Выставка фотопоэзии Александра Ершова.

P1130525В пятницу,6 сентября,  редакция АТС побывала на открытии выставки  члена  фотоклуба «Позитив» Александра Ершова.  Членство  в клубе надо расценивать как рекомендацию: мол, человек из хорошего круга.

А выставки  открылось  одновременно две в одной: «Спазмы» и «Реминисценции». Отличаются  они   используемыми техническими приёмами, идеологией построения образного ряда и отношением к цвету.  Объединяет их  уникальное  авторское видение мира.  Замечательное, надо сказать, и очень свежее видение.

Во время пребывания в небольшом зале арт-галереи  «21 век»  всё более нарастало позитивное настроение.   Хотелось улыбаться,  общаться,  делиться впечатлениями. Этому  в немалой  степени  способствовал сам автор, который охотно отвечал на вопросы  посетителей и  подробно комментировал свои работы для желающих разобраться. Встреча с говорящим художником – редкость. Обычно они отвечают,  что  всё, мол, сказали своими работами. Или начинают рассказывать о технике.  А тут шёл разговор о метафоре.  Именно она царила   над всеми остальными  художественными   и техническими приёмами, которые,  разумеется,  также в избытке присутствуют в работах  Александра Ершова.  В какой-то момент у нас сложилось впечатление, что автор свои снимки   не ловит из окружающего  мира,   как подобает обычному фотографу, а, скорее,  сочиняет, как поэт  сочиняет стихи.   Сочиняет, выстраивает, приводит к гармонии, а потом уже она, а  не изначальный замысел автора,    становится той клумбой, на которой расцветают  волшебные цветы метафор.

Понравилось и то, что работ на выставке немного – не более 15.  А это значит,  что зрители имеют возможность не пробегать  по залу с языком на плечах, чтобы увидеть всё, а медленно пройти несколько раз мимо ряда фотографий. И со второго раза увидеть те детали, которые  пропущены были при первом  взгляде. В частности, мы только со второго обхода  обнаружили, что автор с нами играет: некоторые картины   повторяются  по два раза. Как мы поняли – это для того, чтобы  человек сумел взглянуть на них под другим углом и увидел новые детали.   Так  часто бывает со стихами: читаешь – вроде не трогает. А завтра открываешь, и – о! – это же песня моей души! А на самом деле мы просто посмотрели на текст с другого ракурса своего бытия.

Некоторые провокационные фотокартины   в итоге обернулись просто озорной  игрой автора со зрителем. Это касается  фотографии полуобнажённых  дамских филейных частей в стиле  картин Тулуз-Лотрека,  которая при ближайшем рассмотрении является  всего лишь  изображением    нескольких  обычных  штопоров, расположенных в как бы случайном беспорядке. И  не менее  остроумной  провокации с повешенным, который  сначала привёл  публику в ужас, а потом оказался  просто танцором, заснятым  в момент  прыжка.

И опять возвращаемся  к метафорам,  которые  являются главным содержанием  подавляющего  большинство  работ.  Для творческого зрителя  метафора – это старт для  фантазийного мышления и раскручивания игры воображения. В  какой-то момент начало назревать впечатление,  что автору тесно в рамках жанра (этого или любого другого), потому что  образов в его голове много больше, чем  технических   средств под рукой, хотя технический эксперимент  тут тоже  присутствует  в избытке.  Практически все  фото  или постановочные, или коллажированные,  в союзе с графикой  и  даже изделиями из картона.

IMG_2683Одна из таких работ из цикла «Реминисценции» нас привлекла  более прочих.  На ней изображен некий явно плоский человечек, в котором при желании можно увидеть придворного, а при желании – лакея,  что более соответствует тому,  как он смотрит на  вторую часть фотографии – туда, где тюрьма.  Или свобода?  Не понятно.  Слишком мало информации. Как в жизни, когда мы, ломая то,  что имеем, начинаем рваться к новому, о котором  знаем только то, что сказали нам продавцы этого нового будущего.

Человечек  на фотографии – плоский, а  там, за решёткой, —   пространство, кажущийся объём, которого  ему так не хватает, и  хотя он стоит спиной  (лица точно не видно), по фигуре читается его жадное любопытство:  а что там?  Ему чудится, что  там,  за пределом разрешенного,  существует другая,   таинственно притягательная, объёмная  жизнь,   полная событий  и неведомых  переживаний. Вот он и рвётся туда –   думая, что на свободу.  Ну, например,   как люди   в СССР рвались к свободе  слова и передвижения  и,  действительно получив её, попали в капиталистическое рабство материальной необходимости.  Рвётся и не замечает, что с той стороны очень похожий на него плоский человечек,   припав  к решётке,    с таким же вожделением смотрит   в противоположную даль…

Вторая фоторабота, на которую само собой обратилось наше внимание –   из цикла  «Спазмы».   Её можно назвать «Рука с печенькой».  При взгляде  на  эту печеньку   вспомнилась   притча  о луковке, рассказанная Достоевским устами Грушеньки в «Братьях Карамазовых»:

«Жила-была одна баба злющая-презлющая и померла. И не осталось после неё ни одной добродетели. Схватили её черти и кинули в огненное озеро. А ангел-хранитель её стоит да и думает: какую бы мне такую добродетель её припомнить, чтобы Богу сказать? Вспомнил и говорит Богу: она, говорит, в огороде луковку выдернула и нищенке подала. И отвечает ему Бог: возьми ж ты, говорит, эту самую луковку, протяни ей в озеро, пусть ухватится и тянется, иIMG_2682 коли вытянешь её вон из озера, то пусть в рай идет, а оборвётся луковка –  то там и оставаться бабе, где теперь. Побежал ангел к бабе, протянул ей луковку: на, говорит, баба, схватись и тянись. И стал он её осторожно тянуть, и уж всю было вытянул, да грешники прочие в озере как увидали, что её тянут вон, и стали все за неё хвататься, чтоб и их вместе с нею вытянули. А баба-то была злющая-презлющая, и начала она их ногами брыкать: «Меня тянут, а не вас, моя луковка, а не ваша». Только что она это выговорила, луковка-то и порвалась. И упала баба в озеро и горит по сей день. А ангел заплакал и отошёл».

Тут и добавить нечего –  в рамках данной аллюзии, разумеется.   А вот другие  зрители в этой  и прочих  картинах автора наверняка  увидели нечто своё, неповторимое,  выстроили свой ряд ассоциаций  и   таким образом  своим творчеством приобщились  к творчеству фотохудожника, фантазёра  и  поэта  Александра Ершова. Поэта, конечно –  только  такого,   к которому поэзия приходит не в виде  стихотворений, а в виде  его прекрасных  фотографий.

Фото Владимира Семерни и Ларисы  Ильченко.

Источник: медиа портал АТС creativpodiya.com

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (оценок ещё нет)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментария 2

  1. Наталья Говорухина:

    Боже мой! Какое счастье, что у нас в городе есть думающие люди в лице симпатичных представителей » Агентства творческих событий», которые придя на вернисаж не хватаются судорожно за анонс, не припирает к стенке автора, пытая его: » А что, собственно говоря, вы хотели всем этим сказать?», а видят, слышат, размышляют… К тому же умудряются превратить открытие в потрясающую, незабываемую дискуссию. Ребята! Я вас обожаю!Саша Ершов( Alex Spazm)тоже на высоте! *IN LOVE* .

    • Игорь Касьяненко:

      Та оно же когда есть о чём говорить, так и замолкать не хочется! smile Саша — великолепен, талантлив и уникален, как ты и предупреждала. Спасибо, тебе за это чудесное знакомство!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


2 + 6 =