Сергей Коровенко (Зозуля). Облако

домик в лесуКаждого, кто входил в эти уединенные, укромные пределы всегда предваряла одна и та же будничная, но многоликая в своих откровениях новость-Вселенский покой.

По  утрам  на  лесной  поляне  перед  одиноким  домом, окруженным  высокими  столетними  соснами,  клубились  прохладные  густые  туманы. Под  их  непроницаемым  покровом  шумными,  едва  различимыми  тенями  радостно  порхали  юркие  стайки  только — что пробудившихся  птиц,   нервно  потягивая  влажный   воздух,  к  покрытому  камышом  озеру  медленно  пробирались  грациозные  косули.

Солнечный  свет  своими  длинными, косыми лучами благоговейно  касался  верхушек  нетронутых  шелковистых  трав, незаметно  теряясь  в  их    непроглядном  сумраке.

Подражая  неповторимой  уязвимости  человеческой  жизни, яркими  мгновениями  многоликого  мира  повсюду  блистали  трепетные зерцала  только  что  зародившихся  рос, чтобы  через  миг  безропотно  пасть  на  ниву  страстного  и  бренного.

Несказанное  и вечное здесь  всегда  по-особому кротко проявляло  свое  присутствие  во  временном  и  проходящем: невидимое  сияние  Божьей  Любви  легкою  проникновенною  негою  пытался  укрыться в  радостном  солнечном  свете. Вечность вдруг  замедляла  свое  течение  до  земного  времени, намереваясь  достичь  беспристрастного  совершенства  земных  будней,  и,  обретя  покой, застывала  в  томном придыхании  теплого  летнего  ветра. Божье  Слово,  открывая  свои  бездонные  глубины,  обращалось  к  миру    незатейливою  простотой  повседневных  слов…

Иногда,  по  вечерам,  небесное  облако  зависало  над  покрытой  луговыми   цветами  лужайкой.

Его  присутствие  выдавал лишь насыщенный  золотистый  свет  на  листьях горькой  полыни,  да  благоухающий  запах  ладанника,  тонкими  холодными  прожилками  источавший  терпкий  аромат  небес.

Облако  манило,  втягивало  в  себя.  В  его  беспристрастной  мгле  все,  лишенное  слуха  и зрения, обретало  уже иное  видение, замирало  в  своем  бесконечном  ожидании  чуда,  погружаясь  в  предчувствие  встречи  с  неведомым, но  долгожданно-родным  и  радостным.

Пребывая  в  нем,   дыхание  замедлялось, становилось  поверхностным  и  едва  заметным. Мысли  обретали  ясность, свободно  созерцая настоящее,  в  котором  легко  можно  было  распознать    оттенки   прошлого  и  контуры  будущего.

Оно  безмолвно  радовало, но  не  восхищало, назидало,  но  не  властвовало,  торжествовало, но  не возносилось…

Войдя в  глубины  человеческого  сердца,  оно растекалось  в  нем  умилительной  негою,   расширяясь  вместе  с  ним  до  окраин  беспредельности, увлекая  его  за  собой  к  пределам  безмолвия.

И где-то там  за  границей молчания, испытав  странника,  оно  всегда  указывало  ему  путь,  ступив  на  который  он неизменно  попадал  на  тропинку,  которая  непременно  возвращала  его  домой, —  на  Восток,  к   Истоку  Всего.

Читать другие миниатюры, участвующие в конкурсе «Колибри» 2014

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (2 голос, оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


2 + 5 =