Виктор Суворов. Выбор ( Отрывок выдержками) ПРОДОЛЖЕНИЕ

    14.

Не понял длинный с молотком: - Вы что-то желаете сказать? - Я ничего не желаю сказать. Я просто желаю купить эту картину. - Вы желаете заплатить больше десяти франков за эту мазню? - Я желаю заплатить больше десяти франков за этот шедевр. - Хорошо. Пожалуйста. Одиннадцать франков! Тут же поднялась рука в другом углу. - Двенадцать. Но и первая рука не опускалась. - Тринадцать. Четырнадцать. Пятнадцать. Оба господина рук не опускали. И тогда длинный с молотком объявил: - Двадцать франков! Столь высокая цена не смутила обоих. - Двадцать пять, тридцать пять, сорок. В зале зашептались.

    16.

— Пятьдесят! Шестьдесят франков! Кто-то в тишине закашлялся нервно. — Восемьдесят пять! Девяносто! Когда длинный объявил сто, зал замер. Но торг продолжается: — Сто десять франков! Сто двадцать! Сто тридцать! Стенографисты в таких случаях зафиксировали бы движение в зале. — Двести! Двести двадцать! Двести сорок! Есть такая ситуация: все вокруг прямо из ничего делают счастье и деньги, а тебе, дураку, непонятно, как это делается. И тогда к сердцу волнение подступает. Взволновало зал. Господин в правом углу — явно русский. По морде видно. И в левом углу — тоже русский. Цена уже проскочила пятьсот франков, а они друг другу не уступают. — Семьсот пятьдесят! Восемьсот! Но ведь русские понимают в искусстве. Не так ли? — Тысяча франков! Тысяча сто!

 Борьба продолжается:
     - Пять!  Пять  пятьсот!  Эксперт  с  лупой  выскочил  на    возвышение,
просмотрел мазки и кому-то утвердительно кивает в  зал:  сомнений  нет,  это
действительно ее кисть. Вне сомнений - это работа той самой Стрелецкой.
     - Десять тысяч! Одиннадцать! Двенадцать! Шепот в зале.
     - Вы раньше слышали об этой, как ее... Стрелецкой?
     - Ну как же! А разве вы ничего о ней не знаете?
     - Двадцать тысяч франков! Руки в двух концах  не  опускаются,  и  тогда
длинный с молотком краткости ради пропускает цифры целыми рядами:
     - Пятьдесят! Шестьдесят! Семьдесят!

    24.

— Пятьсот тысяч! При этих словах, ломая тишину каблуками, вошел в зал полицейский наряд. Шедевры аукциона охраняются устроителями, однако власти славного города Парижа, как-то прознав о происходящем, дополнительные меры безопасности приняли. А цены растут. — Девятьсот девяносто тысяч. Двое полицейских с каменными мордами встали по обеим сторонам продаваемого сокровища. Остальные — в углу у запасного выхода, в готовности отбить попытку злоумышленников, кем бы они ни были, похитить шедевр. Длинный с молотком поперхнулся. Неуверенно произнес: — Миллион франков. — Нерешительно осмотрел углы потрясенного зала и повторил, как бы прося прощения: — Миллион.

От: И. Проценко

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (оценок ещё нет)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:

Не найдено похожих записей...


комментария 4

  1. Ирина Проценко:

    ПО техническим причинам окончание-кульминацию рассказа Виктора Суворова размещаю здесь smile
    ______________

    — Пятьсот тысяч! При этих словах, ломая тишину каблуками, вошел в зал
    полицейский наряд. Шедевры аукциона охраняются устроителями, однако власти
    славного города Парижа, как-то прознав о происходящем, дополнительные меры
    безопасности приняли. А цены растут.
    — Девятьсот девяносто тысяч.
    Двое полицейских с каменными мордами встали по обеим сторонам
    продаваемого сокровища. Остальные — в углу у запасного выхода, в готовности
    отбить попытку злоумышленников, кем бы они ни были, похитить шедевр.
    Длинный с молотком поперхнулся. Неуверенно произнес:
    — Миллион франков. — Нерешительно осмотрел углы потрясенного зала и
    повторил, как бы прося прощения: — Миллион. *YAHOO*

  2. Игорь Касьяненко:

    И что ? Это уже конец торга или все потом проснулись? ))

  3. Ирина Проценнко:

    Это-технологии))

  4. Миросозерцатель:

    Спасибо автору за преподанный урок!!! laugh *THUMBS UP*
    Это к вопросу об оценке гениев! творчество не возможно оценить деньгами!
    Еще раз благодарю! *ROSE*

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


3 + 2 =