Анна Кожевникова (Каракатица). Диалоги с природой

зимний  парк без снега, туманВот уж не новость! Через несколько часов наступит Новый год! На улицах, в домах, в поездах, в больницах, взрослые и дети будут поздравлять друг друга, радоваться и чего-то ждать от будущего, хотя бы в Новом наступившем году. Но время разве имеет душу? Оно как река течет, и течет молча… И только тот, кто сольется с ее молчаливой неторопливостью узнает, что в словах мало смысла.

— Но ведь «В начале было Слово…», – скажете Вы.

— Да. Но какое?! Ведь то «Слово» звучало, как творящий, могучий звук, как энергия, преобразовывающая плоть мира!

Да, да… люди общаются словами. Сколько умных фраз произнесено человечеством за все тысячелетия цивилизации. Сколько философских трудов написано о том, что такое человек…

«Человек должен быть верующим, или должен искать веры, иначе жизнь его пуста, пуста…». О, из какой душевной глубины и безнадежности родились эти слова чеховской героини?!

Слова, слова… Зачем они плетут кокон для земного шара?! А он…как огромен, с его природным великолепием, и как он мал по сравнению с бесконечной вселенной… Но для муравья, несущего крупинку в муравейник по проезжей дороге – это имеет смысл?

И в чем смысл того, что накануне Нового года, и сегодня и завтра вместо снега – только дождь. Тротуары – черные, мокрые, или день вдруг вспыхнет весенним солнцем – диким, апрельским, вспыхнет так, что сам ужасается неестественности тепла. Да, природе плохо.

— Ты почему безумствуешь? – спрашивает ее прохожий.

— Я болею, – отвечает она туманом.

И опять наступает пауза, провал в бесчувствие, в бесплодие…

— Но ведь в тебе еще столько сил! – все  же спорит с ней прохожий.

— Это силы для умирания, а не для жизни, – отвечает она. — Силы для будущей боли…

— Но зима – не для умирания, а для отдыха!

— Ты хочешь, чтобы я отдохнула от того чего нет? – усмехается природа серым, мрачным небом.

— От переполненности чувствами… ведь было яркое лето, осень!

— Не помню…

— Не помнишь и то, как своей красотой разбудила молодую женщину, а она – маленького сына, не помнишь, как они вместе, глядя в окно, любовались предрассветным, заснеженным садом, твоей белой лохматостью на деревьях?

— Ты хочешь сказать: «Сколько несказанного в каждой жизни, времени года…». Вот и замолчи… а я буду болеть.

— Но я не верю тебе! – возмущается прохожий. – Пусть нет взаимности. Но ты не должна унывать. Пусть твоя печальная сырость затянулась. Но не убивай в себе красоту. Она нужна, прежде всего – тебе же…

— Для чего? Чтобы деревья расцветали зимой? Для этой лжи? Чтобы убить цветение морозом? Ведь оно не имеет силы…

— Все имеет смысл! Ты же знаешь, что красота многолика. Здесь и сейчас ты тоскуешь, притворяешься промозглой, равнодушной, но ведь не так уж далеко – хотя бы в тропиках не кто-то, а ты, все так же прекрасна яркостью красок. А потому я прощаю тебе здешнюю серость и равнодушие к тем, кто тебя продолжает любить, потому что ты — Жизнь. Ты жизнь даже в безжизненной знойной пустыни! А здесь… здесь, я верю, ты еще разгуляешься метелью, серебром снежинок и ослепительным мартовским снегом.

Читать другие миниатюры, участвующие в конкурсе «Колибри» 2014

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (3 голос, оценка: 4,33 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


8 + 3 =