию по причине «отсутствия таланта», как она написала позднее в своих дневниках.
    В 1928 году вышла замуж за поэта и переводчика Арсения Тарковского. В 1932 году родился сын Андрей, в 1934 году — дочь Марина. В 1936 супруги расстались, 1940 году развелись окончательно.
    В 1943 году семья Мария Ивановна с детьми вернулись в Москву, до пенсии она проработала корректором в Первой Образцовой типографии.
    Ушла из жизни 5 октября 1979 года в Москве.
    Заметьте, про мать Марии ни слова! Всё крутилось в семье вокруг отца-судьи. Некому было привить девочке любовь и уважение к себе… Вот приходит папа со службы, домработница подносит тапки, мама занимается кормлением мужа, все переходят на шепот и обсуждают папины судейские дела. Потом Мария уничтожает свои рукописи. Т.е., занимается самоуничтожением… Потом Мария посылает последние деньги, отрывая у детей, бывшему мужу… А я бы называла святой Ирэн Фёдорову( и ей подобных), которая продолжила дело мужа Святослава Фёдорова, если уж говорить на тему: муж-жена. Здесь в контексте темы уместен просто гениальный афоризм господина Я: эмансипация-это равенство между женственной женщиной и мужественным мужчиной.
    Грустно… грустно за Марию. И за многих наших мам…
    Какое будет ваше мнение, Я??

    здесь интересные фото
    http://www.kino-teatr.ru/kino/acter/bitpart/w/sov/296786/foto/185676/

  4. Вадим:

    В основном согласен.
    Возможно её миссия — вскормить гениев. А рукописи жаль утеряны.

  5. У каждой женщины есть великая миссия – быть неиссякаемым энергетическим источником радости, оптимизма, красоты, света. И очень жаль, что иногда эта миссия обретает такие формы. Потому что таким источником она может и должна быть не только для окружающих, но и для себя тоже.

  6. Игорь Касьяненко:

    А мне кажется — это пример счастливой жизни. В которй было всё: настоящая любовь, дети, свет в конце тоннеля и смирение….. и даже творчество…. и даже мировая известность…. ведь не о многих гении кино снимали…Мне кажется — она сейчас в раю…. где-то рядом со своей тёзкой….

  7. Нина Мамедова:

    1 Коринфянам 13:4-7
    «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит».
    Во всех фильмах Тарковского присутствует его мать, «перетекла » в него. Это такое счастье и для сына — гения и для матери гения. Ничего не хочется добавить в ее жизнь: она — жизнь — исполнилась в ней, достигла предела — у нее родился гений. В матери не должно быть самости, а она во многих случаях есть и с ней не поборешься — так эта самость выпирает и портит жизнь детей. Здесь же — идеал — полное подчинение жизни детей, которым дала жизнь: нет борьбы с собой, с самостью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


1 + 9 =