Бродский и Чтение

im32agesВ последнее время приобрел популярность список литературы, рекомендованной к чтению И.А. Бродским и озаглавленный им «Список книг, которые должен прочесть каждый».
Исследователь творчества  Бродского Константин Плешаков считает, что то, что по настоящему отравляло жизнь Бродскому была «поголовная болезнь американской молодежи — беспробудное невежество. Однажды, как видно выведенный из себя особенно безнадежным классом, Бродский сел за машинку и наспех составил «Список книг, которые должен прочесть каждый». Он сохранился у Эдвины Круз.

«Бхагават-Гита»
«Махабхарата»
«Гильгамеш»
Ветхий Завет
Гомер. «Илиада», «Одиссея»
Геродот. «История»
Софокл. пьесы
Эсхил. пьесы
Еврипид. пьесы «Ипполит», «Вакханки», «Электра», «Финикиянки»
Фукидид. «История Пелопоннесской войны»
Платон. «Диалоги»
Аристотель. «Поэтика», «Физика», «Этика», «О душе»
Александрийская поэзия
Лукреций. «О природе вещей»
Плутарх. «Жизнеописания»
Вергилий. «Энеида», «Буколики», «Георгики»
Тацит. «Анналы»
Овидий. «Метаморфозы», «Героиды», «Наука любви»
Новый Завет
Светоний. «Жизнеописания двенадцати цезарей»
Марк Аврелий
Катулл
Гораций
Эпиктет
Аристофан
Элиан. «Пестрые истории», «О природе животных»
Аполлодор. «Аргонавтика»
Пселл. «Жизнеописание правителей Византии»
Гиббон: «История упадка и разрушения Римской империи»
Плотин. «Эннеады»
Евсевий. «Церковная история»
Боэций. «Об утешении философией»
Плиний Младший. «Письма»
Византийские стихотворные романы
Гераклит. «Фрагменты»
Августин. «Исповедь»
Фома Аквинский: «Summa Theologica»
Св. Франциск: «Цветочки»
Николло Макиавелли: «Государь»
Данте. «Божественная комедия»
Франко Саккетти: новеллы
Исландские саги
Шекспир: «Антоний и Клеопатра», «Гамлет», «Макбет», «Генрих V»
Рабле
Бэкон
Мартин Лютер
Кальвин
Монтень. «Опыты»
Сервантес. «Дон Кихот»
Декарт
«Песнь о Роланде»
«Беовульф»
Бенвенуто Челлини
Генри Адамс. «Воспитание Генри Адамса»
Гоббс. «Левиафан»
Паскаль. «Мысли»
Мильтон. «Потерянный рай»
Джон Донн (1, 2, 3)
Эндрю Марвелл, Джордж Херберт, Ричард Крошоу
Вольтер
Спиноза. «Трактаты»
Стендаль. «Пармская обитель», «Красное и черное», «Жизнь Анри Брюлара»
Свифт. «Путешествия Гулливера»
Лоренс Стерн: «Тристан Шэнди»
Шодерло де Лакло. «Опасные связи»
Монтескье: «Персидские письма»
Локк. «Второй трактат о правительстве»
Адам Смит. «Благосостояние наций»
Лейбниц
Юм                                                                                                                                                                                                                  Тексты федералистов (работы Джеймса Мэдисона, Александра Гамильтона и Джона Джея 1780-х годов в поддержку американской конституции).
Кант. «Критика чистого разума»
Кьеркегор. «Страх и трепет», «Или-или», «Философские фрагменты»,
Достоевский. «Записки из подполья», «Бесы»
Гете: «Фауст», «Итальянское путешествие»
Токвиль: «О демократии в Америке»
Де Кюстин. «Путешествие наших дней (Империя царя)»
Кафка. Дневники
Эрик Ауэрбах: «Мимезис»
Прескотт: «История завоевания Мексики»
Октавио Пас: «Лабиринты одиночества»
Карл Поппер: «Логика научного открытия», «Открытое общество и его враги»
Элиас Канетти. «Толпа и власть»


«Судя по автографу, список составлен вчерне и наспех, кое-где значительно поправлен Бродским. Понятно, что он неполон. Однако некоторые выпускники, его бывшие студенты, все еще работают по нему», — замечает Плешаков. ( Сайт Музей И. Бродского в Интернете).


defaultПозволю себе ряд замечаний.
В целом понятно, что хотя список носит громкое название, под «каждым»,  прежде всего,  подразумевается средний американский студент гуманитарий – именно для него он (список) и предназначен. Этим могут быть объяснены как кажущаяся узость (практически полное отсутствие в нем,  например,  русских писателей), так и широта (например,  присутствие в нем отцов-федералистов) списка.
Кроме того, на первый взгляд,  может вызвать изумление с одной стороны тот факт, что огромная часть рекомендуемых авторов представляет античную литературу и философию, а с другой –  что отсутствуют такие значительные фигуры современной философии и литературы как Ницше, Шопенгауэр, Фолкнер, Джойс и др.
Попробуем, не претендуя ни на что (в частности — на статус данного комментария как некоего «исследования») кроме как на последовательность, разобраться в этих проблемах.


1. В списке есть неточности. Как представляется – намеренные и случайные.
Вот замеченные мною.
«Бхагават-Гита» и «Махабхарата» вынесены в отдельные позиции в списке, хотя первая является составной частью последней. Думается, это сделано специально, чтобы обратить внимание студентов на самоценность «Бхагават-Гиты».
Аполлодор. «Аргонавтика». Здесь явная ошибка. Апполлодор, точнее псевдо-Аполлодор, писавший под именем Аполлодора Афинского, но значительно позже него – автор «Мифологической библиотеки», в которой, правда,  есть глава об аргонавтах. Автор эпической поэмы «Аргонавтика» — (которая, скорей всего, имеется в виду) Аполлоний Родосский – один из блестящих представителей Александрийской поэзии, столь любимой И.Б., стоявший однако в эстетической оппозиции к законодателю тогдашней поэтической моды Каллимаху и вынужденный поэтому закончить свои дни на Родосе.
Элиан. «Пестрые истории», «О природе животных». В отличие от «Пестрых историй», «Рассказы о животных» Элиана издавались на русском языке только небольшими отрывками и никогда – полностью. Но это не неточность, а, скорее, особенности жанра. Ведь список был предназначен не для русских, а для американских студентов.
imagesКстати, если я не ошибаюсь, то же касается и «Лабиринтов одиночества» Октавио Паса. В бумажном виде, по крайней мере, мне удалось найти, только одно издание: О. Пас. «Освящение мига». Симпозиум. 2000, где имеется лишь отрывок из указанной книги. Если я что-то пропустил – пожалуйста поправьте.


2. Важно заметить, что существовало несколько вариантов данного списка. Судя по опросу Львом Лосевым студентов И.Б. («Иосиф Бродский. Труды и дни. Поэт на кафедре»),  список литературы всегда раздавался в первый день занятий. В варианте списка, который цитирует студент Лиам Маккарти мы можем найти авторов,  отсутствующих  в вышеприведенном варианте списка: Петрарка, Боккаччо, Шопенгауэр, Ортега-и-Гассет, Оруэлл, Хана Арендт, О. Мандельштам (проза), Кальвино, Музиль, рассказы Притчетта, «Марш Радецкого» Йозефа Рота. Отдельный список 44 поэтов 20 века открывается именами Цветаевой, Ахматовой, Мандельштама, Пастернака, Заболоцкого.
По сравнению с комментируемым списком, в этом варианте, однако, отсутствует Кант.


3.До 30% каждого варианта списка составляет греческая и латинская классика. Это вовсе не удивительно, если вспомнить отношение И.Б. к античности. Ограничимся одной цитатой: «Авторы, которых мы именуем древними, превосходят современных во всех отношениях — по крайней мере, с моей точки зрения. Превосходство это заключается уже хотя бы в одном том, что мироощущение, присущее нашей эпохе, — вся эта фрагментарность, раздробленность сознания, неуверенность в иерархиях земных и небесных, сознание некоей общей обреченности и порождаемая оным сознанием та или иная форма стоицизма — авторами этой так называемой древности чрезвычайно подробно выражено, или, лучше сказать, освещено. Литература современная в лучшем случае оказывается комментарием к литературе древней, заметками на полях Лукреция или Овидия…»


4. Кстати, если исходить из вкусовых пристрастий И.Б., о которых мы можем судить как по его интервью, так и непосредственно вчитываясь в стихи и эссе, то становится понятно, что такие разные философы как Гегель и Ницше и такие писатели как Толстой и Чехов не включены в эти рекомендательные списки, скорее всего, по принципиальным причинам. Повторяю, это доказывается сказанным и написанным И.Б. и только жанр комментария заставляет меня воздержаться от многочисленных цитат и ссылок.


5. Теперь подробнее о тех авторах, которые не попали в данный список более или менее ima858gesслучайно. Собственно их случайное (в связи с предназначением списка и в связи со спешкой его составления) непопадание в список мы и попытаемся доказать.
Прежде всего —  это философ Лев Шестов, который оказал большое влияние на И.Б.
Например вот:
«Я много читал Шестова, я прочитал почти все, что он написал, потому что меня в первую очередь привлекал стиль его письма. Я, кажется, уже писал или говорил об этом в интервью, но повторюсь: меня в Шестове интересует в первую очередь писатель-стилист, который целиком вышел из Достоевского. Не помню, какими были мои приоритеты в то время, но сейчас у меня такое впечатление, что я читал Шестова, потому что мне было интересно… меня интересовало не то, о чем он говорит, а как он это пишет. Как бы это сказать? Мне кажется, что Шестов был первым, кто указал в России на стиль. И он был единственным, кто рассматривал Достоевского со стилистической точки зрения. Так мне кажется».


Далее – Шопенгауэр. В эссе «С любовью к неодушевленному» И.Б. призывает читателя прочитать его в первую очередь, чтобы «сэкономить время».
Проза 19-20 века. В Нобелевской речи И.Б. говорит о том, что у человека прочитавшего Диккенса, Флобера (и Достоевского) никогда не поднимется рука на другого человека. Среди прозаиков 20 века И.Б. особенно ценил шестерых: Платонова, Кафку, Музиля, Фолкнера, Пруста и Беккета. Джойса тоже. Но ставил его ниже.
Поэзия. Ограничимся цитатой из речи на открытии первой книжной ярмарки в Турине 18 мая 1988 года.
im45ages«Если ваш pодной язык английский, я мог бы pекомендовать вам Робеpта Фpоста, Томаса Хаpди, У. Б. Йейтса, Т. С. Элиота, У. Х. Одена, Маpианну Муp и Элизабет Бишоп. Если язык немецкий — Райнеpа Маpию Рильке, Геоpга Тpакля, Питеpа Хухеля и Готфpида Бенна. Если испанский — Антонио Мачадо, Федеpико Гаpсиа Лоpку, Луиса Сеpнуду, Рафаэля Альбеpти, Хуана Рамона Хименеса и Октавио Паса. Если язык польский — или если вы знаете польский (что было бы для вас большим преимуществом, потому что в высшей степени замечательная поэзия нашего столетия написана на этом языке) — я бы назвал вам Леопольда Стаффа, Чеслава Милоша, Збигнева Хеpбеpта и Виславу Шимбоpскую. Если фpанцузский, то, конечно, Гийом Аполлинеp, Жюль Сюпеpвьель, Пьеp Ревеpди, Блез Сандpаp, кое-что Поля Элюаpа, немного Аpагона, Виктоpа Сегалена и Анpи Мишо. Если гpеческий, то вам следует читать Константина Кавафиса, Геоpгия Сефеpиса, Яниса Рицоса. Если голландский, то это должен быть Маpтинус Hейхоф, особенно его потpясающее Аватеp. Если поpтугальский, то Феpнандо Песоа и, возможно, Каpлос Дpумонд де Андpаде. Если язык шведский, читайте Гуннаpа Экелёфа, Гаppи Маpтинсона, Томаса Тpанстpёмеpа. Если pусский, это должны быть, как минимум, Маpина Цветаева, Осип Мандельштам, Анна Ахматова, Боpис Пастеpнак, Владислав Ходасевич, Велимиp Хлебников, Hиколай Клюев. Если это итальянский, я не беpу на себя смелость пpедставить какое-либо имя этой аудитоpии, и если я упоминаю Квазимодо, Сабу, Унгаpетти и Монтале, то пpосто потому, что я давно хотел выpазить мою личную благодаpность и отдать дань этим четыpем великим поэтам, чьи стpоки pешительно повлияли на мою жизнь, и я pад сделать это, стоя на итальянской земле.»

В заключение еще две цитаты.
Первая – об отношении И.Б. к чтению.
«Приятельство могло кончиться из-за того, что кто-то предпочел Хемингуэя Фолкнеру;
def74aultдля нас Центральным Комитетом была иерархия в литературном пантеоне.
Начиналось это как накопление знаний, но превратилось в самое важное занятие, ради которого можно пожертвовать всем. Книги стали первой и единственной реальностью, сама же реальность представлялась бардаком или абракадаброй. По сравнению с другими мы явно вели вымышленную или выморочную жизнь. Но, если подумать, существование, игнорирующее нормы, провозглашенные в литературе, второсортно и не стоит трудов».

Вторая – из Льва Лосева, друга и биографа И.Б.
«На что рассчитывал Бродский, давая своим студентам такие списки?.. Я полагаю, что Бродский имел в виду не столько реальный список чтения, сколько горизонты гуманитарного знания, некую карту той страны, которую он сам обжил и в которую он приглашал своих учеников». ( «Иосиф Бродский. Труды и дни. Поэт на кафедре»).

 

 

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (1 голос, оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментариев 20

  1. Игорь Касьяненко:

    Ознакомился со списком Бродского и понял: Я американский студент. %)

  2. Павел Кричевский:

    Все мы в этом смысле в большой степени американские студенты. Важно понять насколько можно успеть убежать из этого состояния невежества — сколько книг можно успеть прочитать…

    • ПолФердинанд:

      «Если вы совершенно невежественны, вы непременно подбросите несколько свежих мыслей.»
      Герберт Прокноу . Финансист, писатель, автор анекдотов и свежих мыслей.
      «Все мы невежды, но в разных специальностях.»

      Это я в своё оправдание laugh

      Сам же спешу сказать: важно понять, что за книгами легко в реальной жизни, незаметно для себя, скатиться в пропасть иного свойства. И тут хочется процитировать из Е. Фулерова о пельменях эпизод -разговор сына с умным папой, проходя мимо мертвеца. Сильно!

  3. Павел Кричевский:

    Борхес, Маркес, Зко, Кастанеда — где они? Да, путешествие по книжной стране дело очень индивидуальное…

  4. Игорь Касьяненко:

    Зато я Платона «Диалоги» читал! smile

  5. Павел Кричевский:

    Я уверен, что это «зато» ты можешь адресовать большей части позиций списка. Не скромничай.

  6. Игорь Касьяненко:

    Мы ещё кажется вот этой книгой торговали в «Летнем саду»
    «Поэзия. Критика. Эротика. Эссе разных лет. М.: Русское феноменологическое общество, 1996.»
    Я не прочитал, но помню, как продавал её в воскресенье Будрайтису. В магазине по выходным был только я . А он гуляя в эти дни по Большой Никитской и всегда заходил пообщаться и купить пару новинок. Он тогда работал рядом в посольстве Литвы. Выбор чтения у него был безукоризненный.

  7. Павел Кричевский:

    Хорошая книга по-моему всегда должна содержать в себе поэзию, критику и эротику smile

    • Игорь Касьяненко:

      ААААААААААААА.Забыл написать! smile
      Автор этой книги — Октавио Пас. Синенькая такая, в мягкой обложке…..

    • Lilya:

      …………..всегда должна содержать в себе поэзию, критику и эротику…….

      Ой, как интересно, а поподробнее можно? Osmile списком, пожалуйста и ссылочки smile
      а то мне папа подсунул Энгельса «ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЕМЬИ, ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И ГОСУДАРСТВА»
      Как раз читаю о разделении труда в семье
      Остальные книжки папа спрятал! sad

  8. Павел Кричевский:

    Не встречал. Наверное это было первое отечественное издание Паса

  9. Павел Кричевский:

    Lilya, если папа спрятал, тогда поподробнее — только после возникновения семьи… :P

  10. Павел Кричевский:

    Крепись, Lilya! Каждому овощу — свой фрукт *DANCE*

    • Lilya:

      ….Сегодня комната родителей пуста,
      Луч света под дверьми сменила темнота,
      Нет больше ни ключей, ни жаркого камина,
      Ни поцелуев нет, ни шалости невинной…

    • Lilya:

      Она была полураздета,
      И со двора нескромный вяз
      В окно стучался без ответа
      Вблизи от нас, вблизи от нас.

      На стул высокий сев небрежно,
      Она сплетала пальцы рук,
      И легкий трепет ножки нежной
      Я видел вдруг, я видел вдруг.

      И видел, как шальной и зыбкий
      Луч кружит, кружит мотыльком
      В ее глазах, в ее улыбке,
      На грудь садится к ней тайком.

      Тут на ее лодыжке тонкой
      Я поцелуй запечатлел,
      В ответ мне рассмеялась звонко,
      И смех был резок и несмел.

      Пугливо ноги под рубашку
      Укрылись: «Как это назвать?»
      И словно за свою промашку
      Хотела смехом наказать.

      Припас другую я уловку:
      Губами чуть коснулся глаз;
      Назад откинула головку:
      «Так, сударь, лучше… Но сейчас

      Тебе сказать мне что-то надо…»
      Я в грудь ее поцеловал,
      И тихий смех мне был наградой,
      Добра мне этот смех желал…

      Она была полураздета,
      И со двора нескромный вяз
      В окно стучался без ответа
      Вблизи от нас, вблизи от нас.

      1870

      Ему так можно было? В 16 лет… :-[

  11. Павел Кричевский:

    значит папа Рембо недалеко спрятал, раз нашла…

    • Lilya:

      Спасибо за список Бродского. Он меня сразил наповал…. Мне теперь придётся в свои 17 с половиной разворачиваться на 180 градусов и начинать жить сначала sad

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


3 + 9 =