Нина Мамедова (В. Шекспир) Голыш.

94a769f541e67e23a29d5e3e851

 

Светило яркое зимнее солнце. Оно слепило  глаза, а хотелось смотреть вверх на верхушки обледенелых хрустальных ветвей, лупасить по ним глазами в надежде заметить движение, услышать перезвон. Надя шла из школы, радуясь  искрящемуся дню, свободе, глубине неба, которой и летом не бывает. Казалось, что весь воздух – крепкий и здоровый, и что все вокруг здоровы, крепки и счастливы, как она сейчас! Она свернула на улицу, ведущую домой.  По дороге шла лошадка, везла за собой сани с бидонами молока. На санях сидел дядька в желтом овчинном тулупе.

— Подвезите меня, а то мне далеко, — окликнула его Надя.

— Садись,  милая, портфель — то тяжелый.

Надя мигом подбежала, села на солому, спиной к лошади. Лошадка шла почти шагом, но как весело сидеть и следить как сани, сбиваясь на дороге, вскакивают на кочку и бросаются то в одну то в другую сторону, как из-под полозьев отъезжает отполированный искрящийся двойной след, прохожие улыбаются, а ты едешь и едешь!

Надя сошла с саней раньше — Вера не пришла в школу.

Вера жила в низком беленом домике вместе с мамой и бабушкой. В сенях на подоконнике в маленьком пластмассовом корытце лежал голыш, лежал как настоящий ребеночек. Надя вошла в дом. В самой большой комнате на диване спала Вера.  Сейчас она, правда, сидела за столом и ела суп.

— Надь, садись с Веркой суп есть.

— Хорошо,  — ответила Надя. Она разделась, и села за стол. Перед ней поставили дымящийся бесцветный суп с лапшой и плавающими тоненькими кусочками сала, которые придавали супу необыкновенный вкус.

— Какой у вас вкусный суп, — прокомментировала она, уплетая его и откусывая от скибки большие куски хлеба.

Бабушка засмеялась:

— Мамка твоя, небось, такой не варит. Мы вот, по-простому, с салом, в обварочку.

— Не-а, у нас другой, — Надя доела суп,- спасибо.

— Ну, иди, помоги Верке.

Они пошли в  комнату.

Уходя, Надя притормозила в сенях и, взяв в руку голыша, вышла с ним на улицу. Проходя мимо окон Вериного дома, думала, что ее вот-вот окликнут.

Дома, разложив разноцветные лоскутки, выбрала мягкую розовую фланель. Голыш был сделан из тонкой прозрачной на выпуклостях пластмассы: задорный  чубчик, тонкие коричневые полоски бровей,  синие глаза, маленький носик, алые губки, головка вращалась, ножки и ручки тоже, на пузике крохотная улитка пупика.

Надя запеленала голыша, отвернула краешек конвертика, чтобы ребеночек мог дышать. Так было чудно! Как будто это ее маленький мальчик!

— Димочка, —  позвала она его, — полежи тихонько,  мама вернется, я на минутку, сынок.  В кухонное окно нагло светило солнце, и вся кухня была  веселой, уютной, теплой.

Надя поискала глазами что-то похожее на сосуд для купания куклы. Взяла в руки пол-литровую банку, потом миску, потом тарелку.

Быстро вернулась в комнату. Голыш распелёнутый лежал посреди фланелевого квадрата.

Она оделась и  побежала. Осторожно открыла калитку, пригибаясь под окнами,  добралась до двери, вошла в сени и, умирая от страха, положила голыша в ванночку и быстро вышла.

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (оценок ещё нет)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:

Не найдено похожих записей...


комментариев 9

  1. Прохожий:

    Так тут три голыша? Или я кого-то пропустил?

  2. Гостья:

    Похоже, лёгкое футуристическое что-то об уроке: азы закаливания

  3. автор:

    1+1=3, 3+чистота=4(голыша) и один в кармане (шиш или голыш- это уже на вкус и цвет).

  4. автор:

    «Вера поискала глазами что-то похожее на сосуд для купания куклы. Взяла в руки пол-литровую банку, потом миску, потом тарелку».
    Читать нужно:
    «Надя поискала глазами что-то похожее на сосуд для купания куклы. Взяла в руки пол-литровую банку, потом миску, потом тарелку».

    Р.S.
    Да….
    В этом уже проглядывается:
    1) — стиль;
    2) — рассеянность, что характерно для больших писателей, а у них ведь были хорошие редакторы;
    3) — надвигающийся marasmus.
    4) 8)

    • Игорь Касьяненко:

      smile smile smile Рассеянность — болезнь великих….. У нас уже такое было. Может попросите Лару внести правки? Или так прикольнее?

  5. автор:

    Спасибо. Лариса, исправьте, пожалуйста.

  6. Макс Волин:

    Местами воспринимается весьма сумбурно. Из-за того, что события протекающие в одно время (разговор в кухне) и события разорванные по времени (пошли в комнату подруги, уходит от подруги) написаны через одинаковые межстрочные отступы. Хотя, в том же разговоре, достаточно было использовать обычные абзацы.
    Я бы и не придирался к таким «оформительским» мелочам. Но такие мелочи затрудняют понимание текста. Приходится перечитывать абзацы по второму кругу. (…девочка уходит. Стоп! Она же вроде только направлялась в комнату?!..)

  7. автор:

    Максу Волину. Замечание принимается. Текст укорачивался и укорачивался — честно стремился к 2500 знакам — на самом деле он(текст) был немного другим.

Добавить комментарий для Макс Волин Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.


4 + 8 =