Урок мужества

В день же десятый,  лишь,  свет разливая, денница возникла,
Вынесли храброго Гектора с горестным плачем трояне;
Сверху костра мертвеца положили и бросили
в пламень.

Рано, едва розоперстая вестница утра явилась,
К срубу великого Гектора начал народ собираться.
Лишь собралися все (неисчетное множество было),
Сруб угасили, багряным вином оросивши пространство
Всё, где огонь разливался пылающий; после на пепле
Белые кости героя собрали и братья и други,
Горько рыдая, обильные слезы струя по ланитам.
Прах драгоценный собравши, в ковчег золотой положили,
Тонким обвивши покровом, блистающим пурпуром свежим.
Так опустили в могилу глубокую и, заложивши,
Сверху огромными частыми камнями плотно устлали;
После курган насыпали; а около стражи сидели,
Смо́тря, дабы не ударила рать меднолатных данаев.
Скоро насыпав могилу, они разошлись; напоследок
Все собралися вновь и блистательный пир пировали
В доме великом Приама, любезного Зевсу владыки.

Так погребали они конеборного Гектора тело.

Гомер «Илиада»

 

Его хоронили поздно ночью.  В глухом месте. Привезли на грузовике, завернутого в мокрый и грязный брезент. Грубо выкинули тело из кузова. Протащили по земле и водрузили на помост из старых автомобильных покрышек. Облили керосином и подожгли. Не было ни рыдающей вдовы, ни горестной матери, ни скорбящих товарищей по оружию. Их всех убили задолго до этого… Лишь враги. Да и то не больше десятка. Вместо багряного вина – баклажка со спиртом,  которая быстро ходила по кругу. Не было и надгробных речей – только приглушенный мат. Они боялись Tr2SMFfgQ8wего самым большим, животным страхом, какой только может быть. Боялись и ненавидели. До колик.

Когда огонь погас, пепел развеяли по ветру. Место костра – закопали. А потом на этом месте много раз проехали грузовиком. Чтобы ни малейших следов. И уехали, радостно допивая спирт. Он мертв, они будут жить дальше. Простая логика

У него не было имени. Да это и не нужно. Так хоронили всех их. И в этом ряду он не был исключением. Их были тысячи, а врагов –  миллион. Не будет ни хвалебных песен, ни героических  легенд. Ни могилы, ни надгробного камня. Ничего. Их никто не вспомнит. Их словно и не было никогда. Родная земля приняла пепел. Он погиб за нее, и теперь это его высшая награда. Вот так хоронят героев. 

              Наши дни

Теплый майский день. Учительница вытянулась по струнке возле доски. Зазвенел звонок. Ученики послушно встали из-за парт.

— Дорогие дети, —  певуче начал она, каждый год 9 мая мы отмечаем великий праздник — День Победы, победу советского народа в Великой Отечественной войне.Прошло 64 года, как окончилась война, которая унесла 27 миллионов жизней,  оставила в руинах города и посёлки, вывела из строя заводы и фабрики.Много горя и страха принесла война, но, несмотря на голод, холод, разруху, наш народ одержал победу, прогнал страшного врага. Наш народ победил фашизм.

В этот день мы чествуем ветеранов тех лет. И сегодня к нам пришел рассказать про свой героический подвиг Никифор Сергеевич Собакин. Давайте поприветствуем его.

    Дети зааплодировали ветерану. Он восседал в центре класса за столом, застеленнымбелоснежной скатертью. Все чинно: слева –  пластиковая бутылочка с минералкой, справа –  хрустальная ваза с цветами. Сзади –  серо-бурая  школьная доска с намалеванными цветными мелками праздничными лозунгами. Сверху, с обрамленного рушником портрета, гордо взирал Тарас Григорьевич Шевченко.

Никифору Сергеевичу было 87. Сухой седовласый старичок, опирающийся двумя ладонями на деревянную палочку с пластмассовым набалдашником, по форме напоминающим вороний клюв. Много медалей. И на правой, и на левой стороне пиджака. Они чешуйками наползалиодна на одну, образуя что-то наподобие панциря. Как там говорил Гомер про медногрудых данаев?

Ветеран помолчал, приподнял одну кустистую седую бровь и,  причмокивая,  начал рассказ. Он долго рассказывал про мирную советскую Родину и как в сорок первом  году на нее вероломно напал Гитлер. Он хотел превратить всех советских людей в рабов, а вместо Ленинграда сделать Гитлерград. И как фашистские бомбы падали на города и села. И как он, вместе с другими юношами и девушками, отправился на фронт побеждать коричневую чуму. Про Сталинград и Курскую дугу. Про освобождение Европы и поверженный Берлин. Рассказ был настолько банален, что мало отличался от того, что написано было в школьных учебниках. Да и много ли мог он рассказать:  ведь на фронте Собакин был только весной сорок пятого  года, а поверженный Берлин видел из окна особого отдела фронта. Где и трудился не покладая рук своих. Врагами его были не фашисты, а свои, красноармейцы – трусы, дезертиры, предатели, диверсанты. Он много насмотрелся в эти усталые глаза,  отправляя их на расстрел. Но детям же такого не расскажешь.

Потом Никифор Сергеевич впал в ступор и замолчал. Его взгляд отрешенно блуждал поверх голов учеников. Желая сгладить неловкую паузу, робко подала голос учительница:

— А еще, дети, после войны Никифор Сергеевич боролся с бандитизмом на Западной Украине.

— Да-да, – оживился ветеран. И начал рассказ:

— После того как победоносная Советская армия разбила фашистского зверя в его логове, на территории ее республик, бывших под оккупацией, в лесах скрывались тысячи предателей, диверсантов, бывших полицаев, старост, карателей и просто бандитов. Сначала их оставляли немцы,  чтобы они стреляли нам в спину. После Победы  они с оружием в руках продолжали воевать против Советской власти. Все ждали, что американцы придут или еще кто… Но мы и их били, – старик резко рубанул сухопарой ладонью воздух. 

Западная Украина, лето 1951 года

Старший лейтенант МГБ Никифор Сергеевич Собакин сидел в зарослях лопуха. Ему было очень страшно. Спецгруппа в составе одиннадцати  человек искала группу повстанцев. И нашла. Напоролась в лесу на их хорошо замаскированную засаду. Первых троих срубило пулеметной очередью практически в упор. Одновременно с этим командир группы,  подполковник Алехин, получил пулю от снайпера точно в затылок. Оставшиеся агенты залегли. Завязалась яростная перестрелка. Собакин же, почувствовав, что дело пахнет жареным, бросил автомат и спрятался в кустах. Бой был недолгим. В дело снова вступил снайпер повстанцев. Никифор Сергеевич услышал негромкие сухие щелчки. Шесть штук. По одному на каждого агента. И стало тихо. Собакин хотел  застрелиться, но ужас парализовал его. Единственное, что он успел сделать –  так это содрать гимнастерку с убитого в числе первых сержанта Сидорчука и напялить ее вместо своей.

— Вилазь, падло, а то вб’ю, – услышал он над собой громкий голос. Чья-то рука ухватила его за ворот и вытащила на полянку. Там его обыскали, отобрали ремень с кобурой, а затем сильным ударом усадили на корточки. Собакин пришел в себя и исподлобья осмотрелся… 

  — А действовала у нас в районе одна банда. Большая очень. Хорошо подготовленные головорезы, натренированные в ихних лагерях, – Собакин мотнул головой назад, в сторону вероятного противника.-  Сидели по схронам, бункерам таким, значит, подземным. А ночью вылазили, спускались вниз и убивали всех, кто за Советскую власть. Детей, стариков, женщин… Учителей вот, — Собакин исподлобья покосился на классную руководительницу, — колхозников. Одним словом, всех, кого считали врагами. Настоящие бандиты… 

…Бандитов было всего шестеро. Пятеро –  молодые ребята, от силы 18-20 лет. Один из них, окровавленный, сидел возле дерева справа от него, а девушка, по-видимому, медсестра, перевязывала ему плечо и руку. Другой, с винтовкой, стоял слева и держал на мушке Никифора Сергеевича. Остальные стаскивали трупы убитых агентов  в центр поляны. Чуть поодаль стоял с автоматом в руках самый старший из них, долговязый мужчина лет сорока. Он хмуро осматривал место боя, не обращая внимания на пленного. «Это же сам легендарный Крук,– обреченно подумал Собакин, — теперь точно хана. Он долго охотился за ним, но свою встречу представлял несколько по-иному… 

…- Откормленные. Им припасы с самолетов сбрасывали. Или местное население грабили… Оружие новейшее, немецкое, прямо в  смазке. Обмундирование хорошее. Сначала им фашисты помогали, а потом, после войны, —  американцы или еще кто…. 

Это была ложь. Повстанцы были худые, грязные. Лица бледные, с темными кругами под впалыми глазами – от многомесячной зимовки в подземных бункерах, где  мало света. Изможденные постоянной игрой в кошки-мышки с тысячекратно превосходящим их противником.

Форма у них была ветхая, потрепанная, сразу видно: с чужого плеча, то ли трофейная, то ли краденая. В большинстве своем советская. Обувь стоптанная, плохая. Поэтому бандеровцы содрали со всех убитых агентов сапоги. Сняли и с еще живого Собакина. Не побрезговали. Оружие тоже старое. Еще со времен войны. Советское и немецкое – вперемешку. Видя,  как тщательно обыскивают трупы его товарищей, бережно подбирая каждый патрон. Собакин отметил, что с боеприпасами у них еще бОльшая беда.

Никакого тыла у них не было. До мифического НАТО – тысячи километров. Через социалистические Польшу, Чехословакию, ГДР. Там они тоже враги. Их ловят и убивают. Кругом. Повстанцев уже остались единицы. Население не поддерживает, боясь мести Советской власти. Земля горит у них под ногами, но они все равно сражаются. Зачем? Почему? На что надеются? Ведь шансов ни малейших. Этого чекист так и не смог понять. Разве горстка смельчаков способна сокрушить сильнейшую в мире систему?

В вещмешках спецгруппы нашелся сухпаек. Все бандеровцы, включая раненого, с жадностью набросились на него, на миг забыв про пленника. Но Никифор Сергеевич даже и не думал о побеге. Он лишь сидел и продолжал обреченно смотреть, как оголодавшие бойцы УПА давятся его обедом… 

…- Был среди них стрелок. Бывший мадьярский офицер. С пятисот  метров мог в лоб навскидку попасть. Много людей убил. Даже, говорят, самого Ватутина –  того, что Киев освобождал –  застрелил…

Ветеран грузно оперся на палочку старческими ладонями в пигментных пятнах. 

… Сзади, бесшумно ступая, словно кот, подошел снайпер повстанцев. Весь в камуфляже, винтовка замотана грязно-зеленой тканью. На вид ему было лет 30, может, больше. Что-то тихо и коротко сказал командиру. Никифор Сергеевич узнал и его. Это был Дух. По одним данным –  бывший снайпер батальона «Нахтигаль», чемпион Галичины по стрельбе, по другим – боец Красной армии, попавший в окружение в сорок первом… Убивал он Ватутина или нет –  также было спорно, но то, что стрелком был первоклассным – это без сомнений. Его боялись все. Немцы называли его Призрак, поляки – Дьявол… Он был смертоносен и неуловим уже много лет. Для всех спецгрупп МГБ от Карпат до Днепра он был в приоритете целей. После Крука. Искала его и группа Собакина. На свою беду, нашла. И вот он перед ним – полумифический снайпер Украинской Повстанческой Армии.

По нему трудно было сказать, кто он и откуда. Форма на нем была очень изношенной. Штопаной и перештопанной. Немецкая снайперская куртка и камуфляж. Но винтовка с телескопическим прицелом была явно советской. Источники не врали. Это была старая АВС36. Первая советская автоматическая винтовка. Бьет на полторы тысячи метров, 15 патронов в магазине. Капризная, но легкая и изящная. Она не понравилась Сталину за то, что позволяла стрелять как  одиночными,  так и очередями. Это ж перерасход патронов,  решил великий вождь всех народов и приказал свернуть ее производство. И действительно, жизнь солдата в Советском Союзе не стоила ничего, а патроны нужно было еще производить… В начале войны эта винтовка еще была на вооружении некоторых частей Красной Армии. Говорят, что в качестве трофейной –  и в Вермахте. Какой дорогой попала к Духу – неизвестно. Хотя повстанцы славились тем, что могли достать разное, подчас довольно уникальное оружие.

— Ім’я, звання, посада? – спросил по-украински тот же самый голос.

От сильного пинка Собакин завыл. Невыносимо хотелось жить.

— Говори!

— Братцы, — Собакин бухнулся на колени, — не убивайте!

Главарь бандитов повернулся к нему, стремительно подошел и рывком ухватил за грудь.

— Какой ты им брат, шкура?– сказал он на чистейшем русском языке, наклонившись к гэбисту. — Ты даже мне не брат.

Крук был русским. Из Воронежа. На войне с первых дней. Гвардии капитан. Медали, ордена. Летом сорок четвертого  года штурмовой инженерно-саперный батальон, в котором он воевал, брал укрепления противника на безымянной высоте. Операция была самоубийственной. Из-за плохой организации остался без поддержки остальных частей. Попал в ловушку. Две трети солдат погибло. Приняв командование, Крук вывел остатки батальона к своим позициям. Там его ждал расстрел.

— Ну и что, что герой, —  равнодушно сказал главный особист, – приказ товарища Сталина №227 – ни шагу назад.

Убив двоих конвоиров, Крук сбежал. Примкнул к отряду бандеровцев. Вскоре стал их командиром. Он был убежденным националистом. Но русским! Считал, что Россия и Украина –  одно целое. По-украински говорил очень плохо. Как он уживался с такими идеями среди повстанцев, где костяк составляли националисты украинские – уму непостижимо. Коммунистов люто ненавидел. Может, из-за семьи, половина которой сгинула в сталинских лагерях, а другая половина –  в разрушенном Воронеже… 

…-  Большую часть банды мы разбили. Другую  загнали в подземный бункер. И подорвали. Как сейчас помню, – Собакин радостно зажмурился, – летела эта смеричка метров на 200 вверх… Остатки потом еще долго добивали… 

…Часть отряда действительно обнаружили в подземном схроне. Предатель указал  место. Это было зимой того же года. Повстанцы сначала отбивались. Потом пытались уйти через другой ход. Но эмгэбшники заранее тщательно обыскали все вокруг и перекрыли малейшие пути к отступлению. Приоткрыв крышку люка бункера, по приказу Собакина бросили внутрь несколько газовых гранат.

— Сдавайтесь, бандеры! — кричали они. В ответ услышали несколько выстрелов, и все затихло. Не желая попасть в руки врагу, партизаны уничтожили все документы и покончили с собой, застрелив сначала свою молоденькую медсестру. Каратели подождали немного, затем один из них спустился вниз и удостоверился, что в живых уже никого нет. Тогда с помощью веревки стали вытягивать тела на поверхность. Их было всего пятеро. Молодые ребята, те самые, которых Никифор Сергеевич видел в лесу. Увидев их молодые лица, один из спецагентов, старый ковпаковец, сам бывший партизан,  расплакался. Дома у него были дети такого точно возраста. Тем же вечером на него донесли, и он исчез. Сочувствие врагу – страшное преступление. Правда, следует заметить, что донос писал на него не только Собакин, но и все те, кто был в тот момент рядом. Недоносительство –  тоже преступление.

Бункер, ставший некрополем, и вправду потом взорвали. Тела повстанцев выставили напоказ на площади райцентра. Как демонстрацию того, что будет с врагами Советской власти.

Но ни Крука, ни Духа среди них не было… 

…- А командир у них русский был. Да. Бывший власовец. Прямо из Берлина был прислан. Матерый, гад. Никого не щадил. Если коммунист или просто сочувствующий – сразу убивал.

 Собакин снова резко махнул рукой:

— А перед этим страшно мучил, изверг. Избивал, выкалывал глаза, уши резал… Да. Но я его все равно изловил. Взяли их в одном селе. А как поймали, на коленях он стоял и плакал. За жизнь свою молил… Все равно расстреляли, – ветеран стукнул палочкой об пол… 

            Это была неправда. Крук не мог стоять на коленях, даже если бы и захотел. Осенью пятьдесят второго года его маленькая группа была окружена в одном селе. Повстанцы пошли на прорыв. А он, как командир, прикрывал их отход к лесу. Был смертельно ранен. «Бандерловы» буквально изрешетили его. Ему раздробило выстрелом обе ноги и ранило в руку. Поэтому он не смог застрелиться. Разрывные пули оставили на теле страшные раны. Крук потерял сознание –  и к лучшему… Первым к нему подскочил ошалевший Собакин, уже капитан, получивший повышение  «за мужество и отвагу при исполнении…», и добил прикладом автомата. Отчаянно измолотил буквально в лепешку.

На поиски сбежавших была поднята целая дивизия. Весь район был перекрыт и прочесан так, что даже мыши не проскользнуть. В течение суток остальные повстанцы были уничтожены. Все, кроме одного… 

— А снайпер? —  робко подал голос один из школьников.

— Что снайпер? — непонимающе переспросил ветеран.

— С ним что случилось?

— Вместе с остальными тогда убили, когда банду брали. – Собакин довольно крякнул.            

…Духа убили только через год.

Даже оставшись один, он все равно наводил ужас на всю округу, уничтожая комсомольцев, партийных, сотрудников МГБ, да и просто «сочувствующих». Но сколько веревочке ни виться…

Одним осенним утром его обложили со всех сторон в роще на крутом холме. Бой длился много часов. Полторы сотни солдат, несколько спецгрупп «бандерловов», полдюжины снайперов – и ничего не могли с ним поделать. Тот лесок равняли землей из минометов. Неисчислимые цепи врагов упрямо лезли вперед. В ответ звучали тихие сухие щелчки его страшной, не знающей пощады  винтовки. И волна врагов откатывалась назад, оставляя след из убитых и раненых. И так раз за разом. Дух отчаянно отбивался, постоянно меняя позиции и стреляя практически без промаха. Он был словно невидим и вездесущ. Один против всех.

Никто и никогда не узнает, что чувствовал он в этот последний день своей жизни. Было ему больно или страшно? Плакал он? Молился ли Богу? А может, просто холодно и методично, словно в тире, щелкал врагов одного за другим, защищая свой холмГолгофу. Толстощекий майор долго орал в рупор, предлагая сдаться в обмен на жизнь. Но стоило ему лишь слегка приподнять голову, как тут же получил пулю прямо между глаз.

Солдаты в ужасе крестились, поминая запрещенного Бога, и отказывались идти в атаку. Потом в винтовке Духа закончились патроны, и он стрелял из автомата, бросал гранаты… К исходу дня его убили. На его теле было около четырнадцати ран, полученных еще при жизни. Как он сражался так долго, не смог объяснить даже специально привезенный из города доктор. Сила духа, сказал он,  пожав плечами.

Разъяренные потерями каратели еще долго глумились над поверженным противником. А затем привязали цепью за ноги к грузовику и потащили. Так ликующие ахейцы когда-то привязывали к колеснице тело поверженного Гектора. В ближайшем селе на эту процессию согнали всех. Кто отказывался – били прикладами. Труп был настолько изувечен, что в нем трудно было опознать вообще что-либо. Женщины не плакали, лишь качали головами. Мужчины стояли хмуро, переминаясь с ноги на ногу. И бездействовали. Все боялись. Некоторые, правда, начали переговариваться между собой, что, мол, «Дух поклав купу москалів і пішов, а ті з переляку підкинули когось із своїх…» Про это узнавали, и скептики быстро исчезали без следа.

Так погиб последний повстанец этих мест.

Собакин уже к тому моменту давно пошел на повышение  и занял более спокойною должность, подальше от опасных лесов. Тела Духа он не видел. Может, поэтому еще долгие годы ему часто снились те страшные глаза на исхудалом лице. Он просыпался в холодном поту, оглашая ночь дикими криками. Но время все стирает… 

… — Вот сейчас, дети, говорят:  мол,  независимая Украина,мол,  воевали они за нее. Так простить надо. Хоть кого-то из них. Я вам так скажу: нет им, гадам, никакого прощения. До последнего вздоха помнить буду, что они творили, – решительно рявкнул Собакин. –  Никакие они не борцы за волю, не герои, а бандиты и фашистские прислужники. И не может тут быть никакой реабилитации. Я вот уже старый, а вам жить… И помните, несмотря на всю эту националистическуюпропаганду: нельзя переписывать историю нашей великой Победы. Голос Никифора Сергеевича дрогнул, и он взял граненый стакан с минералкой… 

…Холодное дуло пистолета уперлось Собакину в щеку.

— Я простой сержант, – плаксиво заныл он. – Я не чекист.

— А документы твои где? — ледяным тоном спросил Крук. –  Ах ты, сука!  — Он со злостью пнул Собакина, и тот опрокинулся навзничь.

— Не убивайте, мы же один народ, – лепетал он, упав на живот и обняв руками стоптанные сапоги командира повстанцев.

— Какой единый народ? –  насмешливо ответил Крук. –  Это я с ними один народ, – он кивнул в сторону остальных. –  А ты — падаль! Раб! Из-за таких, как ты, все…  — он сплюнул и врезал Собакину рукоятью по лицу.

Чекист затравленно оглянулся, ища хоть какой-то поддержки, и встретился взглядом с Духом. Тот посмотрел на него равнодушно и одновременно страшно.  Высомерно-презрительно, как смотрели в древние времена на рабов. От этого страшного взгляда Собакин обмочился.

Крук переглянулся со снайпером. Тот многозначительно повел щетинистым подбородком. Командир повстанцев сделал шаг назад. Собакин понял,  что сейчас его точно будут убивать. От бессилия он разревелся.

— Ну что ж ты, большевик, — уничижительно произнес Крук, – умри как мужчина! За Родину, за Сталина, за партию! Давай!! Орден дадут! Посмертно! – почти крикнул он, наведя на чекиста пистолет.

— Подождите! – завопил он и рванул нагрудный карман гимнастерки. Там уже покойный Сидорчук хранил фотографии своей семьи. – Пощадите! Семья у меня! Жена, детишек двое… Младшенький болеет очень… Пожалуйста… —  его рот скривился от рыдания.

Повстанцы опешили. Крук вырвал у него фотографии, посмотрел на них. Провел щербатым ногтем по серому глянцу, словно проверяя, настоящие ли. Переглянулся с остальными. А затем с размаху швырнул их прямо в лицо пленнику.

— Живи, гад, – тихо сказал он, – детишек благодари, – и отвернулся. Подхватив трофеи, повстанцы быстро растворились в лесу, оставив на поляне трупы и трясущегося, но вполне живого Собакина.

 

…Прозвенел звонок.

— Поблагодарим нашего гостя, – защебетала учительница.

— Спасибо! — хором закричали дети. Кто-то вручил ветерану букет цветов. А затем школьники, похватав ранцы и  радостно галдя,   выбежали из класса.

— С праздником, здоровья Вам, дорогой Никифор Сергеевич! —  заключила педагог. Затем подхватила под руки, помогая подняться, и повела в сторону учительской.

vkaZ3Ts5idEТам его ждал накрытый за деньги родителей сытный фуршет. Жизнь, в сущности, удалась. Независимая Украина, за которую до последней капли крови бился Дух и другие повстанцы, не предъявила ему никаких претензий. Не отобрала шикарную квартиру. Исправно платила щедрую пенсию и сохранила все льготы. Никто не копался в его биографии. Не поднял на свет эти и другие «художества» бурной молодости.  Каждое  9 Мая его продолжали звать в школы на  уроки мужества, чтобы он рассказывал подрастающему поколению о Великой Победе. И чествовали как уважаемого человека, ветерана.

Когда возвращался домой, к нему подошли улыбающиеся (юноша и девушка. Рассыпавшись в словах поздравления и благодарности, они прикрепили ему на лацкан пиджака оранжево-черную полосатую ленточку. Собакин смахнул старческую слезу – есть еще замечательная молодежь. И медленно двинулся дальше. Ну и что, что эта ленточка была  точь-в-точь в цветах ордена Славы, которого у Никифора Сергеевича никогда не было? А был он у другого человека. У зверски замученного карателями Крюкова Ивана Петровича, уроженца города Воронежа, русского, командира штурмового инженерно-саперного батальона. Разжалованного и приговоренного. Вычеркнутого навсегда. А потом ставшего легендой бесстрашного командира УПА  Крука.

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (оценок ещё нет)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:

Не найдено похожих записей...


комментариев 114

  1. Сергей Тихенко:

    Сильно написано. В нашей истории негодяи часто становятся героями и наоборот. Иногда вожди бросают тысячи в мясорубку войны ради своих амбиций. Но бывает, что идеи и поступки исходят с низов, от обычных людей. Трудно давать оценки. Для меня важно одно-никакие идеи не стоят человеческой жизни. Перерезать ниточку должен иметь право только тот, кто ее подвесил…

  2. Марк:

    Все они герои. Мы тут в своей мирной стране при таком доступе к информации не можем разобраться какая партия правильная., а каково им было в то время? Поэтому — Слава всем, кто сражался за Родину!
    А полицаи — они в любой форме полицаи…

  3. Людмила:

    дякую… дякую, Тарасе! це треба вивчати в школах. історію треба знати…. Дякую, Ігоре! *IN LOVE*

  4. Игорь Касьяненко:

    Мой дед с женой и двумя детьми ( старшая — моя мама, ей было лет 12) был направлен из Сум в Дрогобич директором стадиона. Ему тогда лет тридцать было, он войну прошёл всю, был чемпионом Украины по фехтованию, волейболу, гири таскал и человек был большой души — в общем его там все сильно уважали. Мама говорит, что на рынках там у них изобилие было, в то время как у нас тут голод.
    Но пришлось уехать. Деда встретили хлопцы из УПА в лесу и сказали: Ты,мол, нормальный мужик и спасибо, что ты тут у нас спорт подымаешь, но ты коммунист и оккупант — если не мы, то другие наши тебя уберут. Поэтому забирай семью и уезжай.
    Пришлось уехать. Вернулись в Сумы, а тут бабушка ( деда мать ) оставалась в квартире, там где сейчас спа- салон на углу Октябрьской и Первомайской. Мои были уверены, что у них есть тыл. Приезжают, а бабушку выселил полковник Советской Армии ( со стажем 25 лет) прямо на улицу….

  5. Виталий Сергеев:

    Автору непременно надо было поделиться с еще живущими ветеранами своими соображениями о том, что не все они достойны уважения? С их детьми и внуками? Зачем? Захотелось вдохнуть душу в новые политико-идеологические мифы? Вот он закономерный результат многолетней обработки сознания обывателя. Богатые плачут, преступники страдают, герои каются в своих подвигах и обещают больше никогда так не делать.
    Предлагаю тему для следующего рассказа: Гиммлер, попав впервые в концлагерь, лишается чувств. Крупным планом – глаза Гиммлера. Страдания человека, ставшего жертвой необходимости. Перебивкой – какие-нибудь прегрешения узников. Один украл бутылку молока, другой слишком сильно картавит, третий хотел повышения зарплаты. Вкрапления гадостей о Советском Союзе обязательно.

  6. Тарас Иванов:

    Уважения достойны те, кто достоин уважения. Форма Красной армии не дает индульгенции на мародерство, трусость и борьбу с собственным народом.
    Историю пишут победители. И вполне вероятно мы сейчас учим «историю тех кто вешал героев, а не тех кто был героями» (к/ф «Храброе Сердце»).

    • Виталий Сергеев:

      Вы считаете, что до вашего «разоблачения», считалось, что форма Красной армии дает индульгенцию на мародерство, трусость и борьбу с собственным народом? С чего вы это взяли? Были, конечно, отщепенцы. Некоторые, например, к фашистам в услужение шли, смелость свою расправами над мирным населением доказывали. Или их форма давала им индульгенцию?
      Для Советского союза та война была отечественной. На защиту своей страны поднялся весь народ, и Красная армия смогла победить потому, что она была именно народной. Поэтому победителем в той войне стал наш народ. Он и написал свою историю.
      А вы хотели бы, чтобы она была переписана в пользу врага? Думаете, старики уже не опасны?

      • Тарас Иванов:

        У вас штампы на уровне 5 класса Советской школы.
        Люди воевали за свою страну с тысячекратно превосходящим противником. Полмиллиона солдат внутренних войск, треть всего НКВД-МГБ, Бог знает сколько солдат просто армии, полторы тысячи спецгруппгрупп, десятки тысяч стукачей и осведомителей, неограниченный ресурсный и человеческий потенциал. А у них что? И все равно 11 лет не могли с ними справится… Разве они не герои? Герои. Без сомнений.

        А наш народ, верно, победил нацизм. И те кто воевал за народ достойны также уважения, пусть и под Красным Занменем. Но также нужно и помнить, что потом эти герои вернулись назад и снова надели на себя ярмо. Еще более страшное. Коммунистическое. И это трагедия и нас, и их.

        Такие как Собакин не были отщепенцами. Наоборот. Они служили верой и правдой той системе. И имя им Легион. И никто не заставит меня их уважать. Их незачто уважать.

        • Бывший Фулеров:

          Тарас Иванов, да кто же будет уважать Собакина? Ни вы, ни я, ни Виталий Сергеев. Но даже здесь был персонаж − сержант Сидорчук, который хранил фотографии своей семьи, и которым прикрылся Собакин. Пощадили то Сидорчука, который мог быть вторым Собакиным, а мог быть и совершенно другим человеком, которого бы и вы уважали. Вы же уважаете бывшего капитана Крука. А его могли запросто по молодости и в НКВДэшники загнать, оттуда бы пришлось выбираться.
          Виталий Сергеев о другом пишет, и я с ним согласен.
          При всем уважении к автору рассказа, к уважении к его прекрасному слогу, рассказ обладает существенным недостатком – он эмоционален. Автор не имел на это право.
          На эмоциональность в этой теме могли бы иметь право только очевидцы, не важно, с какой стороны − УПА или Красная армия. Достоверность их рассказов осталась бы на их совести, но право они имели.
          Эмоциональный писатель − наш современник, берясь за эту тему, превращается в субъективного агитатора. Наш автор и объявился на этом уровне. В данном случае, он рвет рубаху за УПА. Завтра кто-то из нас накатает другой рассказ и будет рвать рубаху за Советскую власть и против УПА.
          То, что крайние точки зрения однозначно замешаны на лжи, это мелочи по сравнению с очередной Гражданской войной. Мало нам их было в истории?
          Я так думаю, если кто-то решил коснуться истории, то комментарии, пожалуйста, пиши, какие у тебя получаются из твоих выводов. Но эмоции – на замок.
          Желательно, конечно, и сноски на документы дать, а то я глянул Крука в интернете и нашел совершенно другое его происхождение.

          • Тарас Иванов:

            Рассказ не об УПА. Рассказ о том что историю пишут победители. Даже не такие как Сидорчук, или тот ковпаковец, а такие вот Собакины…

            А еще это рассказ о детях сержанта Сидорчука. Коими являемся все мы…

            Крук — литературный персонаж. Собранный из нескольких. В частности Яструба. Но их в УПА было очень много. Особенно в конце ее деятельности, когда коренных галичан там практически выбили. Но документов мало и они очень противоречивы. Ведь их тоже писали Собакины…

          • Игорь Касьяненко:

            Тарас Иванов

            «Рассказ не об УПА. Рассказ о том что историю пишут победители. Даже не такие как Сидорчук, или тот ковпаковец, а такие вот Собакины…»
            А ведь и правда…..

          • Ирина Проценко:

            совершенно согласна с Фулеровым — эмоции в данном случае — масло в идеологическую горелку. Зло одержимых идеей-самое губительное во всём мире зло. Зло в действии. И, что самое печальное -«ночь длинных ножей» продолжается в наших умах…. Дай только перевес силы и……..
            т.е. в ваших умах, мальчики…

        • Виталий Сергеев:

          «Люди воевали за свою страну с тысячекратно превосходящим противником. Полмиллиона солдат внутренних войск, треть всего НКВД-МГБ, Бог знает сколько солдат просто армии, полторы тысячи спецгрупп, десятки тысяч стукачей и осведомителей, неограниченный ресурсный и человеческий потенциал. А у них что?»
          Вот именно. Так с кем же был народ?
          Если отбросить неплохую помощь из-за рубежа, то останется «воевали за свою страну». Но проблема в том, что и солдаты внутренних войск, и «стукачи» воевали за свою страну. Просто страны у них были разные. Одни воевали за советскую социалистическую страну, другие – за нацистскую. Или вы напрочь отвергаете даже саму мысль о том, что кто-то хотел социалистической родины?
          Ну а героизм героизму рознь. Вы думаете, среди немецких солдат не было самоотверженности, твердости духа и т.д.? Были, разумеется. А программы очистки жизненного пространства от «славянских недочеловеков» осуществлялись творчески и с огоньком. Впрочем, самую грязную работу по сжиганию сел с населением или расстрелу евреев поручали, кажется, «борцам за свою страну». Даже уголовник, отстреливающийся от наседающих милиционеров, террорист-смертник, подрывающий себя и окружающих людей, проявляет героизм. Может, стоит их воспеть? А сколько там интересной психологии!
          Рассказ ваш конъюктурный, типа «утром в газете – вечером в куплете». А, знаете, сегодня «штампы на уровне 5 класса Советской школы» требуют большего мужества и большего ума, чем сочинение подобных рассказов. А насчет уважения… Думаю, история обойдется без вашего уважения.

          • Тарас Иванов:

            А народ сидел по домам. И сейчас сидит. Поэтому так и живет.

            УПа воевали за Независимую Украину — против немцев, потом поляков, затем советов. То что вы их приравниваете к нацистам — это от незнания.
            Изза рубежа им никто не помогал. Не было такой возможности даже если кто то и хотел. Вокруг были сплошь социалистические страны где УПА тоже враги.

            Хороша социалистическая родина — сплошные концлагеря! 8)

            Третий абзац — даже комментировать не хочется. Сколько там всего намешано… Не забывайте что и с другой стороны выжигали каленым железом неугодные классы, идеи, гнали пинками в Сибирь целые народы. Но вам в сущности все равно. «Божья роса».

            Штампы никогда ни о каком мужестве не свидетельствуют. А скорее об ограниченности сознания…

          • ПолФердинанд:

            …против поляков? Это Вы о «волынской резне»? С орудиями сельского хозяйства по суставам и черепам детей и женщин?

  7. Петренко:

    Ужас, как у зрелых людей всё в голове перемешано!
    Враг не смог взять нас с помощью металла и огня.
    Однако сравнительно легко одолел нас с помощью деформирования нашего сознания.
    Полностью нарушено чувство меры, когерентность мышления, способность делать правильные умоозаключения!
    Вытравлено чувство любви и уважения к своему народу — народу той Страны, в которой родились мы, наши родители, родители наших родителей…
    Да причём тут чьи-то бабушка с дедушкой, их обиды, всякие несправедливости, которых всегда было много в среде нашего народа, и которые мы, увы, не смогли преодолеть за несколько десятилетий участия в советском проекте! У меня в семье тоже были и сгинувшие в лагерях, и сильно обиженные властью. Но никогда старшие в семье не воспитывали в нас отрицательные чувства к власти, лично к Сталину, к его приемникам. Наверное, потому, что были мудрее тех бабушек-дедушек, на которых любят ссылаться махровая (или не очень махровая) диссидентура в возрасте годков этак уже 40-70. Мелко плаваете! Даже ползаете по земле, ребята!
    Если бы бог дал вам побольше ума, то сумели бы подняться на крыло, посмотреть дальние горизонты, уловить общую тенденцию развития человечества, так сказать, генеральный тренд.
    И вот, если б у вас были такие возможности-способнности, то не стали бы вы строить все свои рассуждения. основываясь на ЧАСТНЫХ случаях, на зигзагах судьбы своих близких, а чувствовали бы принадлежность к своему народу, сумевшего повернуть колесо истории в 1917 году, сумевшего одолеть абсолютное мировое зло в 1945, певым вышедшего в космос в 1961 году, но позорно проигравшего холодную войну в 1991-м.
    Зашёл случайно на этот сайт. Вряд ли зайду впредь. Неприятно.

    • Бывший Фулеров:

      Я не господину (товарищу, как хотите) Петренко отвечаю, он обещал не заходить, и, как честный человек, не должен нас обмануть. Я вслух думаю. Вот человек терзается у ужасе, как у нас в голове все перемешано. Во-первых, у меня лично и вправду перемешано. Но во-вторых, я не то, чтобы в ужасе, но начинаю и за него переживать. 1917 год у него поставлен в один ряд с 1945. Очень хорошие мудрые слова об уважении к своему народу уживаются в одном тексте с пожеланием этому же народу уловить генеральный тренд. Это что за слово такое «тренд» и какое оно имеет отношение к нашему народу? Кажется, в их головушке тоже миксер поработал.
      Ну, а за приговор сайту в виде «ползаете по земле, ребята» просто неловко. Даже если все комментаторы этой ветки действительно ползают по земле, на сайте еще есть десятки веток и комментаторов других тем, Они то за что приговорены? А, может, он просто, как бы это мягче сказать, не сильно понимает?

  8. Игорь Касьяненко:

    Петренко
    «Зашёл случайно на этот сайт. Вряд ли зайду впредь. Неприятно.» — лет 15 назад в одной сумской газете написали плохую статью про хорошего человека. Я тогда работал в другой газете и написал ответ писавшему журналисту под названием «Пришёл, обидел, наследил…» smile
    Дружище Петренко! Вы же умница и прекрасно знаете, что мир сложнее любой идеальной схемы. Более того, самое важное, что есть в этом мире — это наши любимые, наши дети, внуки, дедушки и бабушки… С уважением…

    Бывший Фулеров
    «При всем уважении к автору рассказа, и уважении к его прекрасному слогу, рассказ обладает существенным недостатком – он эмоционален. Автор не имел на это право.»
    Мне кажется что о героях писать только так и надо — эмоционально. Нужно хорошо понимать, что для Западной Украины вввод советских войск — это была чистейшей воды оккупация. Такая же неприемлемая как для Сумщины была фашистская оккупация. Думаю, что любой порядочный человек на Западной Украине должен был оказаться в отрядах УПА, а на Сумщине — в отрядах Ковпака…

    • Игорь Касьяненко:

      «Мне кажется что о героях писать только так и надо — эмоционально. Нужно хорошо понимать,» — блин! Опять эти директивные «надо» и «нужно»…. Вот как тоталитарные пережитки лезут… :-|

    • Бывший Фулеров:

      Не согласен, Игорь, с вами. И сильно не согласен.
      Но в спор себя втянуть не дам. Я как Петренко щас откланяюсь, не из сайта, конечно, а с этой ветки.
      Это все ваше голосование: «Должна ли творческая интеллигенция быть частью гражданского общества?» — сплошные граждане со всех сторон в большинстве засветились. Мало вам противоречий между символизмом и натурализмом, так вы и политику решили прихватить.

    • Виталий Сергеев:

      Думаю, что любой порядочный человек на Западной Украине должен был оказаться в отрядах УПА, а на Сумщине — в отрядах Ковпака…
      Не согласен. Конечно, сегодня трудно это представить, но на Западной Украине тогда далеко не все хотели победы УПА — Иначе «борцам за свободу» не пришлось бы проводить акции устрашения населения. Относить их к непорядочным не буду. Поднятая тема очень важна, но она разнесет нас по разным сайтам. Примирения, объединения здесь быть не может.

      • Игорь Касьяненко:

        «Примирения, объединения здесь быть не может.» — грустно…

        • Виталий Сергеев:

          Но это жизнь. Люди по-разному видят будущее своей родины, поэтому воюют за его истоки в прошлом. Опасность нацизма осталась. А настоящее таково, что идеи социализма вновь становятся популярными. Их уничтожают в прошлом, а они прорастают в будущее. Поступок требует выбора. И никуда от этого не деться. Или-или — остальное становится неважным. В Германии социалисты, выбирая между коммунистами и нацистами, выбрали вторых, и открыли крышку известного сундука. То, что потом произошло, заставило заклятых врагов советской власти идти к ней в союзники. С трудом запихнули все обратно.

          • гість:

            У цьому неправильному світі так все переплутано. Ви ще не забули, товаріщ Віталій Сєргєєв, що нацизм є німецький національний соціалізм. І тому це страшно, коли ідеї соціалізму стають популярними.

  9. Сергей Тихенко:

    Не могу согласиться, что данная тема-это только политика. Это жизнь, в первую очередь. Мое детство прошло в маленьком горном селе Выгода (70 км от Дрогобыча, кстати).
    В селе пару тысяч жителей, люди знают о друг друге все. Баланс «побед» в зачистке националистов с 1939 по 1954г.г. таков: бандеровцы убили двух человек -председателя сельсовета и пионервожатую из школы. НКВД расстреляли и добили в лагерях -19 человек. Больше всего местных жителей во всем этом раздражало, что советы пришли на ихнюю территорию со своими порядками и своей идеологией. А не наоборот.
    Улицу, где я жил 4 раза переименовывали. Советская, Комсомольская, Ю.Голейко (та пионервожатая), сейчас-Л,Украинки. Героев любят и сейчас в том селе, но оно деградирует и вымирает из-за нынешней политики и власти, хотя свобода, и свое государство, за которое боролись и умирали, в руках. Грустная история…

    • Игорь Касьяненко:

      Конечно! Эта тема тем более на нашем сайте совсем не политика и даже не история. Это тема о том, как нам сейчас выбраться из ситуации, когда наши деды сражались друг против друга, а мы живём в одной стране…

  10. Кристина:

    Тарас Иванов, Вашу бы энергию да в мирных целях…. %)

  11. Виталий Сергеев:

    Национальный социализм имеет такое же отношение к социализму, как милостивый государь к государю или демократия к власти народа.

  12. Игорь Касьяненко:

    Юнкерам
    (слова и музыка: Александр Вертинский)

    Я не знаю, зачем и кому это нужно,
    Кто послал их на смерть недрожащей рукой?
    Только так беспощадно, так зло и ненужно
    Опустили их в Вечный Покой!

    Осторожные зрители молча кутались в шубы,
    И какая-то женщина с искаженным лицом
    Целовала покойника в посиневшие губы
    И швырнула в священника обручальным кольцом.

    Закидали их ёлками, замесили их грязью
    И пошли по домам под шумок толковать,
    Что пора положить бы уж конец безобразию,
    Что и так уже скоро, мол, мы начнем голодать.

    И никто не додумался просто стать на колени
    И сказать этим мальчикам, что в бездарной стране
    Даже светлые подвиги – это только ступени
    В бесконечные пропасти, к недоступной Весне!

  13. Проходил мимо:

    Очень тенденциозный художественный рассказ. Из жанра альтернативной истории. А как же «Наша власть должна быть жестокой» Бендерв, вспоротые животы набитые пшеницей и тому подобный маразм?
    Могу с десяток придумать сочиненй в том же стиле: «Красивый юноша зажимал горсть пшеницы в ладони и шептал красивыми тонкими губами «Наша власть, должна быть жестокой, наша власть должна быть жестокой». Ему совсем не хотелось делать то, что он делал, но он знал что должен- ради родины, ради неньки, ради вишнёвой Украины, ради того, чтоб коло хаты пели соловьи и светило солнце над колосящейся пшеницей. Ладонь непроизвольно сжалась ещё сильнее и зёрнышко пшеницы вырало из куоака на землю.»Когда-нибудь здесь вырастет пешничный колос»- подумал юноша. Он оглядел мужественные лица товарищей, их сжатые губы- ни один не отвернул взгляд, все понимали глубокое значение того что сейчас произойдёт. Как много пройдено с ними- топи и грязь, кровь и пот. Как многих товарищей они уже потеряли в этой страшной войне с непримиримым врагом, с ордами страшных варваров с той стороны великого Днепра.
    Он ещё раз посмотрел на их лица, быстрым движением руки вспорол животик младенцу и вложил туда горсть пшеницы. Это- был первый урок мужества».

    Блин, как же много графоманов от национализма-то…

  14. artyukh:

    Кожна епоха потребує свого минулого для масового вжитку. Правильно сконструйовавний образ минулого з чітко підібраними «забойними» історичними фактами та їх однозначними єдиноправильними оцінками виконує роль узаконення і виправдання влади певного колективного інтересу в точці тепер. Була комуністична епоха і оці самі комуністи сконструювали під себе своє минуле. Йшли роки і все сильнішим ставав цей образ. А тому, що незгодними були в основному люди старшого покоління, а їм властиво чомусь дуже швидко помирати. А тим, кого не знищили репресії 30-х і хто не хотів помирати, залишаючись носієм альтернативних образів минулого, КГБ навчилося класно затикати рота. Коротше кажучи, покоління молодих 50–70 років ХХ століття дуже швидко були оброблені ідеологічними структурами комуністів у потрібному напрямку. А потім настала епоха самостійності, яка також потребувала в якості милиці свого єдино правильного минулого. І оцей самостійницький образ минулого в одній із точок був різко протилежним єдиноправильному комуністичному образу. Ця точка – це ставлення до ідеї української державності. В комуністичному образі українська державність – точка абсолютного зла. В самостійницькому – точка абсолютного позитиву. Зреалізована в сучасності українська державність вимагає для своєї легітимації й позитивного ставлення до попередніх спроб організації української держави. Вибудовується новий причинно-наслідковий ланцюжок, у якому сучасний стан державності стає прямим наслідком і достойним завершенням всіх попередніх державотворчих змагань українського народу. Звідсіля, розставлені комуністичною міфологією знаки потребують заміни з точністю до навпаки. Петлюрівці з бандерівцями із фашистів, нацистів і професійних зрадників українського народу потребують перетворення на героїв, борців з волю України. Ну, а далі – боротьба. Бо носії комуністичного образу історії не те, що не померли, а перебувають часто у повному розквіті сил.
    Образ минулого, створений для масового споживання може існувати лише у дуже спрощеному вигляді. Бажано без сірих тонів, а лише як опозиція чорне/біле. Бо інакше свідомість масової людини не «потягне». Вся справа у тому, що реальне людське життя, схоплене у часі, якраз дуже складне і ситуація чорно-білої чистоти у ньому зустрічається дуже рідко. І окремим історичним постатям, і подіям однозначні характеристики приписати дуже важко. В одних ситуаціях одна й та ж сама людина – герой, а в інших – кака. Це якщо ми хочемо біль-менш адекватно сприйняти якийсь шматок минулого. Але існує така штука як ідеологія, як теоретичний рівень отого самого владного колективного інтересу і саме на цьому рівні потреба масової людини у простому знаходить своє найповніше задоволення. Ідеологізовані образи минулого якраз будуються за принципом однозначності. Ковпак – герой, а Бандера – сволоч. І ніяк інакше. Ось, якщо людина запрограмована саме на цей рівень сприйняття, то складніші речі нею просто не помічаються, не сприймаються, відкидаються. Наприклад, коли говориться, який героїчний парад свого партизанського війська провів Ковпак у 1942 році у Дубовичах – тут все ясно. А коли ускладнюємо ситуацію, роблячи її наближенішою до реальності, і говоримо, що Ковпак, знаючи про відповідальність селян за перебування в селі партизан, здійснив все таки свій задум, в результаті чого 23 мирних жителі села Дубовичі були закатовані карателями – то такий поворот справи плутає всі карти в ідеологізованій свідомості масової людини. Але ж ота первинна реальність, з якої ми потім робимо потрібні нам історичні «фотки» була саме такою – складною.

  15. Петренко:

    Ну вот, написал подробный коммент на тебя, Игорь, и на Фулерова, но забыл ввести пароль, и «всё пропало». Больше писать нет сил. Извини.
    С неизменным уважением,
    Дружище Петренко

    • Игорь Касьяненко:

      Саша, взаимно! Большие комменты лучше в ворде писать, а потом сюда ( или в другом месте на другой сайт копировать). Ну если не хочется хлопотать с регистрацией.
      Я просто ещё раз хочу подчеркнуть, что тут нет неправды. Тут ситуация нескольких правд… Полных и абсолютных, за которые люди жизни положили. И проблема не в том, кто кого победит на этот раз, потому что никто ещё никого никогда навсегда не побеждал, а в том, как нам научиться вместе жить в такой ситуации и страну строить…

  16. Петренко:

    Тем не менее, сотворю вновь свой пропавший коммент.
    Не обижайся. У меня просто манера такая. Я уж столько писал за 12 лет на интеллигентских форумах на подобную тему, что просто тошнит от тотального непонимания, казалось бы, умными людьми простых вещей.
    Вот ты почти не откомментировал меня по существу, выделил только то место, которое задело тебя (ещё раз извини, я к тебе с неизменным уважением, в том числе и за то…).
    Впрочем, ты откомментировал саму СУТЬ, и это прекрасно – «самое важное, что есть в этом мире — это наши любимые, наши дети, внуки, дедушки и бабушки…».
    В этом коротком комменте сконцентрировалась вся разница между нашими установками, которая НЕПРЕОДОЛИМА.
    Ан нет, дорогой Игорь. Если, извини, перестать ползать по земле среди деток-внуков-бабушек, стать на крыло и оглянуться, то увидится несколько иной масштаб ценностей, ради которых стоит жить. Возможно, ты это когда-нибудь поймёшь. Всё ещё впереди. 
    А здесь нет смысла друг другу что-то доказывать. Просто все мы разные.
    Что касается Фулерова, то… мы с ним познакомились и общались несколько минут только раз (в ТЮЗе). С одной стороны, меня поразил его огромный редчайший талант методиста: его учебник англ. языка – лучший из десятков мною читавшихся. Как я понял, это была его весёлая авантюра – написать учебник по языку, которым не владеешь. Потрясающе! Уникум! Я сам авантюрист и уважаю «коллег».
    С другой же стороны поразила ахинея, которую он нёс тогда, комментируя одну из наций, и поражает его полное непонимание исторического процесса, которое сквозит в комментариях. Ну, как Ландау с Сахаровым: гении-профессионалы в одной сфере, и «любители» в другой. Ну, да ладно, всё нормально.
    Что касается самой статьи, то я её просто не комментирую. Если писал её ты, то ещё раз извини.
    А вообще посоветовал бы поисследовать ещё эпоху Петра или Ивана Грозного: кто тогда за кем гонялся, кто был прав и виноват, на чьей стороне должны быть нынешние поколения. А то почему-то сильный крен наблюдается в сторону бандоровцев. smile
    Ну, и коммент на свежий коммент:
    «»»»»Я просто ещё раз хочу подчеркнуть, что тут нет неправды. Тут ситуация нескольких правд… Полных и абсолютных, за которые люди жизни положили. И проблема не в том, кто кого победит на этот раз, потому что никто ещё никого никогда навсегда не побеждал, а в том, как нам научиться вместе жить в такой ситуации и страну строить…»»»»»
    Вот и снова ты обозначил место, где мы никогда не сойдёмся. От твоего утверждения веет постмодерном.
    В конфликтах Правда, как правило, есть, и она ОДНА. И никогда мы не построим страну и не научимся жить вместе, вынашивая в душах более, чем одну Правду. Полную и абсолютую.
    И Правда была у тех украинцев, которых было на фронтах 6,5 миллионов, а не у тех, кого было 300 000.

  17. Виталий Сергеев:

    “В конфликтах Правда, как правило, есть, и она ОДНА».
    Вот именно.
    Хочу лишь добавить, что суть не столько в том, сколько воевало с той и другой стороны, сколько в качестве того, за что воевали. С одной стороны – идея социальной справедливости (как бы ее не было трудно осуществить на практике), с другой – национальной исключительности и братства олигархического ужа с ежом наемных работников.

    • Виталий Сергеев:

      национальной исключительности и братства олигархического ужа с ежом наемных работников… за счет грабежа иных национальностей

    • Макс Волин:

      «С одной стороны – идея социальной справедливости (как бы ее не было трудно осуществить на практике), с другой – национальной исключительности…»
      Кстати, в гитлеровской Германии разрыва между этими идеями не было. Главная идея национал-социализма (а не фашизма, как у нас заведено говорить) — социальная справедливость для одной исключительной нации.

  18. Игорь Касьяненко:

    Не.. Автор статьи не я. Я бы так про УПА не написал. Для меня они всё равно исторические враги. Точнее — бывшие враги. Но я был очень рад, когда в редакцию пришёл этот материал.
    Кроме того, что это талантливый текст — я абсолютно согласен с позицией автора. УПА — герои. Герои из стана моих врагов. Автор же не зря начал с цитаты из Гомера. Я Ахиллеса при всём его богатырстве терпеть не могу, за то как он с побеждённым Гектором обошёлся.
    «В конфликтах Правда, как правило, есть, и она ОДНА.» а этого я вообще непонимаю. А тех, для кого эта правда означает смерть близких и нереализованную жизнь — их куда? В концлагерь, в топку?
    К слову, эта проблема — непримиримости — она же с двух сторон существует. Иными словами — в стране идёт холодная гражданская война. Ну а разруха нынешняя — это её обязательное следствие…

  19. Виталий Сергеев:

    Насчет одной правды не понятно до тех пор, пока не приходится выбирать. Не приходится выбирать пока проблема не вторгается в границы мира, который тебе дорог. Ну и дальше проблема в том, где проходят они, эти границы.

  20. Сергей Тихенко:

    Весь мир держится на дуализме. Инь и Янь, электрон и позитрон и даже марксизм свое веское слово сказал о диалектике-единстве и борьбе противоположностей. Поэтому тезис «Правда одна» очень и очень сомнительный с точки зрения действительно разумного человека. Это как одна правда для выживших на необитаемом острове. Самый сильный должен всех сьесть, иначе правда не будет одна.

  21. Игорь Касьяненко:

    А теперь то же самое, но в обратном порядке. Для того, чтобы чужая правда не вторгалась в мир, который тебе дорог необходимо наличие границ. А их существование возможно только при условии, когда обе стороны их уважают. (В принципе то же самое мы говорили о законе, который существует только при условии ДОБРОВОЛЬНОГО его соблюдения большинством граждан. )
    А как только нарушение границы становятся табу — проблема выбора исчезает.Ты просто поселяешься на ту сторону, которая вследствие суммы многочисленных обстоятельств является стороной своей правды.
    А дальше начинается сотрудничество с другой стороной, как было у США и СССР во времена программы аполлонов….
    Ещё раз повторю крайне важный тезис. В ЭТОМ МИРЕ НИКТО НИКОГО НИКОГДА ДО КОНЦА ПОБЕДИТЬ НЕ МОЖЕТ. и тратить на это время — просто кормить политиков своей жизнью ….
    ( прошу прощения за большие буквы — это я не кричу, а просто пытаюсь поставить акцент smile )

    • Alex:

      «В ЭТОМ МИРЕ НИКТО НИКОГО НИКОГДА ДО КОНЦА ПОБЕДИТЬ НЕ МОЖЕТ». — в самую точку. Может покорить и тогда внутри растет сопротивление.
      Собственное желание вести переговоры, соблюдение границ, соблюдение обоюдно принятых законов… и это человеческий путь разрешения разных ситуаций…

  22. artyukh:

    Я думаю, що на рівні своєї ідентичності правда справді одна. «Я» не може бути роздвоєним чи розтроєним. Це вже порушення психіки. Те, що називають тут правдою може ще називатися переконаннями, віруваннями. І таке ціннісне ядро особистості підкоряється закону формальної логіки (закону несуперечності) Аристотеля, а не законам діалектичної логіки Гегеля. Вся штука у тому, що коли якийсь образ минулого стає елементом ідентичності — то це вже надовго. Саме наявність кількох ідентичнісних історичних правд на рівні масової свідомості і стає умовою політичної боротьби, яка потім розповсюджується поза межі політичної сфери. У нашому випадку кілька правд зіткнулися у зв’язку з літературною творчістю.

  23. Игорь Касьяненко:

    Представим ситуацию, когда на некоем острове, где растут только кокосовые пальмы и водится много коз оказались вегетарианец и плотоядный.
    У плотоядного есть нож. Но козу с ножом не завалишь ( пусть для простоты эти козы будут крутыми как лоси smile ) А у вегетаринца — ружьё. Но стрелять по кокосам из ружья — тупо. Ему нужен нож. Что делать ребятам? Договариваться или воевать до полного взаимного уничтожения?

  24. Н.Д.:

    «И вашим и нашим…» Это тоже позиция! Ваша позиция, Игорь! В войну было четко понятно кто враг, а кто свой! Кто убивал, а кто защищал! Сейчас защита врага (который опять хочет передела и убийств) — предательство! И «делание героев» из, выбравших иной путь чем свой народ, предательство своего народа! Убийство, ради своих националистических целей, разве можно оправдать? И это опять может вспыхнуть в стране, если этому не противостоять. А Вы радуетесь «что это талантливый текст — я абсолютно согласен с позицией автора. УПА — герои»- Это без ответственно! Вы возглавили «интеллигентский» сайт, ВЫ отвечаете за нравственные и моральные критерии, которые он несет! Иначе -это превращается в «помойку». Я рада, что еще есть здравомыслящие люди, но их все меньше остается на сайте. А модная ТОЛЕРАНТНОСТЬ, привнесенная нам с Запада, это и есть — смешение понятий Добра и зла. Все можно объяснить, все можно понять, все можно простить… Но не все надо забывать, и все нужно понимать!!!

    • Константин:

      Для войск, ведущих бои в окопах, было все понятно: рядом с тобой товарищ , а напротив — враг. Но всегда рядом мог оказаться СМЕРШевец или переодетый разведчик из стана врага. Существует много красок кроме черных и белых. И у каждого своя, понятная ему правда.

  25. Петренко:

    Вот здесь в рассуждениях много философии, умных рассуждений, что и отличает интеллигентскую тусовку от иных…
    Есть такое всем известное понятие «общечеловеческие ценности». Но что это за ценности? На одном высоколобом форуме я задал коллегам этот вопрос. Началась высоколобая дискуссия. В результате полугодовой перепалки выяснилось, что общечеловеческая ценность всего лишь одна — «не суй свой нос в чужой огород» или «не лезь со своим уставом в чужой монастырь». Однако сложность жизни заключается ещё и в том, что и эту единственную ценность приходится иногда нарушать. Не всегда ведь ясно, чей огород чужой и насколько чужой. Существуют ещё и параллельные критерии, часто конфликтуюшие между собой.
    Чтобы правильно ориентироваться в историческом процессе, надо глубже знать историю, читать умных авторов, аналитиков, способных жонглировать РАЗНЫМИ доводами, зачастую противоположными. И, повторяю, надо уметь подняться повыше, чтобы увидеть дальние горизонты и понять общую тенденцию развития.
    Это как сидеть на бережку речки и гдядеть в воду. С низкой позиции можно увидеть только всякие круговороты, противотоки и т.д. и не понимать, куда движется вода. Если же подняться на высокий берег и посмотректь на реку, то наверняка увидишь ТЕЧЕНИЕ, то есть генеральное направление движения большой массы воды. Думаю, моя метафора понятна.
    Вот я и призываю коллег подняться на высокий берег.
    Есть у меня один хороший товарищ. Очень честный человек. Поехал в холода на Майдан защищать Ющенка, заболел там сильно, ночуя на морозе в палатке.
    Потом вдруг через несколько лет дал большое интервью местной газете с противоположной Ющенку идеологией, показав тем самым, что его мировоззрение кардинально изменилось. (Эта газета с его интервью и фотографией хранится у меня в папке до сих пор, и я её иногда показываю нашим общим друзьям).
    Выступая на одном из сольных выступлений со своими стихами, он, глядя на меня, подчеркнул, что его не интересует социальная тематика. А когда стал читать книгу его стихов, то обнаружил в немалом количестве его стихов социальную лирику. Вот такая каша в голове. То есть товарищ мой ещё растёт, и мне остаётся надеяться, что он-таки сможет подняться на достаточную высоту понимания истории.
    Что же касается «правды» бандеровцев, то у меня есть на эту тему два небольших очерка, опубликованных в журнале. Не дай бог нам такой «правды».

    • Игорь Касьяненко:

      Какой молодец товарищ…. Почти я… smile Конечно, так и надо развиваться. Если у человечества есть желание выскочить из эпохи войн ( лично у меня, как у крохи человечества — есть), то надо пытаться договариваться. Ну или убивать друг друга до последнего….
      Или есть ещё варианты?

      • Петренко:

        Ну, опять же… Снова ты выказываешь, что пока не можешь подняться на высокий берег и обозреть реку на достаточном протяжении. Действительно, если посмотреть с низкой позиции, то — сколько людей, столько и мнений. Все со всеми конфликтуют. Отсюда ты делаешь правильным вывод, находясь на своей низкой позиции — надо, дескать, договариваться. То есть все остаются на своих местах, у всех разные ценности и т.д.
        Но это всё — досужая интеллигентщина. В реале так не получается. Те, кто находится НИЖЕ на лестнице социального развития, не поймут тебя и не будут с тобой договариваться. А будут убивать тебя и тех, кто тебе дороги… Никогда не будут договариваться в лесу охотники и волки.

        • Константин:

          Получается так. Каждый должен себе сказать: «Я не человек со своими эмоциями и большой жизнью. Она уже прожита и с ней все понятно — как-то закончится, но это уже не интересно. Я наблюдатель, как полководец Марк Антоний — стою на холме — все вижу и раздаю оценки и взмахом руки творю историю». Уверяю, что каждый участвующий в разговоре все осознает, давно достиг этого социального уровня и развивается дальше. Здесь речь идет о том, что каждый-личность и должен быть личностью, а не массой. которую отправляю куда-либо взмахом руки.

        • Фулеров:

          Александр Петренко, у меня вопрос.
          Еще раз повторю, как собеседник я из этой ветки ушел. Своих взглядов не излагаю, в полемику не вступаю, но вопрос вам, как интересному человеку, себе позволю.
          Река и разноуровневый берег, как шкала значимости человека.
          Где, по вашему, на этом берегу находится монах,который живет только в келье и Храме, который в молитве, в том числе и за всех, кто на берегу, проводит свои дни? .

  26. Игорь Касьяненко:

    Уважаемая Н.Д! Во-первых, главный редактор сайта — Лариса Ильченко. То, что пишет и говорит она, как главред — это официальная политика сайта. Мои мнения такие же частные, как и мнения всех остальных авторов.

    Во-вторых, «И «делание героев» из, выбравших иной путь чем свой народ, предательство своего народа! » — я повторюсь, Западная Украина воспринимала приход советских войск как оккупацию,точно так же как на Сумщине вопринимали оккупантами фашистов. И те.кто сотрудничал там с советской властью были для них , как для нас тут полицаи.
    В-третьих, вопрос. Так всё таки, какой Вы видите приемлемый финал всего этого раздора?

  27. Петренко:

    1. Почти полностью согласен с Н.Д.
    2. «»»я повторюсь, Западная Украина воспринимала приход советских войск как оккупацию,точно так же как на Сумщине вопринимали оккупантами фашистов»»»
    Игорь, что с тобой происходит? На твоём уровне писать такой бред недопустимо. Какие ты имеешь основания это утверждать? Ты располагаешь статистикой, результатами соцопроса 39-го года?? Ты забыл хотя бы фотографии, где показано, как западноукраинцы встречали советские танки в 39-м?
    3. Приемлемый промежуточный финал — это референдум. Пусть потом люди пеняют не на власть, а на себя, на свою массовую тупость. Есть и другой финал, но он не в тему.

    • Игорь Касьяненко:

      А в Сумах фашистов хлебом -солью встречали….
      Референдум? С каким основным вопросом?

      • Петренко:

        Кто встречал??? Сколько было людей, которые встречали?? Каков их процент от тех, кто встречал не хлебом-солью, а огнём? На Мемориале Славы выбиты фамилии, кажется, 8 000 сумчан, которые встречали и провожали их на фронтах Великой Отечественной отнюдь не хлебом-солью.
        А вопрос для референдума давно сформулирован и широко опубликован.

        • Игорь Касьяненко:

          «Ты забыл хотя бы фотографии, где показано, как западноукраинцы встречали советские танки в 39-м?»
          «Кто встречал??? Сколько было людей, которые встречали?? Каков их процент от тех, кто встречал не хлебом-солью, а огнём?»
          Ты сам себе ответил.
          Относительно референдума. А что там? А то политика для меня вообще где-то в космосе…..
          И тема которую мы обсуждаем — это возможность мира и совместной жизни в среде людей, чьи деды сражалисьдруг против друга с оружием в руках…. Это гуманитарный прежде всего вопрос, актуальный при временной победе любой из сторон.

  28. Миросозерцатель:

    было много обманутых людей…
    … и сейчас их не меньше. Нами манипулируют и очень успешно. И рассказывают не историю, а частные факты.
    А мы, не зная своей истории, верим всему что нам говорят.
    Частности можно осваивать, зная общую картину, а иначе получится как в том афоризме: «Чем ближе смотришь, тем больше не замечаешь».
    Говорить можно все, но что было на самом деле…?

  29. artyukh:

    Товаріщ Петренко закрився в істині своєї єдиноможливої правди. Представники іншої правди теж можуть проробити таку саму операцію. В результаті і виходить ота боротьба правд. Але, як не дивно, тут є своя правда. Чому ж людина закриває свою душу? Чому не впускає в неї хоч часточку правди іншого? А перед тим, як стати на позиції правди отого іншого треба отого іншого зрозуміти. І людина відмовляється розуміти. Від чого залежать межі людської толерантності? Ну і т. д. і т. п. Так ось, правда тут така: людина закриває свій ціннісний світ у тому випадку, якщо є небезпека руйнації вже сформованого особистісного начала в людині, тобто коли мова заходить про розкладання цільності, одності, «я». А людині і в голову не може прийти, що можна добровільно перестати бути самим собою. Коли такі глибини людської ідентичності зачіпаються, тоді вже не до розуміння іншого і тоді у всій своїй величі постає істина частковості.
    Тепер щодо походження і природи правди Петренка. Природа її ідеологічна, час виникнення — після Другої світової війни. Організатор і виконавець — компартія. Переможець пише історію. Ось переможці і написали історію під себе, тобто спростили її до рівня лише їхньої правди. Інші правди, які були присутні в отій первинній реальності на ймення Друга світова були або забуті, або окарикатурені, або оббріхані. Знову ж функція такого історичного образу одна — служити підкріпленням влади комуністів у післявоєнній сучасності. Ось саме для реалізації цієї функції і були створені міфологеми про масовий партизанський рух на Сумщині, про керівництво комуністів тим рухом, про зарізяк-бандерівців, які зовсім не за самостійну державу боролися, а були лише колаборантами без будь-якої великої правди в голові.
    Та Бог з ними, з тими бандерівцями. Краще звернемося до сумських реалій. За свідченнями поодиноких очевидців біля Харківського мосту німців-окупантів зустрічали тисячі сум’ян із хлібом-сіллю. Пострілів у бік німців за весь період окупації Сум не набереться і пари. Суми вели себе під окупантами дуже смирно. Німці у відповідь також не звірствували. Пара повішених на початку окупації. Ще кілька знищених із групи Косаренка — і все. Комуністи, яким доручили організувати партизанські загони — повтікали. Правда, Антонов не погодився. З точки зору ідеології патріотизму сум’яни не повинні були мовчати, а насправді вони мовчали. Яка правда в їхньому мовчанні? Вони просто боялися за своє фізичне життя чи відпочивали від сталінських репресій, а може щось інше? Дуже вже це неправильна реальність з точки зору носіїв ідеологічних прав. Тому, коли війна закінчилася… почалося. Раптом десь взялися сотні сумських партизан, раптом виявилося, що це комуністи керували групою Косаренка, раптом пустили слух про тисячі знищених сум’ян. Найпечальніше, що саме ці фантазії залишаються і зараз для когось правдою і не просто правдою, а святою правдою. Але це мабуть такий тип людей, які вірять засвоєним із дитинства в якості найвищої правди міфам більше, ніж першоджерелам. До речі, про першоджерела. Почитайте ось хоча б цю книжечку і особливо зверніть увагу на архівні документи наприкінці: http://history.sumynews.com/xx/1939-1945-sumshchina-v-roki-ii-svitovoji-vijni-bojovi-diji-okupatsiji-rukh-oporu/item/143-cumi-u-1941-1943-rokakh-ofitsioz-ta-dijsnist.html

  30. Игорь Касьяненко:

    artyukh
    «Чому ж людина закриває свою душу? Чому не впускає в неї хоч часточку правди іншого? А перед тим, як стати на позиції правди отого іншого треба отого іншого зрозуміти. І людина відмовляється розуміти. Від чого залежать межі людської толерантності? Ну і т. д. і т. п. Так ось, правда тут така: людина закриває свій ціннісний світ у тому випадку, якщо є небезпека руйнації вже сформованого особистісного начала в людині, тобто коли мова заходить про розкладання цільності, одності, «я». А людині і в голову не може прийти, що можна добровільно перестати бути самим собою. Коли такі глибини людської ідентичності зачіпаються, тоді вже не до розуміння іншого і тоді у всій своїй величі постає істина частковості.»

    Да. Очень хорошо. Хотя лично для меня нет большего удовольствия, чем менятьсвою точку зрения. Это же так нормально. Вот ты у подножия и видишь такую часть мира. Вот ты поднялся немного — и твоя точка зрения изменилась. А потом опятьв долину — и снова мир виден по-другому… А если у тебя одна точка зрения — значит ты стоишь на месте. Но мир-то не стоит,он всё время изменяеться…. Умные китайцы это поняли, а мы досих пор воюем с прошлым, вместо чтобы двигаться в будущее…

    • artyukh:

      На рівні особистої ідентичності можуть бути елементи більш консервативні і менш. Точки зору можуть бути мінливими, якщо напряму не впливають на зміну особистісного начала. Тому в той час, коли на поверхні змінюється ставлення до сусіда чи виникає якась нова точка зору на Юлю Тимошенко, у глибинних шарах ідентичності такі її елементи, як певні моральні цінності, релігійна віра чи політичний світогляд змінюються дуже повільно, а ще частіше ніяк не змінюються. Бо вони цементуюча основа особистісного начала. «На цьому стою і не можу інакше» — ось як працюють ці глибинні шари ідентичності.

      • Игорь Касьяненко:

        Та не… В этом и фокус основной, что на чём стою — неизвестно до конца — а когда кто -то говорит, что ему известно — то или его жалко или страшно…
        Мы такие маленькие по сравнению с миром… Только на любви взаимной и жалости и стоим…

    • Виталий Сергеев:

      1 «Лично для меня нет большего удовольствия, чем менять свою точку зрения» — подходящая надпись для флюгера. Надеюсь, вы имеете в виду не мировоззрение, а просто направление взгляда на явление. Изменение мировоззрения возможно, но оно мучительно. Но рассмотрение явления с точки зрения другого не означает принятие правды другого. Можно понять Раскольникова – Достоевский хорошо исследует его точку зрения,- но разве это понуждает нас принять правду этого персонажа? То есть понять и принять – совершенно разные вещи.
      2 По поводу множественности правд. Ну, понятно же, что есть правды разной важности. Одно дело, когда речь идет о выборе цвета обоев (хотя и это «рассчитывают» специалисты), другое – о выборе между революцией и севрюжиной с хреном. Выбор и его важность ставят все на свои места. Когда приходится решать дилемму «жизнь или кошелек» или в какой стране жить (что, как оказывается, то же самое), из всех правд выбираешь одну. А будущее равнодушно и жестко сообщит правильное решение.
      3 И снова — «в Западной Украине принимали Советские войска как оккупацию»… Кто вам это сказал? Одни принимали, другие нет. И у нас были те, кто шел воевать с фашистами и те, кто встречал их с хлебом-солью. Вы принимаете правду этой стороны? И сегодня, после стольких лет обработки, в Западной Украине правду УПА считают единственной далеко не все. Вы распространяете право думать иначе (многоцветье правд и т.д.) на этих «отщепенцев» или относите к непорядочным?
      4 Усилия по переписыванию истории предпринимаются не для того, чтобы ПОНЯТЬ, не для исследования психологии и мотивов, а для того, чтобы логически обосновать наше будущее. Вам оно нравится? Или вы найдете себя в любом будущем?

      • Игорь Касьяненко:

        Вообще тут речь идёт о том, что правда КПСС не единственная, как и правда УПА…. В УПА было приметно 300000 человек бойцов. . Если считать членов их семей -получается миллион. Их что, зачеркнуть с их правдой?

        • Виталий Сергеев:

          Представляю картину: подходит к огороднику радетель двух правд и уговаривает его не трогать бурьян, дескать, тот тоже имеет право на место под солнцем. Если подсчитать, сколько у нас уголовников и членов их семей, то их правду по этой логике тоже можно не только понять и принять. И т.д.
          Тарас Иванов искренне считает, что боевые формирования украинских националистов воевали на два фронта. Ну, такой истории его учили и учат. Ни памфлеты Ярослава Галана (убитого в 1949 г.), ни работы историка Виталия Масловского (убитого в 1999 г.), ни работы французского журналиста Аллана Герэна ему не ведомы. И в идеи интегрального национализма он тоже, пожалуй, не вдумывался. Но, Игорь, вы впускаете в дверь своего дома волка только потому, что его правда тоже имеет право на существование… Не думаю, что вы этого не понимаете. Либо вы впускаете его в чужой дом, то есть в дом, за который у вас душа не болит, либо у вас есть на то причины, не связанные с разумными доводами. И потому они излишни. На сим откланиваюсь.

  31. Проходил мимо:

    Недавно жарко спорил со шведскими коллегами. Они посмотрели фильм Би-Би-Си о расизме на украинских стадионах и доказывали мне, что все украинцы — поголовно расисты. И что самое обидное- мне было очень трудно им возразить- действительно, болельщики львовских «Карпат» вывешивают баннеры со свастикой, поднимают руки в нацистском приветствии, выкрикивают антисемитские лозунги, кидают бананы на стадионы. Единственное, что я мог возразить, что это всё локальное- 5% населения, живущие в местности вокруг города Львов. У них была сложная история и оттого они такие дикие. А остальная Украина не такая, она миролюбивая и гостеприимная. Я конечно сильно лукавил, потому что я -то знаю, что очень многие в центральной и восточной Украине по какой-то непонятной причине заглядывают этим 5% населения в рот и славят их героев. Было очень обидно и стыдно.

    • Макс Волин:

      Шведы, они, конечно, — молодцы (как и все скандинавы). Да только вот они не замечают расизм, который у них в Европе творится. Дело в том, что это расизм не белого цвета. С расизмом белых в Европе борются суперэффективно ]:-> . Зато теперь выходцы из Африки (конечно же — НЕ все!!!), при замечании насчёт неадекватного поведения на улице *MACHO* , они сразу жалуются полиции насчёт «расовых притеснений» *WASSUP* …

      Почему на востоке Украины поддерживают УПА? Причины разные. Не буду углубляться в тему. Но одна из современных причин — поведение «бывшей столицы нашей Родины». Не нужно напрягать память, чтобы вспомнить, сколько раз за последние годы «златоглавая» делала Украину «виновной во всех грехах». Ясно, что всё это — политика и личный экономический интерес. 8) Но пропаганда-то действует с задержкой по времени @= . И даже когда официальные лица Osmile приносят вынужденные извинения, народ черпающий информацию только из новостей =-O , продолжает нас «нелюбить» *STOP* . Наша ответная реакция на бытовом уровне — поиск защиты *HELP* либо в истории (УПА), либо в силе >:o
      Повторюсь, это — лишь одна из причин. Может и не главная. Но не теряющая актуальности.

  32. Виталий Сергеев:

    Это проклюнулись цветочки принятия двух правд.

  33. Н.Д.:

    Сегодня мне рассказали историю: На встрече выпускников (им под 60 лет) в сельской школе, один пожилой человек признался что, когда все пели веселые пионерские песни, он бросил камень в окно и объяснил, что сильно не любил учительницу пения за ее красоту, независимость, веселый нрав и детей которые так весело пели, а он был голодный! Женщина, которая мне это рассказала, спросила его: «как же так, у тебя в семье было 2-е детей, а в моей 4-ро. Все дети работали на огороде и не считали себя ни бедными, ни голодными, хотя жили трудно. И у учительницы умирал отец и ей пришлось бросить институт приехать в село, и не знал он, что когда она играла детям на аккордеоне и прекрасно пела, потом шла ухаживать за больным отцом, а, что бы хорошо выглядеть, она шила и перешивала всему селу вещи». А этот старик на всю жизнь затаил злобу на одноклассников, которые пели без него! Он плохо учился, но стал неплохим рабочим и даже смог отложить на старость, и выделить небольшие средства на школу (наверное, что бы у него было право рассказать своим «одноклассникам» об этой истории и заплатить за то разбитое окно). Как часто мы свои обиды стараемся переложить на других? Вот такие «обиженные» на всю жизнь «заляпывают грязью» всех вокруг, лишь бы самим не чувствовать себя хуже других. Свою душевную пустоту и никчемность они объясняют несовершенством и несправедливостью всего мира. Два антипода: оптимисты и пессимисты , умеющие жить и работать, и спрашивать с себя самого, и не желающие учиться , работать, разбираться в людях и всегда находящие причину, что бы себя оправдать. Когда у меня студент приходил не подготовленный и начинал объяснять, что это по семейным обстоятельствам, я говорила: «Что — трудное детство, деревянные игрушки, недостаток воспитания?» А потом, все, кто не умеет спрашивать с себя, начинают спрашивать с других успешных или более талантливых. Вопрос, в процентном отношении в обществе людей позитивных и негативных? Я могу утверждать, что в 50-60 е годы это было, в целом, общество позитивных, устремленных в будущее людей. Страна жила по законам добра и морали, что бы там не говорили про отдельных отщепенцев. А сейчас, мы переживаем жесточайший моральный кризис. На улицу страшно выходить и выпускать ребенка. Преступность зашкаливает. Неуверенность в завтрашнем дне у каждого на слуху. Что произошло с обществом? А, пессимисты и приспособленцы победили… И на Украине это стало национальной чертой! «Плюнуть соседу в тарелку», «…что бы у соседа корова сдохла!» разве это не характерные украинские анекдоты? Преобладание сельской, местечковой ментальности, зависть и хитро…ть. Но, вместо того, что бы честно осудить и выявить пороки нашего общества, идет пропаганда, что во всем виноваты «Москали». Поднимаются националистические вопросы. И, если вы зададите себе вопрос: Кому это выгодно? Вы легко найдете ответ. А,» кто платит, тот и заказывает музыку»! Так что, вас давно «заказали», а вы старательно закрываете глаза или расплачиваетесь за заказ!

  34. Петренко:

    С.Тихенко
    «Поэтому тезис «Правда одна» очень и очень сомнительный с точки зрения действительно разумного человека.»

    Какие же дураки Маркс, Ленин, М.Ганди, Че Гевара и многие другие по сравнению с Сергеем Тихенко! Они-то, неразумные, боролись за одну правду, а их, правд, оказывается, по мнению к.э.н. Сергея, больше одной! И так же думают процентов девяносто (!) кандидатов и докторов наук. (Сергей, извини, «ничего личного, только бизнес» smile ). Поразительно! Ужас, как же всё в головах перемешалось от умно разработанных во вражеских лабораториях инфовирусов!
    В диалог с Сергеем на форуме не вступаю.

    Алекс
    «Собственное желание вести переговоры, соблюдение границ, соблюдение обоюдно принятых законов… и это человеческий путь разрешения разных ситуаций…»

    Полная оторванность от жизни.
    В диалог с Алексом больше не вступаю.

    Артюху
    Ваша логика понятна, текст выдержан в научном стиле. Что касается сути Вашего коммента, то это образец ПОЛНОСТЬЮ деформированного сознания, изуродованного инфовирусами. Мне Вас жаль. Ваш пример с расстрелянными по вине Ковпака жителями села – это пример обычной обывательской узости мышления.
    Поймите простую вещь: у истории своё течение, которому нет смысла противостоять. И если представить двух стоящих друг против друга украинцев, один из которых держится за свою персональную соху, а другой, что в кожаной куртке, держит наган, то при том, что оба они «серые», со своими достоинствами и недостатками, правда, тем не менее, на стороне ОДНОГО из них. Хотя эмоции, ценности, искренность переживаний первого украинца (с сохой) совершенно понятны и ему можно посочувствовать.
    Практически у 100% людей, придерживающихся Вашей точки зрения, ненавидящих коммунистическую идеологию, кто-то из близких пострадал от власти в эпоху Сталина. И эту ненависть, неприятие всего советского, воспринятое от родителей, вы, ребята, которым уже 40-70 лет, несёте через всю свою жизнь, передавая эту ненависть СВОИМ детям, внукам. Бесконечная вендетта! Обидно, что учёные люди, имеющие такую логику, занимают идеологические должности.
    Диалог с Артюхом заканчиваю.

    Константин
    «Для войск, ведущих бои в окопах, было все понятно: рядом с тобой товарищ , а напротив — враг. Но всегда рядом мог оказаться СМЕРШевец или переодетый разведчик из стана врага. Существует много красок кроме черных и белых. И у каждого своя, понятная ему правда.»

    «Получается так. Каждый должен себе сказать: «Я не человек со своими эмоциями и большой жизнью. Она уже прожита и с ней все понятно — как-то закончится, но это уже не интересно. Я наблюдатель, как полководец Марк Антоний — стою на холме — все вижу и раздаю оценки и взмахом руки творю историю». Уверяю, что каждый участвующий в разговоре все осознает, давно достиг этого социального уровня и развивается дальше. Здесь речь идет о том, что каждый-личность и должен быть личностью, а не массой. которую отправляю куда-либо взмахом руки.»

    Грубейшее нарушение здравого смысла! Несколько логических ошибок во втором посте. Да что с вами творится, ребята??
    Диалога с Константином у меня не будет.

    Фулеров
    «Еще раз повторю, как собеседник я из этой ветки ушел. Своих взглядов не излагаю, в полемику не вступаю, но вопрос вам, как интересному человеку, себе позволю. Река и разноуровневый берег, как шкала значимости человека.
    Где, по вашему, на этом берегу находится монах, который живет только в келье и Храме, который в молитве, в том числе и за всех, кто на берегу, проводит свои дни?»

    К сожалению, вопрос не понял. Монах, вообще-то говоря, не является для меня носителем истины в последней инстанции. У меня другие учителя и моральные авторитеты.
    Диалог заканчиваем взаимно, так как оба не видим в нём перспективы.

    Игорь Касьяненко
    «И тема которую мы обсуждаем — это возможность мира и совместной жизни в среде людей, чьи деды сражались друг против друга с оружием в руках…. Это гуманитарный прежде всего вопрос, актуальный при временной победе любой из сторон.
    Относительно референдума. А что там? А то политика для меня вообще где-то в космосе…..».

    Игорь, мы потратили много часов в разговорах на общественно-политические темы. Много у меня к тебе возражений по последним твоим постам. Но «политика для тебя «вообще где-то в космосе»».
    Сам понимаешь, что нет нам смысла обоим тратить время на дискуссию.
    (Или мы по-разному понимаем слово «политика», от которой, между прочим, производны интересующие тебя гуманитарные вопросы?).
    Если хочешь, могу предложить для публикации здесь свою эксклюзивную статью «Почему люди не понимают друг друга?», в которой, основываясь на цитатах из Достоевского, разбирается этот вопрос».

    Виталий Сергеев
    «И снова — «в Западной Украине принимали Советские войска как оккупацию»… Кто вам это сказал? Одни принимали, другие нет. И у нас были те, кто шел воевать с фашистами и те, кто встречал их с хлебом-солью. Вы принимаете правду этой стороны? И сегодня, после стольких лет обработки, в Западной Украине правду УПА считают единственной далеко не все.»

    100%.

    Проходил мимо
    «А остальная Украина не такая, она миролюбивая и гостеприимная. Я конечно сильно лукавил, потому что я -то знаю, что очень многие в центральной и восточной Украине по какой-то непонятной причине заглядывают этим 5% населения в рот и славят их героев.»

    100%

    Макс Волин
    «Но пропаганда-то действует с задержкой по времени»
    Интересная мысль.

    Для НД
    С последним комментом НД согласен.

    Итак, подвожу итог,
    В дальнейшем готов с удовольствием общаться (желательно, в реале или на создаваемом нами сайте) с Виталием Сергеевым и НД. Ну и, естественно, со своим старым товарищем Игорем Касьяненко. Контакты – через Игоря.

    • Игорь Касьяненко:

      Петренко — Касьяненко «Если хочешь, могу предложить для публикации здесь свою эксклюзивную статью «Почему люди не понимают друг друга?», в которой, основываясь на цитатах из Достоевского, разбирается этот вопрос».»
      Да,Саша, это очень интересно. пришли мне на почту мы опубликуем.

      Мой вывод в завершение диалога. Твоя идеология, дружище Петренко, вредна. Но к счастью, зная тебя много лет, смею тверждать, .что результаты твоей жизни — намного лучше твоей идеологии. Да здравствует иррациональное начало в человеке! smile
      ( кстати то же самое слово в слово могу сказать про Н.Д smile )

    • Lassie:

      ггА!!!! Да тут ещё и в партизанский отряд набор!
      Раскольничаете, Петренко, раскольничаете

      • Игорь Касьяненко:

        Спасибо, Lassie! У нас было по этому поводу нервное собране редакции. Но мы люди тихие. smile После долгих и бурных дебатов, решили оставить данное замечание без реакции…

  35. Петренко:

    Игорь, статью пока не нашёл. Но вот фрагмент из неё.

    «»»»»Думаю, в поисках ответа на вопрос «почему так трудно доходят до людей простые, легко поддающиеся логическому объяснению истины?» интересно было бы подумать над цитатой из «Подростков» Ф.М.Достоевского:

    — Тут, очевидно, недоумение, — ввязался вдруг Васин. – Ошибка в том, что у Крафта не один логический вывод, а, так сказать, вывод, обратившийся в чувство. Не все натуры одинаковы; у многих логический вывод обращается иногда в сильнейшее чувство, которое захватывает всё существо и которое очень трудно изгнать или переделать. Чтоб вылечить такого человека, надо в таком случае изменить самое это чувство, что возможно не иначе как заменив его другим, равносильным. Это всегда трудно, а во многих случаях невозможно.
    — Ошибка! – завопил спорщик, — логический вывод сам по себе разлагает предрассудки. Разумное убеждение порождает то же чувство. Мысль выходит из чувства и в свою очередь, водворяясь в человеке, формулирует новое!
    — Люди очень разнообразны: одни легко переменяют чувства, другие тяжело, — ответил Васин, как бы не желая продолжать спор; но я был в восхищении от его идеи.
    — Это именно так, как вы сказали! – обратился я вдруг к нему, разбивая лёд и начиная вдруг говорить.- Именно надо вместо чувства вставить другое, чтоб заменить.
    …Я, может быть, один там и понял, что такое Васин говорил про «идею-чувство»! Мало опровергнуть прекрасную идею, надо заменить её равносильным прекрасным; не то я, не желая ни за что расставаться с моим чувством, опровергну в моём сердце опровержение, хотя бы насильно, что бы там они ни сказали.

    Мне кажется, что в этом фрагменте заложена основа для наших размышлений на тему манипуляции сознанием-чувством, на тему непродуктивности споров с многочисленными идеологическими оппонентами. «»»»»

  36. Петренко:

    То есть получается, что против чувств не попрёшь. Если кто-то ненавидит свою Родину, свой народ по тем или иным причинам (а ненависть — это сильнейшее чувство!), то переубедить человека невозможно никакими метафорами. Поятому я и закончил диалог с некоторыми форумчанами, чтобы не тратить ни своё время, ни их.

    Касьяненко
    «Твоя идеология, дружище Петренко, вредна. Но к счастью, зная тебя много лет, смею тверждать, .что результаты твоей жизни — намного лучше твоей идеологии. Да здравствует иррациональное начало в человеке!»

    Вот и здесь я с тобой не согласен. Вся моя деятельность, в большом и малом, — в русле разделяемой мною идеологии (прекрасной!). Просто ты не смог разделить саму идеологию (проект) от проблем с её реальным воплощением в реальном обществе, и ассоциируешь «мою» идеологию с теми безобразиями, которые допускали реальные люди. К сожалению, так устроено большинство людей, что, глядя на Солнце, они способны видеть на нём только пятна.

    • Игорь Касьяненко:

      Саша, да ты же с собой споришь, а не со мной! Я как раз всегда и везде говорю, что единственный вариант прекрасного будущего человечества — это коммунизм. Все остальные варианты — печальны. Я просто говорю, что строить его на ненависти, на репрессиях., на неприятии другой точки зрения невозможно. — пробовали — не выходит.

      • Петренко:

        Касьяненко
        «Саша, да ты же с собой споришь, а не со мной! Я как раз всегда и везде говорю, что единственный вариант прекрасного будущего человечества — это коммунизм.»

        Ну вот, наконец,, люди начинают чуть понимать друг друга. smile
        Правда, сам термин «коммунизм» не считаю удачным, так он выхватывает только одну грань желаемой благой жизни — коммунность, общинность, коллективизм.. Но ценностей и целей коммунистичнской идеологии в дискурсе советской эпохи обозначено побольше. Это и наука, и космос, и справедливость и много другое… Но коль уж, этот термин прижился, приходится им пользоваться.

        «Я просто говорю, что строить его на ненависти, на репрессиях., на неприятии другой точки зрения невозможно. — пробовали — не выходит.»

        Строили коммунизм реальные живые люди, обладаюшие многочисленными пороками, унаследованными из предыдущих эпох. Поэтому стоит не возмущаться этими пороками, а стоит удивляться тому, что «при всём при том» удалось за несколько десятилетий советской эпохи добиться таких впечатляющих результатов.
        Но кто виновот, что миллионы представителей советской интеллигенции, призванной вести народ за собой, оказались не способны осилить эту простую мысль и продолжают издеваться над своей Родиной!

        • Игорь Касьяненко:

          Так в том-то и беде, что с результатами не получилось. В головах людей коммунизм не построился. Ты посмотри как они все радостно побежали в капиталистический рай…

          • Петренко:

            Так бежать вниз полегче, чем вверх, от животного к человеку.
            А во-вторых, если что-то не получается с первой попытки, то почему надо складывать лапки. Попобуем по-второму разу, с учётом накопленного опыта.

          • Игорь Касьяненко:

            Это о каком опыте идёт речь?

  37. Петренко:

    «»»Это о каком опыте идёт речь?»»»

    Об опыте построения благой жизни в проекте СССР1.

    • Игорь Касьяненко:

      А кто попробует? И что с остальными делать будем, которым сейчас при беспределе хорошо? Бунтовать же начнут…

      • Петренко:

        «А кто попробует? И что с остальными делать будем, которым сейчас при беспределе хорошо? Бунтовать же начнут…»

        А попробует тот, кто не задаёт подобных вопросов и не боится тех, кому при беспределе хорошо.

  38. Тарас Иванов:

    Да уж результаты впечатляющие… Одни строили «светлое будущее» на костях соплеменников, другие выводили генетически чистую породу отправляя на тот свет инородцев. Кто боролся против них обоих — враг всего сущего. Логика проста и железна.

    Не будет у вас никакого второго круга!

    • Петренко:

      Автора статьи не комментирую.

      • Ирина Проценко:

        Удивляет стиль Action, в котором написан рассказ. Это говорит о недостаточной зрелости автора? Или, не приведи господь, наоборот… Какой же он миротворец тогда, если текст-войнушка способен повлиять на незрелые умы?
        Вот как раз читаю из книжонки «Наследники Мальтуса» высказывания французского социолога Бутуля-он 40 лет исследовал причины военных конфликтов. В 62м году писал: «мужчина абсолютно не способен ответить на вопрос: если не заниматься войной( и в прямом, и в переносном), то чем же тогда заниматься?» Бутуль серьёзно утверждает, что воинственность-прирождённое качество мужчин. По Бутулю, причины возникновения войн(конфликтов) чисто биологические. Воинственность, утверждает он, покоится на «демографической мутации», здесь био термин служит для обозначения передающихся по наследству изменений в свойствах организма. В народонаселении, по Бутулю, так же происходят неизбежные изменения и проявляются в разрядах агрессии после медленных накоплений перенаселённости… и тут такой вот экшн, к примеру…
        Но Бутуль, как наследник мальтузианства, признан лжеучёным… Остаётся довериться тем, кто это признал и вынес вердикт. Вердикт выносили, естественно, мужчины из учёного мира %)
        Спаси нас, Господи…

  39. Игорь Касьяненко:

    Мне кажется, что дискуссия гораздо более плодотворно может продолжиться здесь.http://creativpodiya.com/?p=7144
    По крайней мере тут речь о будущем

  40. Фулеров:

    Вот, блин, не дают актами творчества насладиться! Так и вталкивают нож в руки.
    Игорь, решение освещать эту тему на этом сайте было неправильным.
    Кто-то совершенно правильно написал, что сейчас примирение невозможно.
    И всеобщая любовь здесь не поможет. Любить то есть кого, но любить некому.

    На мой политически необразованный субъективный кулинарный взгляд, точки зрения Петренко, Тарас Иванова, Игоря Касьяненко – точки зрения идеалистов и, к сожалению, не последователей Беркли, а последователей Сен-Симона, Фурье, Оуэна.

    Один по-прежнему готов разбрасываться миллионами налево-направо ради своих идей, требует еще одну попытку.
    Второй сочиняет романтических героев, понимая, будучи умным человеком, что обманывает самого себя. Герои идеологически ни чем не отличаются от двух мощных сил, с которыми они борются. У них не большой выбор – либо уничтожить эти силы, то есть уничтожить те же миллионы ради своих целей (Наверное, ни у кого нет иллюзий, что в современном мире достаточно прогнать врагов со своей земли и спокойно себе жить вековечно), либо исчезнуть, либо присоединиться к одной из сил. Куда они присоединятся, тоже понятно.
    Ну, а ваша позиция, Игорь… Даже не знаю… Будучи наименее кровожадной, то есть вообще не кровожадной, а максимально гуманистской, она, эта позиция, мне кажется наибольшим злом. Как ни странно.

    Теперь, хочешь – не хочешь, надо самому свой окрас заявлять.
    Во мне, как в суверенном субъекте, то есть, в единичном человеке, который один родился, один умрет и один за себя будет отвечать перед Всевышним, как и положено для суверенного субъекта, есть внешняя и внутренняя политика.
    Мои внешнеполитические взгляды наиболее близки к взглядам Виталия Сергеева. Но я с глубоким уважением и пониманием отношусь к точке зрения Аrtyukh. Среди нас, форумчан, в этой теме эти два человека мне кажутся наиболее думающими и понимающими в том, что они пишут.
    Моя внутренняя политика, так сказать, настоящая суть, неприкрытое мировоззрение таково. Национальность для меня значения не имеет, хоть украинец, хоть, русский, хоть еврей, хоть татарин. Мои люди – это братья и сестры по вере православной, а патриарх наш – в Москве.

    Вот, Игорь, до каких признаний вы нейтрального сковородомойщика довели.

    • Игорь Касьяненко:

      Это грустно, что моя позиция Вам кажется злом… Она же единственно правильная и возможная.. smile
      А по остальному — согласен smile

      • Фулеров:

        Я готов смириться со смайликами, но поставьте их хотя бы три после предложения «Она же единственно правильная и возможная», чтобы я точно знал, что человек, говорящий об исключительности своей позиции (неважно, какая позиция), шутит.

        • Игорь Касьяненко:

          ок. smile smile smile smile
          Более того, я как раз и утверждаю, что каждый, настаивающий на исключительности своей позиции — шутит smile smile smile

          • Фулеров:

            А вот последних три не надо было ставить, а то шутит на шутит получается. Вы, как математик, знаете, чем это грозит.

          • Игорь Касьяненко:

            Начинается smile Я их для счастливого количества 7 поставил. Знаете, как хочется счастья….

          • Фулеров:

            А-а. Ну, тогда, ладно.

          • Фулеров:

            Игорь, а Ирины почему нет? Творит?

          • Игорь Касьяненко:

            Она отпросилась на несколько дней.. smile

          • Фулеров:

            Не надо было отпускать. Без нее хуже.

          • Игорь Касьяненко:

            Так нельзя говорить. Она зазнается и перестанет быть собой… Надо говорить: Как же она там без нас обходится? smile

          • Фулеров:

            Да что уж тут утешать себя? Им без нас ни холодно — ни жарко, им бы краски замесить и нежно-розового понарисовывать . Люди говорили, у них в палитре две дырки. Правда ли, не знаете?

          • Игорь Касьяненко:

            А сколько должно быть?

          • Евгений Фулеров:

            Однако сдаюсь. Победили.

          • Ирина Проценко:

            Игорь Касьяненко
            20.10.2013 в 13:25
            Так нельзя говорить. Она зазнается и перестанет быть собой… Надо говорить: Как же она там без нас обходится?

            Хм… *NO*
            1.Игорь, ты катаешься на барже Евгения Фулерова, и совсем забросил свой парусник! Я уже несколько раз буксирила его из нейтральных вод! Иди, забери его -он пришвартованный в «художниках» ;)
            2. передай Жене Ф.следующее: когда мальчики усиленно акцентируют своё презрение к розово/голубому, нежному, а так же демонстрируют маскулинность, общаясь с девочками через посредника, то это становится, в конце концов, замеченным и наводит на недоумения всяческие *JOKINGLY*
            3. передай Жене Ф. инфо: Пикассо не заморачивался на розово/голубых проблемах и имел ошеломительный успех у сеньор и дам. Но, уверена, если бы лично Женя Ф. так убедительно, как он умеет сообщил лично Пикассо,
            о фуу-каком розовом/голубом, то Пабло забился бы в угол и сеньоры ничего бы не поняли… *UNKNOWN*
            4. передай ещё Жене Ф. о дырках в палитре. Если палитрой защищаться от «Стечкина», то дыр будет…эээ… ну, пусть сам посчитает
            Добавлю: художнику палитра дугой с дырочкой, это как Никифору Ляпис-Трубецкому — бабочка, берет и перо гусиное на столе smile
            Очень неудобная штуковина. Левая рука тоже ведь в работе. Самый удобный предмет-кусок стекла на тумбочке или стуле: чистить не надо-использовал и в мусор. Ну, это если художнику важен холст, а не палитра. Есть же и любители вешать протёртую посередине и в сухих замесах по краям палитру на стену, как свидетельство арт подвигов smile
            Это очень впечатляет гостей мастерской

          • Игорь Касьяненко:

            Предлагаю под эту тему завести отдельную ветку в гостиной…

          • Ирина Проценко:

            конечно! Можно вообще убрать
            …я отреагировала на ваши вчерашние шутки
            тоже шутя

  41. Mari:

    Ура!!!
    Здесь настоящие люди, а не интернет-персонажи с одной коридорно-векторной мыслью.
    Как же с вами интересно (без смайликов)

  42. Игорь Касьяненко:

    Думаю, что продолжение и развитие темы здесь http://creativpodiya.com/?p=7409

  43. Прохожий:

    Давид Самойлов
    БАНДИТКА

    Я вел расстреливать бандитку.
    Она пощады не просила.
    Смотрела гордо и сердито.
    Платок от боли закусила.

    Потом сказала: «Слушай, хлопец,
    Я все равно от пули сгину.
    Дай перед тем, как будешь хлопать,
    Дай поглядеть на Украину.

    На Украине кони скачут
    Под стягом с именем Бандеры.
    На Украине ружья прячут,
    На Украине ищут веры.

    Кипит зеленая горилка
    В белёных хатах под Березно,
    И пьяным москалям с ухмылкой
    В затылки тычутся обрезы.

    Пора пограбить печенегам!
    Пора поплакать русским бабам!
    Довольно украинским хлебом
    Кормиться москалям и швабам!

    Им не жиреть на нашем сале
    И нашей водкой не обпиться!
    Еще не начисто вписали
    Хохлов в Россию летописцы!

    Пускай уздечкой, как монистом,
    Позвякает бульбаш по полю!
    Нехай як хочут коммунисты
    В своей Руси будуют волю…

    Придуманы колхозы ими
    Для ротозея и растяпы.
    Нам все равно на Украине,
    НКВД или гестапо».

    И я сказал: «Пошли, гадюка,
    Получишь то, что заслужила.
    Не ты ль вчера ножом без звука
    Дружка навеки уложила.

    Таких, как ты, полно по свету,
    Таких, как он, на свете мало.
    Так помирать тебе в кювете,
    Не ожидая трибунала».

    Мы шли. А поле было дико.
    В дубраве птица голосила.
    Я вел расстреливать бандитку.
    Она пощады не просила.

    1946

  44. Северянин:

    Да, убийство безоружных всегда доблесть лишь подонков. Они такими и останутся, даже если их и возведут в ранг хероев.

Добавить комментарий для Лариса Ильченко Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.


9 + 2 =