Юрий Совенко (Georg). Мусорка

мусорка, бомж

— Па-а-а-звольте, это что еще за новость — в чужих бачках копаться! — обратился человек с испитой наружностью к молодой паре, которая рылась в мусорном контейнере. Не выявив в действиях чужаков абсолютно никакой реакции, он окликнул товарища:

— Это наша территория, правда, Толян?

Анатолий в ответственный момент работал кадыком, как помпой, проталкивая в глотку портвейн. Оторвав губу от «фугаса», товарищ громко икнул, затянулся беломориной, смачно сплюнул на снег порцию коричневой слюны вместе с окурком, и тоном, не терпящим возражений, промолвил густым осипшим басом:

— Убирайтесь отсюда, крохоборы, живо! Не то мы вам ноги переломаем!

На что мужчина, одетый вполне прилично для известного занятия, ответил:

— Жрать всем хочется! А территория эта ничейная, Барыга не внес в реестр новый объект — не было раздела собственности, не было… Тендер не объявляли, микрорайон на торги не выставлялся. Отвали, бомжара!

На всякий случай говоривший схватил бутылку из-под шампанского и резким, вероятно, привычным движением отбил дно у сосуда. Женщина, не обращая внимания на перепалку, продолжала возиться со стеклом — битые и щербатые бутылки отставляла в сторону, а годные аккуратно размещала в ячейки.

Отойдя на безопасное расстояние, мусорные короли потягивали сделавшийся вдруг невкусным портвейн, исподлобья наблюдая за дамой. Та, заполнив пивными бутылками последний ящик, сняла перчатки и закурила Marlboro. Затянувшись, набрала номер на мобильном, сказала абоненту, что они скоро подъедут, как и договаривались. Возможно, задержатся, если доведется устранять конфликт силовым методом. А трупа будет два, уточнила она спокойным голосом. Затем захлопнула створки престижной модели Nokia, неторопливо пересекла пустырь и свернула во двор шестнадцатиэтажного дома.

Через минуту к бакам подъехал новенький джип, за рулем которого сидела знакомая женщина. Изящно соскочив со ступеньки могучей машины, дама подняла дверцу багажника — напарник играючи забросил ящики и уселся на пассажирском месте, не испытывая интереса к посрамленным коллегам.

Из-под колес рванувшего автомобиля синусоидой вылетела порция снега и грязи, окатив коктейлем задумчивых бродяг. На лицах друзей запечатлелось крайней степени удивление, сделавшее их физиономии глупыми и несимпатичными. У Толика ветер свистел во рту, который раскрылся, как у взнузданной лошади, и не думал захлопываться. Его соратник, оставшийся, по задумке автора, безымянным, направил в небо указательный палец и остолбенел; чувствовалось, что в непокрытой голове происходит потрясающе сложный процесс.

Почесывая немытые затылки, приятели так и не разгадали — работа это у приличных господ или все-таки хобби…

Читать другие миниатюры, участвующие в конкурсе «Колибри» 2014

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (4 голос, оценка: 2,50 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


1 комментарий

  1. Iваноff:

    У меня такой случай в реальной жизни был. У знакомого всё было: и джипы, и бизнес, и домина, и Канары….А потому вдруг раз и выяснилось, что его топ-менеджеры где-то с наценкой ошиблись и ему нечем платить за кредиты, и всё что он считал своим — уже не его, а банка..
    Вот тогда он увидев бомжа у бака и сказал, что, мол, этот бомж богаче его…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


1 + 2 =