О федеративном устройстве и психическом расстройстве

 2624153Сцена в маршрутке. Молодой человек кричит водителю: «Остановка!»  Водитель останавливается. Пассажир выходит. Через некоторое время девушка  обращается к водителю: «На следующей  остановите,  пожалуйста.» На остановке девушка говорит «спасибо» и выходит. 

А я вот о чём подумал. Молодой человек, я уверен,  знает  слова «спасибо» и «пожалуйста».  Но намеренно не употребляет их. Дело не в лени или экономии энергии речевого аппарата. В его лексике прекрасно находят себе место слова–связки, берущие своё начало, как утверждают многие авторитетные филологи и лингвисты, во временах монголо-татарского  ига. Хотя они и не несут ни эмоциональной, ни информационной нагрузки. Вероятнее всего, он их использует для придачи  своей речи некой специфической музыкальности. А вот слова–знаки вежливости юноша, в отличие от девушки, употреблять принципиально отказывается. Почему?  В них чужая музыка?

Получается, что в одном мире сосуществуют представители разных культур.  Наш условный «юноша» (хотя он может быть и девушкой, и даже дедушкой) полагает, что вежливость, то есть демонстрация априорного уважения к человеку, является излишком, усложняющим процесс  коммуникации. Уверен, что он и по отношению к себе не ждёт «спасибо-пожалуйста». Девушка  же относится к той части человечества, которая предпочитает общаться с другими людьми  с соблюдением безопасной дистанции взаимного уважения.   

Важное попутное замечание. Вежливость напрямую не связана с добром и злом. Я видел много добрых невеж и вежливых негодяев. Скорее вежливость (и наоборот) — это  признак отличия своих от чужих. Заветные слова: «извините, простите, позвольте, спасибо, пожалуйста», как и их известные «антонимы», являются ещё и неким кодовым сигнальным набором. Я неоднократно проводил следующий эксперимент. Захожу в магазин, а там продавщица, на моё «извините, не могли бы Вы…» начинает делать вид, что меня нет. Тогда я просто перехожу на «ты» и говорю примерно так: «Эй, слышь,  иди сюда, покажи мне вот ту вещь!» И она вдруг начинает мне улыбаться. Своего узнала…

Я, кстати, ещё и с гопниками пробовал общаться на языке «спасибо–пожалуйста». И вот ту начинался юмор. После минутного удивления, у  каждого второго (да!) гопника в очах зажигался  новый свет, и он вдруг становился похож на человека кроткого и очень часто, к слову,  выяснялось, что на самом деле он — наш. Такой как я и девушка. Но жизнь заставила жить Штирлицем среди чужих (заметьте я, как вежливый человек, ни разу не употребил слово «хам»). И он привык. Как Маугли. Хотя в душе очень хочет к своим. Но не решается.

Оно и понятно. Чтобы жить вежливым среди антиподов надо иметь мужество. Они же расценивают наше «пожалуйста», как мы их «…твою мать…». Как агрессивное оскорбление.  Помните знаменитое: «А ещё шляпу надел!» Поэтому многим вежливым проще адаптироваться к доминантой поведенческой парадигме социума, изобразив из себя такого же  «юношу», чем регулярно получать по морде. Простите, по лицу.  

А на выборы-то мы с одинаковыми правами идём!  При этом мы с девушкой голосуем за свою культуру. А юноша,  голосуя за лидеров, олицетворяющих его культуру, навязывает нам свою. И между нами пропасть, дистанция, гораздо более непреодолимая, чем между людьми,  говорящими «спасибо» и «дякую». 

А есть ещё пропасть между богатыми и бедными, бюджетниками и предпринимателями, безработными и теми, что сидят на «блатных» теплых местах, между пешеходами и автомобилистами,  между коммунистами и анархистами, между едущими в переполненном  «минаевском» автобусе на Барановку, и теми, кто только пытается туда влезть…

Много между imagesнами бездонных пропастей. А жить нам всем приходится в одном государстве. И после этого ещё находятся наивные, которые ловятся на  байки политиков о стране  всеобщего счастья и благополучия?

Но самое… даже не знаю какое тут слово подобрать… в общем, самое-самое заключается в том, что если даже нам  разделиться по своим федерациям, все равно через некоторое время мы опять понарываем себе пропастей.  А если потом опять разделимся – опять нароем. Пока не дойдём до  того, что  каждый будет жить сам-один. И тут начнётся скандал среди  субличностей каждого. А  всем известно, что нет страшней и безумней  войны, чем война с внутренними врагами.

Вывод. Чем больше  нас разных в одном месте, тем больше  шансов у каждого из нас сохранить себя и не сойти с ума. Поэтому никаких федераций. И вообще никаких границ. Да здравствуют Соединённые  Республики  Человечества!  И мы там все будем жить и мучиться друг с другом. Но лучше друг с другом, чем самими с собой…

 

 

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (оценок ещё нет)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментариев 13

  1. Ирина Проценко:

    Сейчас в Киеве добрые невежи, вежливые негодяи, хамы и нехамы- никто нашим «пожалуйста» не просит власть удалиться. Проблема перезрела-проблема объединила… Мне страшно
    «Я не участвую в войне,
    Она участвует во мне.»
    Суета всечеловеческая..? Сумасшествие…? Сумасшествие власти…Сумасшествие общее и каждого… на майдане, у телевизоров. Никто не смотрит просто друг-другу в глаза, чтобы друг-друга успокоить: я с тобой. Война с внутренним врагом у каждого в действии- кто в атаке, кто в обороне

    • Ирина Проценко:

      Как раз сегодня набрела на Левитанского…

      Всего и надо, что вглядеться, — боже мой,
      Всего и дела, что внимательно вглядеться, —
      И не уйдёшь, и никуда уже не деться
      От этих глаз, от их внезапной глубины.

      Всего и надо, что вчитаться, — боже мой,
      Всего и дела, что помедлить над строкою —
      Не пролистнуть нетерпеливою рукою,
      А задержаться, прочитать и перечесть.

      Мне жаль не узнанной до времени строки.
      И всё ж строка — она со временем прочтётся,
      И перечтётся много раз и ей зачтётся,
      И всё, что было с ней, останется при ней.

      Но вот глаза — они уходят навсегда,
      Как некий мир, который так и не открыли,
      Как некий Рим, который так и не отрыли,
      И не отрыть уже, и в этом вся беда.

      Но мне и вас немного жаль, мне жаль и вас,
      За то, что суетно так жили, так спешили,
      Что и не знаете, чего себя лишили,
      И не узнаете, и в этом вся печаль.

      А впрочем, я вам не судья. Я жил как все.
      Вначале слово безраздельно мной владело.
      А дело было после, после было дело,
      И в этом дело всё, и в этом вся печаль.

      Мне тем и горек мой сегодняшний удел —
      Покуда мнил себя судьёй, в пророки метил,
      Каких сокровищ под ногами не заметил,
      Каких созвездий в небесах не разглядел!

  2. Макс Волин:

    В целом я солидарен с автором.
    Хотя был бы очень рад, если бы для планировщиков сегодняшней ситуации в стране появились отдельные кабинеты. Пожизненные. Чтоб было время подумать ещё о чём-нибудь…

  3. Ирина Проценко:

    Как же так…..Этого не может быть-столько жертв. Этого просто не может быть в наше время.
    Игорь, Женя, Макс, Серёжа…………??? Но это же происходит! Страшная сказка. Сказание

  4. Василий Чубур:

    А разве на земле есть кто-то, кто не жертва? Не потому ли реагируем так остро, что видим в происходящем проообразы жертвоприношения самих себя? А вдруг каждый из нас и есть «янукович», спускающий свой «микрокосм», свою маленькую неповторимую вселенную в унитаз мира сего? Разве внутри каждого земного человека нет майдана? У кого-то еще созревающего, а у кого-то готового уже взорваться… И все о правах, о справедливости, о свободе…

    Свобода бездомна — куда не придет,
    Встречается взглядом с табличкою «занято»…
    Хоть гений из гениев, хоть идиот,
    Все носятся с клеткой, как с меткой на знамени!

    Еще круче вопросик у Хемингуэя: По ком звонит колокол? Если перефразировать: против кого гудит майдан? Страшно отвечать, а ведь придется. Деваться некуда. Как гласит народная мудрость, много дыр на небе, а выскочить некуда! Правда, конечно, горькая, но зато целебная.

    • Ирина Проценко:

      Вася, а разве Бог не вложил в людей жертвенность, в первую очередь, через созидание? Разве Гений человеческий не в руках изнурительного труда? Что-талант, в сравнении с его воплощением через муки…? Согласна, частичку своего «Я» мы сливаем в «золото», потому что-млекопитающие пока, тыкающиеся носами в поисках пищи земной, но находя же духовную в замен.! Эта власть сосёт только млеко! и кровь. Какая духовность…
      Не согласна. что в каждом свой несправедливый майдан… И, в принципе, майдан уже не за свободу 91го. О другой свободе идёт речь-отрезать артерии млеко-кровные
      …или я тебя не поняла…

      • Василий Чубур:

        Не совсем поняла… Бог сотворил человека бессмертным и, безусловно, жертвенным, но только иесли он способен воскреснуть, «положив душу за други своя». Иначе он казнен или приравнен к жертвенному животному. Собственно об этом весь Новый Завет. Между Голгофой и майданами о-о-о-чень большая разница. Вслушайся в слово «майдан» и подумай, почему у В. Коротича в известном стихотворении лейт-мотивом звучит просьба: «Переведи мене через майдан!»

        • Игорь Касьяненко:

          Мне кажется что там старый лирник просто просит поводыря ещё раз провести его через жизнь, чтобы увидеть и ещё раз прожить всё что было и убедиться, что жизнь продолжается » мой сын поёт сегодня на майдане».
          Здесь майдан скорее как базар,а не как площадь протеста…
          Очень согласен с тем, что Майдан не Голгофа для людей…
          Зато для януковича — это иудина осина.

  5. Надежда Юрченко:

    У нас такой менталитет. Народ заслуживает свое правительство. Будет так как будет, но европейцами… разве, что через несколько поколений. К сожалению это горькая правда. Нужна высокая гражданская воля и организация. Я склоняю голову перед майданом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


9 + 4 =