Об одной мелодии и навеянных чувствах

image_238Забить камнями насмерть.
Содрогнулись?

Нет?

Или просто так прочитали?
Это потому что вы не видели этой казни. Я видел. Подлинный документальный фильм на видеокассете. Где-то в Азии, может, в Индии или Пакистане. Площадь, тысячная толпа народа в ожидании. Подъезжает машина, из неё выводят человека, проталкивают сквозь эту толпу, все орут, толкают его, щипают. До сих пор помню глаза этого человека, оператору удалось отснять вблизи лицо. Кино было настоящим. Тогда я понял, что страх и ужас – разные вещи. В его глазах был и страх и ужас. Протолкнули к стене, и веселье началось – камни полетели. Жертва инстинктивно пытается прикрыться руками. От этого страдания только продлеваются. А сколько раз надо пробить камнем голову, чтобы вырубить сознание? Не знаю. Я не смог досмотреть сюжет, силы кончились. Того, что увидел на всю оставшуюся жизнь хватило.
Зато теперь у меня есть мечта. Хочу, чтобы меня расстреляли. Чтобы был взвод пехотинцев в тридцать, и чтобы по звуку «пли» все тридцать пуль без промаха — в голову. Да я даже готов согласиться на в три раза меньшее число расстрельщиков, лишь бы не побиение камнями.

200-300 лет назад Кристофу Виллибальду посчастливилось умереть вполне спокойно. Какое звучное имя — Кристоф Виллибальд! Хотя немецкого не знаю, может для них – обычное имя. Более того, ушел под собственную музыку, заблаговременно сочиненную под это дело. Исполнителем на похоронах был любимый ученик – Сальери.
У Антонио уход был не столь счастливым. Избитый камнями чудовищной клеветы о причастности к смерти Моцарта, Антонио Сальери закончил свои дни в психушке.

Кажется, я пишу о музыке. Интересно, а музыка смертна или бессмертна? − Смотря какая. – Это не ответ. − Бессмертно всё! Разве, кроме безверия.
Запомнилась фраза из какого-то старого югославского кино, ни названия, ни режиссера не помню. «Все хотят в рай, но никто не хочет умирать». Потрясающе сказано.

Из-за чего я нервничаю? − У трупа Орфея оторвали голову.
А перед этим насмерть забили камнями. Вакханки гуляли.
То ли он им отказал в танцевальных мелодиях, в быстряках по-современному, то ли они обозлились на его безразличие к себе, посчитали женоненавистником – точно не скажу, меня там не было. Только факты – камнями забили, голову оторвали, в речку забросили, вслед за головой полетела китара семиструнная.
Откуда у вакханок такая жестокость? Все-таки – женщины.
Они, наверное, по долгу службы все время в дупелину пьяными живут. Отсюда и жестокость.
orfeofoto3Вот еще в связи с этим проблема нарисовалась. Мужчина любит женщину. В данном случае не важно, жива она или нет. Да так безумно любит, что остальных женщин не замечает, они для него не существуют, их внимание для него даже неприятно. В этом случае действительно перед нами женоненавистник. Возмущение вакханок само по себе объяснимо, хотя с формами его выражения они перегнули палку − сломали жизнь выдающегося исполнителя. И композитора, наверное, тоже. Ну, не мама же с папой для него музыку писали? Они какими-то богами были, мама так вообще по музыкальной части специализировалась. Но вроде бы он с ними не поддерживал постоянных отношений.
У меня от орфеевской любви с игнорированием остальных женщин нехорошее предчувствие. Предчувствие обреченности и конечности. Более привлекателен другой вариант существования безумной любви. Любовь к единственной женщине начинает обожествлять в глазах её носителя всех остальных женщин мира.
−− А как это на практике?
−− А не знаю. Забавный разговор мог бы получиться:

−− Где ты был, Орфей?
−− Я был с Галатеей.
−− Почему ты ушел с ней?
−− Потому что люблю тебя безумно, во всех женщинах вижу тебя, любовь к тебе увела меня на пир с Галатеей по склону на холм над морем.
−− Орфей, но я же, твоя единственная любовь, здесь − в роще, а не на скалистом холме.
−− Нет, любовь моя бесконечная Эвридика, ты всегда со мной, ты в моем сердце. Я был с тобой.
−− Ты с ней был???!!!
−− Да, счастье мое. После обретения в тебе – в моей единственной женщине смысла собственной жизни, я не могу отказать никаким женщинам. Для меня женщины больше не делятся на смертных и бессмертных, на красивых и безобразных, они для меня все – божественные создания. Любовь к тебе открыла мне глаза на мир.
−− Я потрясена, любимый Орфей. Ты и мне открыл глаза на мир. Еще больше люблю тебя. Чувства меня переполняют. В чаще меня давно ждет Аристей. На крыльях обожания тебя, Орфей, слетаю-ка я к Аристею.
−− О, нет, милый мой ландыш белоснежный! Мое сердце готово выдержать всё ради тебя, но выдержат ли мышцы твоего женского сердечка такой наплыв чувств? А вдруг от сладкого упоения нашим счастьем случится недостаточность кровотока по венечным артериям? Я не могу себе позволить рисковать тобой. Побудь здесь с мыслями обо мне. А я тем временем сам слетаю к Аристею и так сыграю ему на китаре, что не то, что все теплокровные животные сбегутся, но даже и ядовитые змеи приползут ему, родному, под ноги.

Этот итальянский либреттист гадом оказался редким. Как тот гад, который в лесу насмерть ужалил мечущуюся в панике Эвридику, так и он ужалил насмерть всю мировую литературно-музыкальную сокровищницу. Еще и Кристофа Виллибальда на глупость уболтал. Сейчас объясню.
Все эти походы на берега Стикса, общение с Аидом и Персефоной − истории интересные, но несколько заурядные. Там сильное впечатление производят только Воспоминания, прячущиеся в тени за колоннами и хлещущие бичами из живых змей подсудимые тени-души. Сам факт существования Воспоминаний ужасает.
Орфей мужик так себе. Силачом он был, когда впервые туда пошел. Но когда он второй раз восемь суток проторчал возле Харона и клянчил повторение сюжета, градус его силы существенно понизился.

danteОтношения между Орфеем и Эвридикой во время пути из царства мертвых к свету − вот брильянт, делающий произведение бессмертным.
Орфей уводит Эвридику на одном железном условии: во время всего пути от темноты к свету он не может обернуться.
Орфей идет впереди, Эвридика сзади. Орфей – живой, Эвридика – тень. Но тень не простая. Похоже, у древних тени были взвешенные. По крайней мере, ногами тень Эвридики слегка тупотела. Значит массой обладала.
Дорога в гору, вокруг каменюки. И мрак, точнее глубокие сумерки. В такой ситуации, если от проводника отстать, то заблудиться на всю оставшуюся историю – нечего делать. Годами будешь в темноте на нейтральной территории ползать, втыкаясь в камни и спуская их по склону. Понятно, что все нервничали: Орфею надо и Гермеса не упустить из поля зрения, и не ускориться так, чтобы Эвридика отстала.
Но эти переживания из категории топографических. Они существенны, но они только фон для гораздо более сильных эмоциональных переживаний любящих, но давно не видевших друг друга, мужчины и женщины. Вот тут и начинаются муки по-настоящему.

Я не мог спокойно читать это место, нервничал. Один в один взаимоотношения современных мужчины и женщины. Все наши муки преимущественно от глупости.
Он идет, не оборачивается, она начинает мучиться: почему же он не оборачивается? − он же любит меня − как можно ни разу не обернуться? − или он меня разлюбил? − зачем мне идти за ним, если он уже не любит?
Кошмар! Разве не напоминает обычный бред современной женщины?
Ёлки, да что ты мечешься в чувствах собственного сочинения?! Головой капельку подумай. Ну, стал бы он смерти искать, придя туда, куда нога живого не ступала, если бы не любил тебя?
Вся в мучительных сомнениях, она начинает в нерешительности отставать.
О-о-ох! У меня нет сил это видеть. Ладно, понимаю, засомневалась. Понимаю, что сомнения удручили так, что голова плохо соображает. Но ты же не знаешь точно разлюбил он или нет. Пока это только твои догадки. Так зачем же ты отставать начинаешь!? Тем более, ты – тень, тебе идти легче, чем ему. Снег растает, весна покажет, кто, что и где потерял. Выберетесь на свет и разберетесь в достоверности чувств.

Орфей под стать Эвридике.
К шагам сзади прислушиваться надо, но незачем делать из этого культ.
Во-первых, идти в гору по камням − это не по тропинке в лесу бродить. Ты находишься в высокой пульсовой зоне, небось, за 150 ударов в минуту, собственная отдышка тебя глушить будет. Плюс изобилие впечатлений, которое обязательно притупит слух. Одного Сизифа достаточно вспомнить. Тот настолько ошалел от текущих событий, что работу бросил.
Во-вторых, сверхспособностей по слуху у тебя нет. У тебя слух не кошачий, а музыкальный. Ты призван отслушивать не мышей в темноте, а тембр с нюансировкой. К тому же Эвридика − тень, движется еле слышно.image_4d5c1e22bdd44
В-третьих, тебе боги смерти объяснили, что к чему. Сам же понимаешь, что они шутить не будут и за свои слова отвечают. Оборачиваться в любом случае смысла нет. Нервничай бездейственно! Ты же нормальный мужик, ты же не акцентуированная Эвридика. Ей, как женщине простительно, но не тебе.
Пустой разговор. У него те же мучения: Идет или не идет? − может, отстала бедная? − дай-ка постою, заблудится же навечно − а вдруг разлюбила? − разлюбила и не спешит? − Эвридика !!! − я не могу её не видеть! − я от этих мук умру, не дойдя до света! − где она?! − идет ли? − любит ли? − я не могу больше так страдать неведением! − я не могу! − Эвридика !!! − где ты?!
И обернулся!
Есть! Попался! Любовь!
И потерял её навсегда!
Типичный современный сильно любящий и ревнующий мужчина. Слабомыслящий, одним словом.

Вот какие страсти бушевали в древности. Не знаю, на каком языке изложена эта история в оригинале − на древнегреческом или на латинском, или на каком-нибудь другом, наверняка, синтетическом языке. Прошла еще тысяча лет до завоевания Рима варварами. Понадобится еще тысяча лет до начала полноценного становления аналитических языков и появления у Шекспира возможности увековечить на бумаге свои трагедии.

Возвращаюсь к либреттисту. Это был первый шоумен на Земле, создатель хеппи-энда, основатель Голливуда второй половины 20-го столетия. Никто так не поиздевался над любовью, над Эвридикой и в особенности над Орфеем, как он. Никто так безнадежно, как он, не понимал важность смерти. Скорее всего, он глупо полагал, что день рождения важнее дня смерти. Своим либретто он превратил истинную и всегда современную трагедию в выдуманный шуточный эпизод из древности.
Не верите мне, спросите у Криса. Я вас сейчас процитирую Криса Кельвина:
«Не могу сообразить, помоги мне. Вот я тебя люблю… Но любовь, это чувство, которое объяснить нельзя. Объяснить можно понятие, а любишь то, что можно потерять… себя… женщину… родину».

Сейчас вы получите культурный шок! Вы закричите: «Такого не может быть!».
Я вас понимаю. Но это правда. Возьмите себя в руки. Итак.
В либретто Орфей, обернувшись, не теряет Эвридику. Боги смерти их, видите ли, пожалели.
Простите, мне надо выйти, меня тошнит.
Представляете себе состояние образованного умного человека, знающего древнегреческую трагедию, и вышедшего в 18 веке из оперы после представления? Непочтительность, невежество, пошлость − вот слова, которые должны были произноситься в его голове.
Тему гениальности и злодейства надо изучать на Глюке и Кальцабиджи. Ни при чём здесь Моцарт и Сальери.

Ну вот. Теперь можно переходить к основной мелодии из оперы «Орфей и Эвридика».
Музыка, которая не облекается в словесное описание. Её одежды − слезы слушателей.
Увы, в течение 20-го века люди разучились плакать от музыки. Но надо бороться с собственным очерствением и душевной опустошенностью. Лучшее средство − стакан водки за полчаса до прослушивания. Если не поможет, ну, не знаю… Пожалуй, тогда два стакана.
На волнах музыки вы поплывете в ладье по темным водам Стикса вместе с безумной любовью, с надеждой, с, казалось бы, сбывшейся нереальной мечтой, с мучительными сомнениями, с потерями навсегда, с печальным безнадежным будущим, с древнегреческими гуслями, одиноко звучащими в реке под взглядом плывущей рядом оторванной головы…

posterlux-stuck_franz_von-xyz09705Только орган со скрипкой.
Флейта – очень и очень красива, но недостаточна. Во-первых, в ней только один Орфей. Во-вторых, более чем на тоску одиночества и на скольжение по пещерному ручью вниз к реке она не потянет.
У чистых скрипок те же недостатки, что и у флейты.
Есть даже вариант с фортепиано. Что тут скажешь? При всей искренней любви к инструменту и уважению к Рахманинову, получилось извращение. А как оно могло не получиться, если в этой теме все связано долготой. В ней без длинного звука никак! Фортепьянисту наоборот приходится стремительно барабанить в молоточки, чтобы не отстать. Вот если бы сюжет был другим, трагедия была бы не в любви, а в резком изменении климатических условий в подземном царстве, пошел бы мощный град, к которому там явно никто не готов − ни жильцы, ни хозяева, то фортепиано подошло бы как нельзя лучше.
А вот в органе со скрипкой полная гармония − и Орфей и Эвридика здесь. И глубина! И насыщенность, переходящая в мощь. И осыпающиеся камни. И трагедия любовных мук. И философия. И настоящая жизнь, и прошлая. И тихое ожидание будущего.

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (1 голос, оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:

Не найдено похожих записей...


комментариев 35

  1. Iванофф:

    Конечно орган и скрипка! Орган — понятно — самый мужской инструмент, а в скрипке наиболее ярко выражен дуализм женщины — смычок дарящий музыку тому что имеет изысканную форму и форма — тело скрипки — Ева и Лилит…..

  2. Евгений Фулеров:

    Ваш комментарий очень интересен. Прошу о снисходительности — разжуйте мне смысловое содержание вашей фразы: «…форма — тело скрипки — Ева и Лилит».

    • Iванофф:

      Ева — форма, тело корпус скрипки. Лилит — смычок и струны, которые как бы отдельно и в то же время без них нет музыки..
      Никогда не ясно, что в ( или к ) женщине влечёт — формы или звучание внутренних струн. ..

      • Евгений Фулеров:

        «Никогда не ясно, что в ( или к ) женщине влечёт — формы или звучание внутренних струн». — это очень хорошо написано! И корпус со смычком — два явления одной женщины или две женщины — и это здорово.
        Меня только имя «Лилит» беспокоит. К нему как-то жутковато прикасаться. Нельзя ли другую пару имен подобрать?
        Или вы умышленно им напрягаете, подразумевая потенциальное зло в женском начале?

  3. Серенада:

    Я не частый посетитель филармонии, хотя все-таки предпочитаю живую музыку, а не записанную на каком-либо носителе. Два года назад была концерте — орган и скрипка — божественное сочетание. Такое ощущение, что эти два инструмента созданы петь дуэтом. *IN LOVE*

  4. ПолФердинанд:

    Да, не скучное занятие-переосмысливать на современный лад античную мифологию. Богов много было и прийти к общему консенсусу на тему как гуманнее наказать, было сложно, вот и изощрялись в фантазиях силы добра и добра , силы зла и зла, а потом ещё и зло с добром состязались.
    Вот мало было богам печёнки Прометея, так они креативили дальше-создали распрекрасную и коварную Пандору, вручив ей ящик, ну, чтобы в итоге отвлечь внимание от регенерирующего печенью Прометея, и обвинить, конечно же, любопытную даму во всех несчастьях. Хотя, надо отметить, открыв злополучный ящик, Пандора тем самым расшевелила дремлющее в тёплой неге человечество для борьбы и развития.
    И вот тоже аналогия: в послевоенном Казахстане казахские мальчики, за воровство продуктов, проделывали тоже самое с депортированными мальчиками из Крыма и Чечни, Ну, в смысле, допускали произвол –привязывали пойманных к столбам в степи, где летали орлы…

  5. Евгений Фулеров:

    Большое спасибо, уважаемый собеседник Iванофф. Теперь я успокоился, в моей голове вопрос устоялся. Не зря я задергался при вашем упоминании имени Лилит. Статья «Теорема о любовном треугольнике» от 07.07.2013 г., все разъяснила.
    У меня совершенно другое мировоззрение в отличие от мировоззрения автора статьи и, по всей видимости, и вашего мировоззрения. Закостенелость, ретроградство, зашоренность к альтернативным или новым идеям − вот отличительные черты моих взглядов.
    Я не интересуюсь каббалистическими теориями и патологически ленюсь с ними знакомиться. Будучи нерелигиозным человеком, я как улитка прячусь от всего свежего за объемную, большим шрифтом напечатанную Библию, считая её священной книгой. При этом со Старым заветом я знаком не более, чем на 2%. Но моя несвобода такова, что я даже не могу посметь от себя трактовать хоть одно предложение этой книги. Честно сказать, но даже, говоря о Новом завете, я не уверен, что хоть что-то понимаю вполне правильно. Про Старый и говорить нечего.
    Автор статьи «Теорема о любовном треугольнике» в моем субъективном восприятии велик и недосягаем. Заворожено, едва удерживая сознание в голове, я смотрел – читал – смотрел – читал эту его статью. Вот, например, цитата:

    «Таким образом, можно сделать неоспоримый вывод, что Бог с самого начала создал одного мужчину – это был Адам. И двух женщин – Еву из ребра и … Лилит, которая была точной копией человека, но только в женском обличье».

    Магические слова – «неоспоримый вывод». Только великий человек смог бы уверенно стукнуть кулаком по Божьему престолу и объяснить, что неоспоримо было создано. Я теперь просто боюсь выходить в город, чтобы не попасться случайно под уверенный взгляд автора статьи «Теорема о любовном треугольнике». Испепелит же, если захочет! Нечего делать!
    Когда я дошел до следующего места из статьи, то от желания сразу же подобрать глаза я просто заполз под кровать. Глаза настолько вытаращились, что могли выпасть и под кровать как раз закатиться.

    « − Причём с формой – восхитительной формой женского тела — Создатель угадал сразу, а вот с содержанием…».

    Оказывается, Создатель не создавал, а гадал. Это, во-первых, а во-вторых,… нет, страшно. В одном предложении удержать два этих слова страшно. Страшно. Напишу-ка я их в разных предложениях. А еще лучше – абзацах.
    Создатель.
    Ошибка.
    Дальше писать о статье «Теорема о любовном треугольнике» в онтологическом разрезе смысла нет. В её продолжении реализуется начатый идеологический сюжет, становясь с каждым абзацем все величественней и величественней.
    Извините, но я малость соврал. На самом деле дочитать до конца статью «Теорема о любовном треугольнике» я не смог. Из-за своей тяжеловесности и некоторой тупости. На фразе:

    «А Лилит начала крутить романы с падшими ангелами»

    я начал пытаться сообразить, что такое роман, когда был написан первый роман, какая связь между изложенным на твердом носителе документе, называемым романом и реальными человеческими взаимоотношениями.

    • Игорь Касьяненко:

      Евгений — классно! *THUMBS UP*
      Только один вопрос в ответ. В чём разница между творцом и реализатором? Это я к тому,что как мне кажется творец всегда в известном смысле гадает, когда пытается перевести идеальное ощущение в реальную материальную форму. Именно поэтому у всех творцов есть черновики и правки.
      Ну а реализатор работает строго по чертежу smile
      Или не так? %)

  6. Евгений Фулеров:

    Очень рад, Игорь. Искренне рад тому, что вы оказались человеком отзывчивым и добрым. Вы могли, как бы свысока, вообще не прореагировать на мою писанину, или прийти в комментарии и нагрубить.
    Еще две недели назад на ваш вопрос о творчестве, о творце и реализаторе я бы смог ответить. По некоторым пунктам вполне уверенно, по некоторым предположительно. Сейчас не могу. Причина − не знаю, что отвечать. Потому что вообще уже перестаю знать.
    Вот мысль, пардон, слишком громко, лучше − вот соображение, которое посетило меня две недели назад: А не является ли творчество в любом его виде и в любом возрасте костылем? Костылем чего? А костылем, облегчающим походку по жизни при непонимании её смысла. А ну как творчество — это в некотором виде проявление страха перед жизнью?
    И два свежих примера. Ну, не Ева и Лилит, конечно. Пусть будет Ева и Ева.
    Уже третий день листаю ваш сайт. Очень крепкий сайт. Хочется здесь писать. Читаю статьи, рассказы и держу себя в руках. Чтобы не ломануться с мороза за стол не раздевшись, то есть сдерживаю себя от комментариев. Есть знакомые лица.
    Анна Гидора. Да знаю я её, одногодки мы, сто лет знакомы. Никакой она не художник. Компания у неё в молодости была из одних художников да поэтов, вот она и пыталась хоть как-то утвердиться в ней. Придумала себе, что может быть художником, даже в Курский пединститут поступила на рисование. И что она написать может, кроме экспрессии, импрессии, авангадессии и прочей ессии, если и карандашиком неизвестно проведет ли ровную линию?
    Начинаю читать вашу статью про Анну Гидору, к слову − очень хорошо написано, и впервые по картинкам в интернете знакомлюсь с её работами. Стоп, стоп, стоп! Сюжет не вяжется. Это Аня что ли натворила?! Начинаю максимально увеличивать картинки, на экране уже смотрю по фрагментам. Б-б-б-б… Это не она… А когда я её в последний раз видел? − 30 лет назад.
    Вот это да! Ничего себе! От диптиха «В ожидании новолуния» не могу глаз оторвать. За три дня полсотни раз подходил к компьютеру и возвращался к нему. А как же оно в живую выглядит?! Да-а, Аня… Никак не ожидал. Оказывается, я о тебе понятия не имею. Тридцать лет назад я знал совсем другую Аню. Наивная с широко открытыми глазами девушка состоялась в Мастера с большой буквы. Без преувеличения. Надо будет по знакомству выклянчить репродукцию «В ожидании новолуния».
    Знакомлюсь с Ириной Проценко. Эту девушку я никогда не видел, не слышал и ничего не знал о её существовании. Листанул − красивые картинки. К красивым картинкам у меня прохладное отношение. Глянул портреты. Портреты я вообще люблю в особенности, за Серова готов любого убить. Одна дочь Мамонтова чего стоит! А в портретной галерее есть люди, которых я неплохо знаю. Ёлки, а эта Ира Проценко видит человека, видит изнутри. Ей же действительно удается в портрете раскрыть характер жертвы. Для натуры иного слова, как жертва, я подобрать не могу. Я себе представляю, как она работает. Для того, чтобы сделать подлинный портрет она должна просверлить не одну дырку в голове натурщика и вытащить оттуда содержимое. Натурщики наверняка начинают теряться и ерзаться под её пронзающими взглядами. Возможно, от потери уверенности, начинают нести словесную чепуху. Ну, мне так кажется. Я бы от такого рентгена просто сбежал.
    После портретов возвращаюсь в предыдущие галереи. «После соревнований» − я такого белого цвета, такой его подачи в жизни не видел. Классная работа. «Утреннее перемирие» − ну, здорово, честное слово, здорово: поза, накидка с просвечиваемостью, икра, ямка под коленкой, попа, пальцы в волосах, открытые жалюзи… Но мужчин Ирина в полной мере еще не знает, молода. Не позволил бы себе мужчина подать любимой такой простой вариант яичницы. Он поработал бы над её украшением. Хотя… Новый цвет в блюде мог внести дисгармонию в спальню в целом. Возможно, художник жизненную достоверность заклал в пользу эстетическому восприятию. Тут уж право автора.
    Много еще можно писать о работах этих двух художников. Но у меня в этом сообщении другие задачи. Нет! Еще! Понял, чего не хватает в «Утреннем перемирии». На стену надо было картинку повесить, а на картинке нарисовать кровать, и тоже белую, почти такую или точно такую, но без яичницы, но можно с силуэтом женщины, но другой, а можно без женщины, думать надо. Этот небольшой дополнительный элемент столько бы содержания добавил, что ого-го!

    Игорь, вы извините, что я так долго подхожу к главному. Это мои своего рода извинения за то, что не знаю ответа на ваш вопрос.
    Итак.
    А что будет, если Анну и Ирину − двух совершенно разных, но, несомненно, талантливых художников лишить возможности писать?
    Пострадает от этого их жизнь на земле? Насколько пострадает?
    Смысл жизни? Ну, должен же быть смыл в жизни? Или нет?
    Они утратят обретенный через творчество смысл жизни?
    Или наоборот − это будет самым мощным толчком, что бы задуматься о смысле своей жизни?
    А вдруг он окажется не в творчестве?
    А в чем тогда?

    Готов еще задать пару десятков вопросов, но сообщение получится излишне длинным.
    Короче, Игорь, на предмет творчества, у меня сейчас фаза полной растерянности.

    • Ирина Проценко - Фулерову:

      творчество—> на папиных книгах, конспектах, на обоях-ощущение себя——> получая проф образование-великая мука——> задиристые поиски себя и удачи на сковородке всеобщих тенденций, — павлинье шествие——> отрыв от тенденций в личный кайф, пусть в красивость мира и лиц-пусть — крылья!—> Вот они! Наконец!
      Но костыли-да! Самоанализ, самокритика и есть постоянные костыли. Стоит их оставить, побежать- насмешишь себя и народ творениями. Опять возвращаешься к костылям. Так и летаем на крыльях с костылями Osmile
      …не, без живописи пострадаю вымру умолишусь- это точно… это ж с 2х лет, вычё…

    • ПолФердинанд:

      Ничего в «Утреннем перемирии» на стену вешать не надо. «Эффект Droste» на картине ни к чему.
      Там всё есть.
      Какая пошлость-украшать утренний завтрак. Кетчупом? Розами?
      Там же Вивальди звучит…

      • Евгений Фулеров:

        Я не знал, что это называется Эффект Droste. Тут же в википедию! — Ре-кур-сив-ное изображение. Красиво как! Теперь буду знать. Спасибо.

        Полностью согласен − кетчупом и розами − это пошло.
        Я бы предложил проткнуть плоть прожаренного белка свернутым в трубочку листом (предварительно издали, ни в коем случае не на листок, а параллельно), взбрызнутым мужской водой с какими-нибудь нелирическими стихами. Из Гомера хорошо бы. Но не моложе Данта.
        Прожаренную плоть второго белка, я бы облил алкогольным кремовым ликером. Возможно, не очень гармонично с кулинарной точки зрения, учитывая наличие сахара в ликере, зато будет в тоне цветовой гаммой картины.
        Одну чашку убрать. Завтракать она будет одна. Мужчина будет стоять, облокотившись в дверном проеме, и любоваться ею с надеждой на совместный ужин. Сейчас он не достоин. Посмотрите на её позу. По ней явно видно, что львиная доля вечерней или ночной или утренней вины − мужская. Лучше бы вечерней. Есть время сбегать за ликером в магазин.

        • Ирина Проценко:

          «.. Я бы предложил проткнуть плоть прожаренного белка свернутым в трубочку листом (предварительно издали, ни в коем случае не на листок, а параллельно), взбрызнутым мужской водой с какими-нибудь нелирическими стихами. Из Гомера хорошо бы. Но не моложе Данта.
          Прожаренную плоть второго белка, я бы облил алкогольным кремовым ликером. Возможно, не очень…»

          Да, Евгений, это- не очень. .. Совсем не очень. Даже больше скажу: шутка с почками хоть как-то улыбнула.
          … А я, вот, Вас помню… Вы как-то с Леной были у Миши и Светы в гостях … Очень давно. Мне тогда интересно было вас слушать…. Весело было…

          • Евгений Фулеров:

            О, ёлки, не помню. Подлец! Мерзавец! Скотина! Забыл!
            Ирина, простите пожалуйста. Это так давно было — нам тогда не было еще пятидесяти. На двоих.

          • Евгений Фулеров:

            Классно — Лену вспомнили! Спасибо.

          • Ирина Проценко:

            Ну, не подлецскотина, что Вы!!!)))) Хотя, за картину » …перемирие» с Вами подралась бы нешуточно… Не пишут так о картинах хороших-картины обижаются и мстят. А художник забивается в угол не начатого холста. Проверено ( Щас будет смайл) sad
            Я немного общалась с Вами в доме Миши и Светы — 2 раза- до…. и после Лены… Если честно сказать, меня очаровала Лена! Вот уж Маргарита из другого тома, который Булгаков сжёг( ну, там слишком всё удалось в плане любви и карьеры и герои купили дачу в Переделкино)) а Вы, с оттенком нигилизма на щеках вместо румянца, как бы выразиться ….эээ…отталкивающе заинтересовали… насторожили и обаяли))) Вот такой сложный оксюморон.
            Да, уж… Вам тут надо постоянно подогревать самовар, чтобы не ворчали (щас будет смайл) sad

          • Евгений Фулеров:

            Да мне «…перемирие» нравится безумно! Где репродукции продаются?! Повешу в торец перед кроватью. Она мне все время будет напоминать о волшебности женщин и неизгладимоти вины мужчин перед ними. Она будет держать меня в эротическо-нравственном тонусе и не давать превратиться в безнадежно заурядного мужчину, спокойно наблюдающего, как его женщина моет посуду.

  7. Игорь Касьяненко:

    У меня тоже сейчас период жуткого непонимания. Раньше мне казалось,что если я пороюсь в умных книгах, то найду там драгоценные жемчужины чужих апперцепций из которых спожится гениальное ожерелье моей личной жизненной философии. А дальше я его надену на шею и буду блистать свежестью собственной мысли.
    Со временем я таки дочитался, что практически все думающие приходят к сократовскому знанию о незнании. В этом смысле, мне в настоящий момент ближе всего мысль о том, что творчество — это способ иррационального постижения мира.
    По крайней мере, примеряя её к себе, я понимаю, что только в моменты прихода вдохновения я точно знаю как устроен мир и в чём его смыл. И тогда я начинаю пересказывать это своё понимание в стихах. И у меня получается! Правда только до того момента, пока пишется стихотворение. А через день на месте моего шедевра я обнаруживаю нечто серенькое и банальное, полное беспомощного непонимания…. И похоже так у всех.
    Однако! Есть же действительно шедевры! Значит кому-то повезло угадать, какие и в каком порядке надо вставить слова ( краски, ноты), чтобы транслировать иррациональное в рациональное. Вот это я имею ввиду под формулировкой «угадать с формой Евы».
    Господь — Творец. Он фантазировал этот мир и пытался связать свою иррациональную фантазию с материальным результатом. Иначе, какой смысл ему было этим всем заниматься, если не ради творчества? И конечно ошибки Создателя были частью Его собственного Замысла, то есть их возникновение было предусмотрено заранее и заложено в изначальную схему Проекта, как в квантовой физике существует вероятность того, что электрон может выскочить из потенциальной ямы, имея энергию меньшую, чем для этого необходимо. Бог намеренно создавал мир так, как пытался играть, не переключаясь на демоническое, альтист Данилов. А иначе — зачем?

  8. Евгений Фулеров:

    От богословских споров удержусь. Пожалуй, не это поле нашего сраженья.
    Я знаю, кто может помочь!
    Несколько лет назад я открыл для себя Тарковского. Тарковского как публициста. Его статьи я читал не менее завороженно, чем смотрел фильмы.
    Я попытаюсь сделать подборку его размышлений о творчестве, наиболее значимых с моей точки зрения, и отправлю на сайт. Мне кажется. всем нам будет интересно или впервые прочитать или еще раз перечитать его.

    • Игорь Касьяненко:

      Ну это же не богословские совсем. Это скорее поэтические…. Нельзя же считать цветаевскую строчку «Бог не суди, ты не был женщиной на земле» попыткой развязать богословскую дискуссию о гендерных аспектах бытия Создателя smile
      А Тарковский — всегда интересно, да….

  9. Евгений Фулеров:

    Может, вы и правы.
    Значит, получив ваше добро, из Тарковского делаю подборку..
    Вы, я так понимаю, и Лариса Ильченко — идеологи этого сайта.

    • Игорь Касьяненко:

      Лариса Ильченко — глав. ред. сайта. Её задача придавать форму всей этой стихии. А все остальные тут — её ( стихии) творцы smile
      Поэтому, всё хорошее тут — общая заслуга всех творцов.
      А если что не так — все претензии — к придающему форму smile

  10. Евгений Фулеров:

    Хана! Я из-за этих долбанных размышлений о творчестве сегодня работу прогулял. Звонили два раза, я соврал, что мне плохо, что говяжьими почками отравился, всю жизнь покупал свиные, а тут бес попутал, взял говяжьи и, наверное, не доварил еще пару часов. Кстати, Игорь, имейте в виду, почки сутками вымачивать не надо. Достаточно по-быстрому десять раз закипятить и слить воду и потом проварить часов пять. То есть в течение суток вы их можете не меньше трех раз приготовить и съесть. Гвоздику не забудьте при варке добавить.

    Что уж теперь говорить? Сижу в интернете, знакомлюсь с жителями вашего сайта.
    Вот − Виталий Положай. Фамилия знакомая, лицо нет. Захожу на его страницу ВКонтакте, там сверху на стене последнее сообщение. Называется Интеллектуальный юмор. Сообщение следующее: «Мужчина, чтобы затащить в постель девушку, в принципе способен на любую подлость. Переплюнуть его может только женщина, твердо решившая выйти замуж…»

    Игорь, скажите, это на самом деле смешно?

    • Игорь Касьяненко:

      Конечно,это грустно. До чего женщин довели >:o

      • Поля:

        осторожно кулаками-то…

        • Евгений Фулеров:

          Не сердитесь, Поля. Надеюсь, и Виталий Положай на шутку не рассердится.
          Шутка про почки никак не интеллектуальней.

          • Поля:

            это я Касьяненку! Смайлом задел по уху

          • ПолФердинад:

            Пришёл Фулеров с мороза, все сразу засуетились с самоваром.- теперь мало не покажется laugh

          • Вадим:

            Соляночка с почечками… мммммм….

          • Евгений Фулеров:

            Да что ж тут плохого, если самовар? Да я бы вас всех к себе взял и самоваром радовал бы, и вареньями разными, и одеялами мягкими. Но нет у меня дома, нет у меня такого классного сайта.
            Но я ж себя изо всех сил буду в руках держать. Чтобы гостеприимство не обидеть, чтобы не выгнали.
            Уж сколько раз было!
            Последний раз Стрекоза у меня была на народе. Народ закрылся с бесплатными сайтами, и Стрекоза вслед за ним ушла в небытие. А перед этим люди в один голос кричали: да когда ж его прикроют?! Сколько можно ждать?! Заткнется ли в конце концов?!

          • Светлана Юрьевна Ткаченко:

            Вот Вы, уважаемый Е.Фулеров, правильно и, что главное — небуйственно решили вести себя достойно культурности этого замечательного проекта в чистом виде культуроносительства масс! Я тоже замечена в неоднократности вывода моих ценных наблюдений и советов, что читать за пределы проекта! И это безобразие! Ко мне применяется беспричинный произвол троллей сайта налицо! Им чужды мои прозорливые новаторства, несомые всё лучшее из прошлого школ нашего с вами времени! Все рассуждают сами, а прислушаться не желают! Объединившись в борьбе с бескультурной косностью мышления и чуждых замыслов, мы-сила!

          • Евгений Фулеров:

            Простите, Светлана Юрьевна Ткаченко, но я ничего понял из вашего сообщения.
            Простите, Светлана Юрьевна Ткаченко дважды, но мне- дураку показалось, что вы — не человек.

          • Вадим:

            Светлана Юрьевна, моё терпение закончилось. Я предупреждал

  11. Сергей:

    Ни один режиссер не может пройти мимо этой темы предательства, не включив ее в фильм, – говорит Пол Лоуден-Браун. – Если вернуться к истокам того, откуда это началось, мы наткнемся на Уильяма Рэндольфа Херста – крупного газетного американского магната. Они повздорили с Исмеем за много лет до Титаника , когда Исмей не желал общаться с прессой по поводу кораблекрушения, случившегося с одним из кораблей его компании White Star . Исмей стал объектом жесткой критики в Америке, где против него была развернута настоящая информационная война империей Херста. Например, при публикации имен пассажиров после катастрофы в разделе выживших фигурировало лишь имя Исмея.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


9 + 3 =