Прогуливаясь в окрестностях Борхеса

imag1esЕсли говорить о национальности, то я – родом из страны, имя которой –  Библиотека.  Это одно из немногих мест в мире, где я всегда  дома. В детстве, после школы, я заходил в небольшую заводскую библиотеку и «зависал» там до закрытия. Бродил между полок, читал названия и аннотации, просто трогал корешки, выбирал что-то и тут же садился читать. А  после закрытия, прямо с открытой книгой шёл по улице, потому что не мог оторваться от приключений  детей капитана Гранта или (чуть позже) героев Стругацких. 

Тогда книги для меня были, прежде всего, путешествиями и единственной возможностью общаться с умными и интересными, смелыми и благородными людьми. Герои книг были намного ближе по духу и мировосприятию, чем одноклассники и друзья по двору. Да что там говорить. Они просто были лучше, колоритнее и живее! Тогда я ещё не знал,что мир делится на своих и чужих….  

Подспудное стремление к своим стало осознанным после знакомства с двумя людьми: гениальным писателем и книжником Хорхе Луисом Борхесом и моим другом Пашей Кричевским. У Борхеса я впервые прочитал о Вселенной, как о библиотеке-лабиринте (эту мысль потом замечательно спародировал ещё один великий книжник – Умберто Эко в романе  «Имя Розы»).

im2agesА дома у Паши Кричевского я впервые увидел живое   множество книг, которые царили и являлись главным,   доминирующим элементом  интерьера. Когда у Паши,   наконец, появилась своя первая большая  квартира и книги из его собраний, покинув чуланы и чемоданы, выстроились вдоль стен, я, придя в гости, стоял,  облизываясь, не зная,за какую схватиться, и с ужасом  понимал, что прочесть их никакой жизни не хватит. 

С тех пор я так и живу, гуляя по лабиринтам всемирной  библиотеки и общаясь с книгами, которые – как люди, только  бездоннее. А самое интересное, что они меняются со временем! Возвращаясь к уже читаной  книжке спустя некоторое  время, ты встречаешь совсем другую историю и находишь в ней совсем другие мысли, и чувства испытываешь иные. 

Эффект «оживания» книги, приобретения ею свойства отдельного существования и способности уходить от изначального состояния автора  Борхес описал в своём рассказе «Пьер Менар, автор  «Дон Кихота»», где  главный герой пытается написать слово в слово «Дон Кихота» Сервантеса так, чтобы его текст был аналогичен тексту Сервантеса не только внешне, но и внутренне. А так не выходит, хотя и слова вроде те же, и пунктуация! Как я понимаю, тут речь о том, что все мы каждый миг меняемся, как море или небо, и в каждый новый миг чувствуем всегда по-разному. Отсюда и различное восприятие книг в разные годы чтения.

imag4esКниги обладают энергетикой. Слово – великая и волшебная сила.  Его невозможно плохо перекопировать. В живописи, например, можно сделать плохую копию с гениальной картины. И музыку Моцарта можно сыграть плохо. А стихи Пушкина – сколько не копируй – это стихи Пушкина. И «Братья Карамазовы» при всех перепечатках – всё равно «Братья Карамазовы». Даже с учётом «эффекта Пьера Менара». Там, где имеет место концентрация разумных, добрых и вечных  книг – заряжаешься творческой, позитивной энергией слова…

Книги легче любить, чем людей. Книгу можно в любой момент отложить в сторону, а человека – нельзя.Люди,  даже любимые, часто ломают нас под себя. А  книги мягко изменяют мировоззрение читателя, вначале сливаясь с нами и только потом уже начиная менять.

Книги – это игра со временем. У Борхеса, в его знаковой новелле «Сад расходящихся тропок» ( в других переводах – «ветвящихся»), сформулирована идея о ветвящемся времени. Суть её  в вольном (очень вольном) пересказе такова. Человек мыслящий проживает гораздо более объёмную жизнь, чем  видится со стороны. Это потому что он живёт в нескольких расходящихся, или правильнее – ветвящихся, временах, где всегда разные обстоятельства и другое человеческое окружение. В результате, человек чувствует в себе гораздо большую глубину, чем её видят   окружающие, и подспудно ждёт, чтобы другие тоже её увидели. И когда такое случается – о, это любовь! – увидевший становится если не самым важным, то бесконечно необходимым,  как зеркало (ещё один любимый-нелюбимый предмет-образ  Борхеса ) для женщины.

И действительно, в некоторых людях она, эта глубина, как бы выплёскивается наружу. И её необъяснимо видно. Как, например, в моём друге Паше Кричевском. Вроде он и не говорит без остановки сплошные умные  речи. А кажется, что за каждым вторым его словом – космос.

Прочитанные книги имеют свойство поселяться в подсознании  и, в итоге, становиться собственными мыслями человека.  Причём речь как раз о том неповторимом сочетании человека и текста, за которым гнался Пьер Менар. Вероятнее всего, читатель так, как сейчас, уже никогда  не  прочтёт эту книгу. И она никогда у него больше на осознанном уровне не вызовет того, что вызывает сейчас. Но там, в подсознании, возникшие при чтении ассоциации, образы и мысли остаются, и это уже свойства индивидуальной личности читателя, а не содержание текста.   

У меня есть стихотворение Лабиринт, которое сочинялось, когда я уже пару лет не брал в руки книг Борхеса, то есть  как абсолютно самостоятельная творческая реакция на какие-то, уже не вспоминаемые нынче события  жизни. imagesНо, перечитывая его, я понимаю: это полуподсознательная аллюзия на Борхеса. На его «Сад расходящихся тропок» и  «Дом Астерия».  Наверняка большинство современных стихотворений имеют аналогичную  природу и свой литературный источник.

Вот о чём  подумал я, прогуливаясь дома  вдоль книжной полки и случайно остановив взгляд на сборнике избранных новелл Хорхе Луиса Борхеса.

А ещё я подумал о том, что время, лабиринты и зеркала – три кита,  на которых стоит не только творчество Борхеса, но и жизнь вообще. Мы существуем во времени, бродим по лабиринтам судьбы и всё пытаемся так ловко отразиться в глазах окружающих, чтобы не ужасаться самих себя…

Источник: медиа портал АТС creativpodiya.com

 

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (оценок ещё нет)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментариев 12

  1. ПолФердинанд:

    …А другой чувствует что она, эта глубина, в нём как бы выплёскивается наружу, и начинает говорить без остановки сплошные умные речи… а порой неумные… от смущения, или, скорее, нежелания подставлять свой космос под чужие спутники. Не подпадает ли сам автор под эту категорию?))
    «Книги легче любить, чем людей. Книгу можно в любой момент отложить в сторону, а человека – нельзя.»
    Книгу легче любить, когда не знаешь всё об авторе. А то бывает влюбишься в книгу, узнаешь всё об авторе, вот тогда её, как и человека, трудно отложить в сторону…

    «… человек чувствует в себе гораздо большую глубину, чем её видят окружающие, и подспудно ждёт, чтобы другие тоже её увидели. И когда такое случается – о, это любовь! – увидевший становится если не самым важным, то бесконечно необходимым, как зеркало (ещё один любимый-нелюбимый предмет-образ Борхеса ) для женщины…»
    Здорово!! Но автор, в обыкновении своём, лишает женcкий пол шанса сопричастности этой мысли, оставляя ему только зеркало )))))

    … Но бывает, откроется тебе глубина в ком-то, или просто покажется так от стремления её почувствовать в другом,а в итоге всё в том другом оказывается мелководьем. А ты трудишься, камнями ворочаешь по этой мели…
    Зато к каждой щепке, плавающей над глубиной, цепляются те, ну, кто с мелководья…
    Спасибо за статью. Интересные размышления, близкие моим.
    А хождение вдоль полок, когда никого в доме и густые солнечные лучи из лёгкой пыли освещают книги, и ты так вслух: а кого бы тут потревожить… И часы тикают…
    Да, всё так и есть smile

    • Медведев:

      «Но автор, в обыкновении своём, лишает женcкий пол шанса сопричастности этой мысли, оставляя ему только зеркало )))))»
      Свет мой, зеркальце, скажи… smile

      • ВeLa:

        Оно ж Вам и говорит ))

      • ПолФердинанд:

        Вообще-то мы с Автором не симметричны, а конгруэнтны)) В одной плоскости не отразиться)) Наша с ним миссия — встречать других и выявлять своих ;)
        … Это я за всех женщин камушком в автора 8)

        • Игорь Касьяненко:

          «Камешком по бережку, ножкой босой по песку.
          Камешки не денежки, счетом не проверишь, нагонишь тоску.
          С той поры, как было тепло, много ли воды утекло.. [:-} »

          Евгений Бачурин

      • Я:

        Вот бы жить , чтобы всегда отражаться в жизни любимых людей!
        Ибо, если не отражаешься — то ты уже «призрак»?

  2. Зинаида Бельская:

    Уважаемый автор — Игорь Касьяненко, как же вы интересно и одновременно просто рассуждаете о Борхесе. А удивляет и радует это потому что, когда-то и у меня был период в жизни, связанный с его книгами, и я зачитывалась ими. Хотя, чтобы понять всю глубину, больше одной новеллы за один раз прочитывать не удавалось. А книга лежала всегда на видном месте, и многие из моих гостей загадочно поглядывали на нее, потом на меня, и говорили: «И как тебе? Разобралась?» И тогда я увлеченно начинала говорить о только что прочитанном, именно о тех самых лабиринтах и зеркалах мира, но собеседников почему-то больше интересовал результат ,а не тот смысл, что заложен внутри книг. Видимо не каждый смог разобраться или даже начать путь….
    Вам это прекрасно удалось. Спасибо за такое глубокое личностное отношение.

  3. Игорь Касьяненко:

    Борхесу спасибо! Он, кроме всего прочего, ещё и тем уникален, что позиционирует в качестве умного не себя, а читателя. А ведь есть и противоположные примеры. Набоков, например…. :-/

  4. Микола Данько:

    У Сергія Курбатова теж непогано http://creativpodiya.com/?p=4263

    • Редакция:

      Шановний Микола Данько! На жаль правила нашого сайту забороняють розміщення у коментарях посилань на інші ресурси. Будемо вдячні, якщо Ви цей чудовий матеріал Сергія Курбатова розмістите в «Гостиной» .
      Дякуємо за розуміння.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


4 + 3 =