Украина – Россия. Война в одну сторону

загруженоЕсли бы не трагические обстоятельства, это можно было бы назвать удовольствием для гурмана — находясь на Украине, можно смотреть по телевизору как российский канал «Россия 24», так и  украинский канал «24».

Как можно догадаться, оба канала совершенно однотипны. Бытие не дается нам просто так, учит Хайдеггер, его можно обнаружить только в разрывах и умолчаниях. С объективной информацией то же самое: она не в том, о чем СМИ говорят, а в том, о чем они умалчивают или недоговаривают.

Оба канала описывают одни и те же события. Эфир 9 августа, вечер. Украинский канал говорит о шести освобожденных населенных пунктах; «Россия 24» тоже говорит, что войска ДНР освободили «несколько населенных пунктов». Украинский канал показывает высотный дом в Донецке и говорит, что его обстреляли террористы; тот же дом мелькает в сводках «России 24», и там говорят, что дом «обстреляли украинские военные».

Сюжеты начинаются с панорамной съемки — показывают пробоины в доме, дым на заднем плане, разрушенную детскую площадку и, конечно, синхроны местных жителей. На российском жительница ругается, что нет нормальных бомбоубежищ; на украинском — «они начали стрелять оттуда, мы спрятались сюда». Характерно, что мирные жители не выражают симпатий какой-то одной стороне. Можно догадаться, что они уже ни на чьей стороне, им плевать, откуда летят снаряды; они просто проклинают всех.

Собственно, вопрос «чьи снаряды бьют по мирным жителям» — ключевой вопрос этой войны. В современных войнах, как писал Мерло-Понти, воюют не за населенные пункты, а за моральную правоту, за то, чей ад считается гуманнее, — потому что все войны теперь ведутся за мир. Мирные жители в обоих синхронах называют тех, кто, по их мнению, выпускает снаряды, «они» и «эти»; телеканалы даже не догадываются, как они в этот момент похожи. За смерть никто не хочет отвечать; ответственность возлагается обеими сторонами на абстрактное и безымянное зло, на некое «оно». Как будто «оно» обладает собственной волей и убивает само. Но мы-то знаем, что убивают люди.

Далее сюжеты повторяются буквально: зона АТО, разбор баррикад на Крещатике, митинг в Харькове против Кернеса. «Россия 24» утверждает, что митинговали не только против Кернеса, но и за и что все закончилось потасовкой. Украинский канал ничего о драке не сообщает. Про разбор баррикад показывают одни и те же кадры, но комментируют, естественно, противоположно; российский — в духе «в Киеве опять бардак, и опять какие-то люди жгут шины»; украинский — «люди наконец-то решили навести порядок, чтобы не было бардака».

То есть это вполне нормальный параллелизм: есть такая точка зрения на Украину, есть противоположная, тут все нормально — до тех пор, пока не вспоминаешь, что телеканал «Россия 24» — вообще-то не украинский. Но ведет он себя так, как будто он «тоже» украинский (других новостей там, в сущности, нет, поэтому иллюзия полная). Это особенно заметно здесь, на Украине: что главная и единственная цель российского телеканала — до деталей мимикрировать и притвориться украинским.

Преимущество украинских СМИ перед российскими — даже если допустить, что там тоже пропаганда, — одно, но существенное: украинские СМИ говорят все-таки о событиях в собственной стране.

Все это напоминает сюжет, условно, сказки Шварца про тень, переосмысленной японским режиссером — с элементами мистики и триллера. Жил человек, у которого был брат-близнец, умерший при рождении; а когда человеку исполнилось 23 года и у него есть работа, дом, невеста, вдруг в деревне появляется призрак умершего брата, который утверждает, что это он — настоящий, а его 23-летний брат — напротив, призрак и мертвец. И поскольку призрак умеет убеждать, то все постепенно начинают верить ему. И вот у настоящего брата уже нет ни работы, ни дома, а невеста, слегка поплакав, уходит жить к призраку, потому что женщины любят ушами. И настоящий близнец понимает, что единственное слабое место призрака — его неспособность к абстрагированию. Зомби не видит себя, он способен оценивать только других (тут такая хорошая мораль появляется у фильма: единственное отличие человека от призрака — это способность к самокритике).

В ситуации, когда у украинских СМИ обнаружился вдруг десяток братьев-призраков, единственный способ борьбы — быть самокритичными. Естественно, украинские медиа защищают армию, подыгрывают своим военным, дозируют сводки — но при этом они не устают критиковать собственные власти, президента, премьера, министров и даже военных. И даже допускают — насколько это возможно во время войны — противоположную точку зрения.

Сюжет на украинском канале «24» о взятии Марьинки: на блокпосту появляются типичные симпатизантки ДНР, и они кричат украинскому корреспонденту: «А вы поезжайте в Марьинку… Порошенко ваш обещал, что не будет стрелять по мирным людям… Зачем вы к нам приперлись… Зачем пришли на нашу землю…» Дальше это превращается в монолог в духе Сорокина, где смысл теряется и остаются только растерянность и страх, а в конце одна женщина говорит другой: «Да зачем ты это говоришь, они все равно это вырежут».

А вот бойцы «Айдара» говорят на том же канале, что люди встречают их «по-разному, где-то хорошо, а где-то не очень». «Украина пока проигрывает торговую войну России» — Пятый телеканал. На всех каналах повторяют мнение эксперта, что прежде чем направлять солдата в зону АТО, его нужно шесть месяцев готовить, иначе это преступление. Российские медиа приучили к тому, что те, кто против, — это враги; на Украине те, кто против, — это не враги, а еще очень долгое время «свои». И в условиях войны это правило не изменилось: и те, кто сносит палатки на Крещатике, и те, кто их защищает, и женщины из ДНР — это все равно «свои». «Враги» — только те, кто с оружием, кто стреляет.

В основе такого поведения украинских СМИ лежит доверие к зрителю и слушателю — он более самостоятельный и «сам разберется».

Поэтому, например, выступление Виталия Чуркина в Совбезе дают на «24» целиком, без комментариев: с точки зрения Украины абсурдность его речей саморазоблачительна, она не требует пояснений.

Такой фокус в России не прошел бы — зритель тут не привык понимать что-то сам, он вообще не привык к «другой стороне», поскольку российская пропаганда строится по принципу «ни слова, ни полслова врагу». «Россия 24» не может дать без комментариев речь, условно, лидера украинской Радикальной партии Ляшко — что тоже было бы саморазоблачительно, предположим, — просто потому, что наш зритель не поймет «игры контекстов». Ему обязательно нужен толкователь.

Собственно, главная цель этого исследования — узнать, какова в украинских СМИ степень агрессии по отношению к России. А также — везде ли «пропаганда одинакова» и есть ли она вообще на Украине. Если учитывать, сколько мы об Украине как государстве и самих украинцах наговорили за пять месяцев, логично было бы предположить «симметричный ответ». Между прочим, главный моральный фундамент нашей пропаганды в том, что «идет информационная война» и даже если где приврал или недоговорил — это нормально; на войне «все ведут себя так». Собственно, отрицательная этика, на которой строится идеология последних 15 лет, — не «мы хорошие», а «все остальные точно такие же» — служит оправданием и тут: наши пропагандисты уверены, что украинское ТВ ведет себя «точно так же». Что там тоже «нас ненавидят» и «разгул пропаганды».

На Украине до недавнего времени была одна разговорная радиостанция — «Эра ФМ». Я целыми днями слушаю ее, и, к моему разочарованию, большинство программ по-прежнему «скучные» — про зерно, налоги, болезни, про комаров и экономику. Вот разговор с экс-министром регионального развития Василием Куйбидой. «Война с Россией, конечно, повиляла на ситуацию с недвижимостью». В украинском обществе до сих пор идет дискуссия — называть это войной или не называть, экс-министр не скрывается за эвфемизмами, но на этом и точка. Продолжает про макроэкономику. Вот сидят в студии два депутата. «Россия может давить на Европу, Европа давит на нас…» — «Да бог с ней, с Россией», — отвечает один из участников. Это очень типично. Никто не говорит специально о России, не исследует ее агрессивную природу и милитаризм — что было бы предсказуемо. Тут вообще не склонны к обобщениям; такое ощущение, что о России говорят только в крайнем случае, предпочитая эвфемизмы «северный сосед» и «сусiдня держава». Что за этим стоит? Да ничего. Собственно, про Европу и Америку тоже мало говорят.

Украинские СМИ говорят про Украину.

Канал «1+1», программа «ТСН». Семь или восемь сюжетов — всё про Украину: опять Крещатик, АТО, раненые. Помощь фронту. Площадка для санитарных вертолетов на месте стадиона; пошив формы. Один сюжет про выборы в Турции. Девочка из Славянска рассказывает, что боевики плохие, — о’кей, это можно назвать пропагандой. Точно такие же девочки на российском ТВ рассказывают, какие плохие украинские военные.

Я досмотрел программу до конца. Ничего оскорбительного про Россию и даже Путина. Собственно, я ничего вообще про Россию не услышал. Был сюжет из Евпатории, он длился ровно три минуты, о том, что вместо молока в пакетах оказалась вода. Интересно, КАК диктор говорит об этом. Так Екатерина Андреева рассказывает о новорожденном слоненке в зоопарке. Тут классический случай, когда диктор только глазами и улыбкой выражает свое отношение. Та же ведущая во вторник, 12-го, комментирует сюжет о визите Путина в Египет. Все предельно уважительно, и только грустная улыбка в конце.

11 августа, программа на ICTV — «Свобода слова». Прямой эфир. Опрос «Решится ли Россия на военное вмешательство»: 62% считают, что нет, 38% — что да. Ток-шоу в России — это кумулятивный снаряд, он всегда бьет в одну точку. Украинское ток-шоу непредсказуемо. Даже если оно собирается с пропагандистской целью, то заканчивается взаимными упреками и разоблачением друг друга. Выступает спикер Минобороны Андрей Лысенко — куча упреков. Затем слушают лидера партии «Громадяньска позиция», бывшего министра обороны Анатолия Гриценко — и ему масса упреков. Сам Гриценко критикует Яценюка, министра обороны, президента. Затем атакуют вопросами замначальника СБУ Виктора Ягуна. Вопросы про крышевание, про наркотрафик через границу — в той же зоне АТО. «Если вы не готовы отвечать за ведомство, зачем вы пришли?» — бросают ему, когда он пытается уйти от ответа.

Наконец, депутат Ляшко. «Много предателей. Мы никогда не победим, пока не разберемся с предателями в Киеве». Депутат Ляшко — тот еще украинский Ле Пен. Интересно, что даже он ничего не говорит про Россию (кроме того, что называет ее агрессором). Весь его пафос — против своих: «Так называемые беженцы сейчас все греются на морях. Все пляжи заняты донецкими номерами. Пусть побудут под “Градами”». Ведущий отвечает: «Ця нелюдська ворожiсть нагадуе радiсть деяких стосовно загибелi людей — хто б вони не були». То есть намекает на реакцию «некоторых» на майскую трагедию в Одессе, давая понять, что это недопустимо. «Тверда рука не завадить» (твердая рука не помешает), — говорит далее Ляшко. «Твердая рука у нас уже была, — отвечает ему депутат из «Батькивщины» Соболев. — И где она сейчас?»

На Украине яростно спорят друг с другом. Россия как страна в украинском эфире — как ни странно, момент умолчания, это еще и реакция на травму. Представить, что придется воевать, не мог никто — и до сих пор не могут.

Единственное исключение — в украинских СМИ есть такой формат передачи — «Так что же случилось с россиянами?»: психологический уклон, попытка «разобраться». Что важно — с помощью самих же российских экспертов. Украинские медиа, даже говоря о том, что Россия наращивает войска на границе, посылает технику боевикам и нарушает воздушное пространство, умудряются говорить об этом так, как будто это не о России речь, а о каких-то отдельных от России войсках или отдельных боевиках. Не забудем, что в эфире государственного радио в прямой трансляции идут заседания Рады. И депутаты, кроме слов «российская агрессия» и «ворог», не употребляют никаких других слов. Никакой прибавочной стоимости, никто не занимается символическим умножением и расширением словесного зла.

Я уже дописывал этот текст, и вдруг подарок: весь день в эфире «Эры ФМ» (13 августа) обсуждают гуманитарный конвой, а также — попутно — российскую пропаганду. Утром разговор с медиаэкспертами. Вопрос — нужно ли заниматься контрпропагандой? Это многие ощущают как проблему — что Украина ничего не противопоставляет пропаганде. «Мы проигрываем российской пропаганде». Но все-таки вывод такой: это недопустимо для СМИ. Весь день обсуждают конвой. Рассматривают это и как компромисс с Россией, и как то, что «не принять помощь» будет политическим проигрышем. Половина звонящих (кстати, русскоязычных) предостерегают, ругают Путина, говорят «нам не нужна помощь от агрессора». Впрочем, тут же — и другие мнения: вот звонит явный антимайдановец, вот условный буддист-примиренец — «нас-хотят-поссорить». Никакого монолитного мнения в эфире нет, опять-таки слушатели спорят с «предыдущим выступающим».

И при всем этом — ни одного оскорбления русских, никаких слов, аналогичных звучащим в нашем эфире «фашистам» или «карателям». Никакого аналога концепту «украинцев не существует». Только сожаление по поводу «зомбированности». Реакция скорее рациональная, но и эмоции не переходят какую-то важную грань. Никаких «москалей» в эфире. Ничего личного про россиян и Россию. Ничего.

Когда слушаешь все это, понимаешь, что в украинском эфире не хватает какого-то привычного для российских медиа элемента. Нет источника ярости, нет постоянного механизма воспроизведения эмоционального возбуждения. Интересно, думаешь: откуда он вообще высекается технически, за счет каких форматов? Вспоминаешь, что в русском радиоэфире много таких толковищ со слушателями, а также «бесед с экспертами», которые на самом деле занимаются сугубо поддержанием нужного уровня истеричности. У нас это принимает вид чего-то «доверительного», «откровенного», «новой искренности» как бы «без границ», доходящей до иррациональности, — но на самом деле это просто «электростанция эмоций».

Благодаря ей в России за пять месяцев появилась целая категория слушателей и зрителей, которые, по сути, составляют нечто единое с информационным полем: люди, заряжающиеся яростью от эфира — и возвращающие ему эту ярость.

В украинском эфире нет аналога такого слушателя. Там тоже есть радикалы, классические националисты старой школы, которые «против России, но и против Европы», против «всего этого гомосексуализма». Они были всегда, но и раньше, и особенно сейчас они — маргиналы и составляют примерно полтора процента. Их агрессия утыкается в стену рациональности, в доминирующую концепцию «разных мнений» — и исчезает, испаряется, не имея последствий. Вместо этого в украинском эфире — другой массовый тип слушателя, который восхищается Украиной, актами самопожертвования людей, стойкостью духа и т.д. Условно, это такой вариант украинской «духовности»: но важно отметить, что эта духовность порождает забытье, умиротворение и примирение с действительностью, а не агрессию.

Вопрос: почему здесь, во время войны, тип ненавистника не стал массовым — как в российском эфире? Дело в том, что отсутствует сам источник ненависти — исходящий от медиа. Нет источника — нет и агрессивного типа, им порожденного. Все очень просто.

Основное заблуждение российской пропаганды — что на Украине только о России и думают. Это фактически не так: Украина сейчас говорит в первую очередь о себе, она вся сосредоточена на себе. Кроме того (что не менее важно) — Украина при всем происходящем эмоционально вовсе не перестроилась на военный лад. Мало того, украинские СМИ всеми силами стремятся не переходить на военный лад, хотят удержаться в формате «мирной жизни».

 Тут тоже есть партия войны — вот тот же Гриценко, например, и его тезис «это война, нужно военное положение»; Гриценко употребляет, кстати, знакомую всем нам фразу «все для фронта, все для победы», но и эта точка зрения — милитаризация всего — никак не является доминирующей.

Российские официальные медиа внушили себе, что находятся в состоянии войны с целым миром, и живут этой верой; они уверены, что то же настроение царит и по ту сторону стекла, — но тут они ошибаются. Никто, кроме российских СМИ, не живет в состоянии войны. И не хочет. Российские медиа напоминают Сизифа, который каждый день толкает свой камень наверх — забыв, что перед ним зеркало, предупредительно поставленное санитарами.

Автор:  Андрей Архангельский

Оригинальное название публикации: «Кому мать война»

Источник: colta.ru

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (3 голос, оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментариев 26

  1. харьков:

    еще одно подтверждение тому,что ватники не люди

  2. сокол:

    «У России есть особая миссия, но она лежит не в сфере экономики или политики. Миссия России заключается в том, что она одна знает единственный путь, ведущий к Богу. Другим народам это не дано!». (Чаплин)
    *CRAZY*

  3. Миросозерцатель:

    Господи! Как дети малые, честное слово! Послушать автора, так то, что вещает мне мой телевизор — сущая правда, а то, что визжит зомбиящик за стенкой у соседа — эталон лжи и злословия. Вы до сих пор не поняли, что телевизор это инструмент по настраиванию Ваших мозгов? Да какая разница в какой стране он стоит и какой канал показывает!
    Люди! Ну вы же можете разобрать когда ваше чадо шести лет вам врет, а когда нет! Почему телевизору вы так безоговорочно верите. Журналисты везде одинаковые, они везде работают за деньги — что им закажут, то они и будут говорить.
    Я по работе 2-3 раза в неделю звоню в Россию и общаюсь с контрагентами. Знали б вы как они за нас переживают, чтоб у нас скорее война закончилась, чтобы экономика наладилась, чтоб мы жили хорошо. Там нормальные люди, а не «ватники» как их харьков назвал. Типа Вы, молодой человек, в фуфайке у себя на даче не ходите…
    Мы сами и есть источник ярости и злобы! Мы сами есть Война! Когда вы это поймете

    • Игорь Касьяненко:

      Вот совсем согласен, кроме последнего. «Мы сами и есть источник ярости и злобы! Мы сами есть Война! »

      Мы — не война. Наш зомбоящик, как правильно заметил автор, ориентирован на додерибанивание и передерибанинивание материальных остатков советского наследия.
      Поэтому нам война ни к чему ( нам в смысле — им, тем кто заряжает зомбоящик в Украине)

      • Миросозерцатель:

        Да, безусловно, на словах мы все хотим мира. Но есть понятие «конфликтный человек» и есть понятие «неконфликтный человек». Как правило конфликтные люди сами страдают от постоянных стычек со всем миром, но не понимают почему это происходит. В обход нашего сознания нам внедряют конфликтную, агрессивную модель поведения. Когда мы осознаем это, останется только изменить свое поведение и настанет мир. Но до тех пор мы будем обвинять в наших проблемах всех кого подвернет нам под руку все тот же зомбоящик. Это и дает мне право утверждать, что источник войны в нас. И я уже далеко не один в своих убеждениях.
        В данном случае холодный трезвый рассудок полезнее эмоций.

        • Игорь Касьяненко:

          Тут вот смущает слово «мы.» Получается, что «мы» — это все. Но ведь мы — это же не все ? smile
          Вот я, например, — не «мы».
          И Вы, Миросозерцатель , — тоже не «мы»
          «Мы » — призывают к войне за свою правду.
          А я и Миросозерцатель призываем сначала к миру, то есть к ситуации, когда мы ни при каких обстоятельствах не воюем, а только потом уже, договорившись о незыблемости мира, начинаем выяснять правду.
          Поэтому я считаю, что не все мы — это «мы» smile

  4. Наталья Говорухина:

    Подобные статьи только усугубляют и «обостряют дружбу между народами»(М.Задорнов) . Как человек, имеющий косвенное отношение к раскрутке ресурсов знаю, чем больше скандалов,ссор и обвинительных комментариев вываливают читатели друг на друга — тем выше рейтинг сайта. Кому-то пришла гениальная идея измерять рейтинг количеством заходов пользователей на сайт. Все же надеялась, что АТС избежит этой печальной участи. Ошиблась. Жаль. sad

    • Игорь Касьяненко:

      Наташа, ты как и Фулеров опять выносишь приговоры не читая текста.
      Для информации — специально для тебя:
      «В Сумах всплеск патриотизма повлиял на вежливость» — 777 заходов
      «Россия- Украина» — 306

      • Миросозерцатель:

        Надо отдать должное АТС! Сегодня это чуть ли не единственный сайт где агрессию в умах людей пытаются потушить *BRAVO* *BRAVO* *BRAVO*

  5. Макс Волин:

    Миросозерцателю:
    Автор, ведь, не пишет, что у него в России ТВ только врут, а в Украине говорят одну правду. НЕТУ ТАКОГО В ТЕКСТЕ. Автор лишь анализирует саму подачу информации по разные стороны границы.
    Притом, что он не берёт для примера передачи изначально настроенные на истеричность (типа «ТЫ НЕ ПОВЕРИШЬ!!!»). Такие передачи есть и в украинском телеэфире (вроде всяких шоу «Зважені та щасливі», «Пекельна кухня» и т.д.).
    Речь в статье шла лишь о новостных передачах. Которые (по идее) должны лишь информировать, «не углубляясь в эмоциональную сферу». И что он, с удивлением для себя, обнаружил в украинских новостях. Ведь у себя на Родине он уже привык к «плакатной назидательности» в информационных блоках.
    Уточню, для ясности. Человек пишет о редакционной подаче новостей, а не о фрагментах с прямой речью, где депутат может и на … послать. Дикторы, ведь, не употребляют словосочетаний «российские нацисты», «московская хунта» и подобных (Или я смотрю не те новости?). А в московских новостях Верховну Раду иначе как «киевской хунтой» не называют. И украинская армия у них — не армия, а «каратели» (Все без разбору. И артиллеристы, и пограничники, и те, кто гуманитарку подвозят).
    Словом, НЕ О ПРАВДЕ статья, а — про ЭМОЦИИ.

    p.s. А то, что ТВ, газеты и Интернет — зло, так с этим и не спорит вроде никто…

  6. Наталья Говорухина:

    Сегодня Пан Ги Мун ни с того, ни с сего встретился с Виктором Януковичем. Как с президентом. Затем на протяжении дня ушли по очереди в отставку Болотов и Стрелков. Американцы вдруг заявили, что готовы закупать у России вертолеты для Афганистана… Ребята! Мне кажется, мы на пороге очередного «шухера».Ждем-с…

  7. Миросозерцатель:

    Максу Волину:
    все там в тексте есть, очень даже понятно, что мы — цяця, а Россия — кака.
    Новостные передачи у нас давно уже не информативные, а очень даже истеричные. Российские новости немного по деликатнее, но работают на тех же инструментах, у них просто опыта побольше, кстати наши в последнее время тоже подучились и стали выдавать новости более зашифрованные, Россия в наших новостях конечно не хунта и не нацисты, но агрессоры и завоеватели. А хунта, по определению, это люди пришедшие к власти не легитимным путем и узурпирующие ее — разве не так! разве сейчас коммунистическую партию не запрещают, а на членов партии регионов через одного дело заводят. Я уже молчу, что Рада работает в количестве 290 человек, это при кворуме 300, с апреля месяца ни одно их решение не конституционно.
    Игорю Касьяненко:
    Вы забываете про Ноосферу, про коллективный разум. Мы есть организм, единый и целостный. Каждый в нем, есть неотъемлемая часть, созидающая или разрушающая. Из малых частей образуется общий фон. Я ведь не написал ВЫ, я написал МЫ. Я тоже часть этого организма. Вы, Игорь, обосабливаясь от общества, не теряете с ним связь, но не работаете на искоренение агрессии. Прошу не обижаться — это теория.
    Война прекратится ни когда мы перестанем стрелять по приказу, а когда уровень агрессии в обществе снизится и стрелять не захотят сами люди. Это не утопия — это закон Мира!

  8. Игорь Касьяненко:

    «Вы, Игорь, обосабливаясь от общества, не теряете с ним связь, но не работаете на искоренение агрессии. Прошу не обижаться — это теория.» не понял. Можно подробнее объяснить ?

    «Война прекратится ни когда мы перестанем стрелять по приказу, а когда уровень агрессии в обществе снизится и стрелять не захотят сами люди. Это не утопия — это закон Мира!»
    Пока в мире есть дьявол — то есть зло, люди всегда будут хотеть стрелять.
    Вот в нашей сегодняшней беде есть две стороны.абсолютно уверенные, что зло — на противоположной стороне. И в этом непобедимая сила зла. Его невозможно победить, потому что зло всегда на противоположной стороне.

    • Миросозерцатель:

      «Вот я, например, — не «мы»» — вы уже не осознаете себя членом общества, а значит у Мировой закулисы пока что все получается. Нас сейчас форматируют по закону джунглей: «Каждый сам за себя» — это инструмент власти над толпой.
      Вы сами не верите в то, что война закончится, прикрываясь дьяволом. Мир это Ваша мечта, а не цель. А мечты никогда не сбываются, если их не сделать целью.
      В Достаточно Общей Теории Управления говорится как бороться с такими ситуациями, но Вам учится не хочется, проще сложить руки и жаловаться на жизнь. Это Ваш выбор, имеете полное право, но не нужно его пропагандировать как единственно возможный.

  9. Макс Волин:

    Миросозерцатель. «А хунта, по определению, это люди пришедшие к власти не легитимным путем и узурпирующие ее — разве не так!»
    Ну ХОТЯ БЫ ЭТОГО НЕ НУЖНО! Ну не опускайтесь до уровня пенсионерки с тремя классами церковно-приходской школы. Ну Вы-то знаете ПОЛНОЕ ТОЧНОЕ определение слова «хунта»!
    ВР избирали при «живом» Януковиче (Состав не изменился по сей день). Новый президент выбран на всеукраинских выборах (Про подтасовки можете не напоминать. О них говорят буквально после КАЖДЫХ выборов.) И что, ВЕСЬ кабмин состоит из военных?
    Вы же сами говорите быть аккуратным в пользовании словами. Зачем же снова те же грабли?

  10. Миросозерцатель:

    Ху́нта (исп. junta — собрание) — группа военных, пришедшая к власти насильственным путём в результате переворота, и, как правило, осуществляющая диктаторское правление методами террора (Википедия)
    Разве я написал по другому? Ну разве что не все военные, но под военных косят.
    Согласно конституции Украины последней редакции, новый президент может быть избран если предыдущий президент перестал выполнять свои обязанности.
    Согласно той же конституции, президент считается не выполняющим свои обязанности в четырех случаях:
    1.Отставки
    2.Невозможности выполнять свои обязанности по состоянию здоровья
    3.Отстранения с поста в порядке импичмента
    4.Смерти
    Ни одного из четырех случаев не случилось, а значит юридически выборы президента не легитимные. И я подозреваю, что это было сделано не случайно, попомните мои слова, это еще вспомнят когда потребуется.
    Но я так и не понял состава возражения, назвали меня безграмотным, но подтвердили мои идеи.
    Я вообще то писал о том, что Верховная Рада ведет заседания и принимает законы недостаточным количеством депутатов. Законы и постановления принятые на заседаниях в присутствии менее 300 депутатов не имеют законной силы. Думаю это тоже вспомнят когда будут наводить порядок, объявят все что было принято после переворота не законным, так ведь проще, чем отменять по одному закону.
    Пожуем — увидим!

    • Макс Волин:

      Действительно, в Конституции нет пункта, соответствующего нашей ситуации. Просто потому, что НИКОМУ и в голову не могло прийти, что Президент может ПРОСТО ИСЧЕЗНУТЬ. Не то чтобы на работу не выйти. А исчезнуть в неизвестном направлении. И что делать в таком случае? Ждать пока объявится? Или пока истечёт среднестатистический срок жизни, чтоб посчитать умершим?
      А вообще, зачем спорить? Ведь, как сказал Путин, ВСЯ власть в Украине после 1991 года — нелегитимна. Потому что нелегитимным был распад СССР.

  11. ВикториЯ:

    «….потому, что НИКОМУ и в голову не могло прийти» поменять власть воров на власть убийц!

    • Миросозерцатель:

      Если распад СССР был не легитимным, а это правда, тогда и Россия не легитимна также как и Украина.
      Вот когда нам будет «в голову приходить», тогда можно будет что-то обсуждать.
      Если они нас ведут в Европу и ратуют за правовое государство, тогда пусть действуют по закону, если они приходят к власти не законно, то думаю понятно, что тезис о правовом государстве — фикция, а значит мы опять своими руками «поменяли шило на мыло»
      Но я в третий раз обращаю внимание: Верховная Рада не имеет право работать не собрав кворума — 300 человек.
      Вся сегодняшняя власть в Украины не дееспособна, а значит все решения преступны! Сколько нам нужно еще майданов, чтобы осознать преступность всей нашей политической элиты?

      • Макс Волин:

        Миросозерцатель, я пересиливаю себя и прекращаю-таки делать записи о политике на ЭТОМ сайте.

        з.ы. напоследок: По поводу «нелегитимности Украины», повторюсь, сказал В.В.Путин, президент соседней страны. Видео есть на ютубе. Искать — лень.

        • Миросозерцатель:

          Очень зря! Без Ваших комментариев обсуждение будет не полноценным.

          • Макс Волин:

            Миросозерцатель, думаю Вам интересно будет. Не о политике (ну, может, почти не о политике) \\http://www.echo.msk.ru/sounds/1378574.html

  12. ВикториЯ:

    » Ростислав Ищенко: Поражение Киева — «спасательный круг» для Америки» — ///http://oko-planet.su/politik/politiklist/252520-rostislav-ischenko-porazhenie-kieva-spasatelnyy-krug-dlya-ameriki.html

    • Миросозерцатель:

      Как деликатно под словами «Поражение Киева» скрыт смысл «Россия нападает на Украину».
      Вторжение России будет означать конец карьеры Путина, крах планов лидерства России в мире и прекращение существования России как государства вообще. Думаю у Путина должно хватить ума не сделать такую ошибку.

  13. ВикториЯ:

    . ..под поражением Киева имеется ввиду падение нынешнего режима.
    Смотрели от 15.08 Шустера? Среди всех выступающих самым здравомыслящим был Юрий Мирошниченко. Спасибо ему!!! Если кто не смотрел можете посмотреть в записи, особенно с 1:06 часа от начала эфира.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


4 + 4 =