И тяжелит ресницы иней

Изображение0055Сегодня про пельмени.

Билеты лучше брать заранее. Если поймать нужную авиакомпанию, нужный рейс и день, то в Иркутск и обратно можно слетать по стоимости заурядного музыкального центра. Если свалиться в кассу, как снег на голову, то билет в одну сторону может потянуть на подержанный автомобиль на ходу.

В самолете обычно два класса − экономный и бизнес. Экономный забит полностью, бизнес − от силы на треть. Стюардесса в начале полета сделает объявление, что желающие из эконом-класса могут доплатить и перейти в бизнес-класс. Надо немедленно подниматься с места и идти по проходу к стюардессе. Доплата будет на порядок меньше, чем реальная разница в цене между классами в кассе. Доплата − это небольшой справедливый приработок стюартов.

В эконом-классе кресла, как в ТЮЗе до ремонта, в бизнес-классе − как на приличном рауте живописцев, музыкантов, поэтов и цензоров в «Саду светящихся млечных путей», и расстояние между рядами в два раза больше. Если правильно будете себя вести, то за 5 часов лета отобьете билет рестораном на колесиках. Это волшебная тележка, при которой стропалюет стюардесса. На верхнем столе коньяки, водки, джины, виски, текилы, на нижнем − вина, соки, воды, закуска − красная и белая рыба, сырокопченая нарезка. Пассажиры бизнес-класса − деловые мужчины, их мало, и чьи-то жены, непонятно каким образом поднявшиеся по трапу на самолет, они же ничего не видят перед собой, и думают о чем-то важном, этих большинство. Пьет эта публика только воду. Осознание собственной значимости не позволяет им зазираться на дармовую выпивку. Через полчаса стюардесса перестанет укатывать от вас тележку, понимая, что это ваша тележка.

Бутылка джина и полбутылки коньяка − и вам уже все равно, когда будет самолет из Иркутска в Олекминск. Он летает два раза в неделю. Или не летает. В Олекминске земляная полоса. Во время дождей АН-24 на нее не сядет. Если рейс отложат на сутки, переночуйте в портовской гостинице, вспомните пионерлагерное детство. На старых звуковых панцирных сетках качаться веселее, чем в самом совершенном гамаке. На вторые сутки не оставайтесь, дожди могут идти две недели и еще неделю будет сохнуть полоса. Берите билет на Якутск, сделаете небольшой крюк на полторы тысячи километров, ничего страшного, в двое суток вложитесь.

Изображение0047В Якутске в аэропорту дурдом, лучше ночевать в речном порту, спокойней, вам по любому туда переезжать. В шесть утра на Олекминск пойдет «Ракета», 600 километров по Лене, к восьми вечера доедете. Полюбуетесь Ленскими столбами. Их дракон построил с якуткой и якутом. Давно это было. Этот дракон попалил все приленские селенья, пока ему красавицу Кыыс не отдали. Он на 40 километров вдоль правого берега Лены для нее дворцов настроил. Им бы жить и радоваться, но тут из армии, пардон, кругосветного путешествия старый  дружок Хорсун вернулся. В этом месте я не сильно верю в историю, потому что якуты у меня не вяжутся с кругосветными путешествиями. У этой тройки были запутанные семейные отношения, до драки дошло. Хорсун уже вторую голову дракону отрубил, но тут Кыыс неловко вмешалась, дракон подставил хвост, Хорсун его отрубил, а в хвосте было второе сердце. Всё тут взорвалось ядерным взрывом и окаменело. И дворцы, и дракон, и Кыыс, и Хорсун  в камни превратились.

В Олекминске спросите, где Вовка Пронский живет, его − единственного телемастера все знают. Вовке скажите, что от меня, он топчан у печки выделит, накормит, лодку даст, с бензином поможет. Бензина надо 200 литров, меньше никак. Книги, баяны, фотоаппараты, краски с холстами не берите, итак по лодке перегруз. Но на теплых вещах не экономьте. Сейчас сентябрь, хоть бы до конца года вернуться. Нам надо ехать только в сентябре, чтобы успеть по воде заехать и пельмени по морозу вывезти. Утром в лодке сразу надевайте зимний тулуп и шапку-ушанку. Еще лук возьмите для фарша, хорошо укутайте, чтобы не промерз в дороге. С Богом.

ИкDSCN3747Самое сложное − переехать Лену во время тумана. Такие туманы бывают, что дальше десяти метров даже силуэтов не видно. За два километра ширины, можно под пароход попасть или самому на баржу налететь. Спуститесь 15 километров вниз по Лене и уйдете направо в Олекму. Держитесь по ходу левого берега, потому что справа подойдет Чара и вы можете случайно туда километров на 300 заскочить, бензин кончится, а вы никуда не приехали, неделю будете назад сплавляться. В районе устья пару раз заблудитесь между островами и затоками, не переживайте, я не раз блукал.

Первые 300 километров можно ехать в небо смотреть, мечтать о несостоявшемся, фантазировать из себя великого композитора или ученого, вспоминать ту последнюю встречу, тарахтеть всевозможными надеждами, желаниями, стремлениями, предвкушениями. Последние 100 километров иллюзии долой, всё внимание на воду. Перекат за перекатом, налететь на камень − нечего делать. В бардачке должен быть запасной винт и куча шпонок. Ночью ехать нельзя, убьетесь. Если за день не доедете, ночуйте на берегу.  Выберите валежину с большим корчем, разведите под корчем костер, пейте чай и мечтайте дальше, времени до утра валом. В сентябре в тулупе не замерзнете.

Приедете в Джикимду, скажите Анатолию, что от меня, что за пельменями, а сейчас пусть баню топит.

Важно, чтобы первый снег лежал. По чернотропу вам с непривычки тяжело будет. Чернотроп − это когда земля после ночи застывшая с изморозью, но без снега. На изморози тоже следы остаются, но совсем плохо видно.

В школе все учили на память один и тот же отрывок из Твардовского: «Переправа, переправа! Берег левый, берег правый, Снег шершавый, кромка льда…». Помните в этом отрывке:

Два бойца сидят в дозоре

Над холодною водой.

То ли снится, то ли мнится,

Показалось что невесть,

То ли иней на ресницах,

То ли вправду что-то есть?

Если Твардовского подзабыли, то Блока наверняка помните:

Когда ты загнан и забит

Людьми, заботой иль тоскою;

Когда под гробовой доскоюИк2-у-60мм Олекма вечером

Все, что тебя пленяло, спит;

Когда по городской пустыне,

Отчаявшийся и больной,

Ты возвращаешься домой,

И тяжелит ресницы иней,-

Тогда — остановись на миг

Послушать тишину ночную:

Постигнешь слухом жизнь иную,

Которой днем ты не постиг;

К слову сказать, отличное стихотворение.  Когда ты загнан и забит, за пельменями надо ехать.

Среди поэтов я только Касьяненко верю. Твардовскому с Блоком − ни капельки. Иней образуется на горизонтальных поверхностях и при температуре ниже минус 10 градусов. Ниже − это о высоте столбика ртути или спирта, по-простому, ниже − это холоднее. Иней запросто может образоваться зимой на ресницах давно лежащего трупа. То, о чем пишут поэты-некрофилы − это изморозь, то, что присутствует на живых ресницах и чернотропе.

Например, во время прогулки по зимнему парку, вы можете выйти со своим ребенком на такую беседу:

— Ой, папочка, смотри, какой-то дядя лежит в снегу и не шевелится. А почему он весь белый?

— Доченька, потому что он умер и его личико на морозе покрылось инеем.

— Это мертвец, да?

— Ну, какой же это мертвец, доченька? Нет. Это труп.

— А мама в прошлый раз, когда мы другого дядю в снегу нашли, сказала, что это мертвец.

— Твоя мама плохо училась. Скоро ты пойдешь в школу и тебе там расскажут про падежи. В нашем языке неживые предметы в разных падежах одинаковые:

Что это? – карандашик, труп, горшочек. Что я вижу? – карандашик, труп, горшочек.

А живые предметы разные: Что это? – собачка, мертвец, Карабас-Барабас. Что я вижу? – собачку, мертвеца, Карабаса-Барабаса. Мертвец – это живой дядя, который много выпил. Когда ты станешь взрослой, посмотри фильм Джармуша «Мертвец». Там живой дядя, но мертвец.

— Какой ты у меня хороший и умный, папочка!

Возвращаемся к пельменям. Если со снегом все в порядке, Толя даст вам пару собак и ружье 12-го калибра. Ваша задача − добыть сохатого. Сохатый − это такой громадный и статный олень, рядом с которым самый красивый конь − игрушка понарошку. У него длинные ноги и он кажется коротким. Мощнейшая торпеда, передним копытом человека в зимней одежде насквозь пробивает. На лопатах у него до десяти острых отростков. Лопаты − рога, на соху похожи, поэтому и называется сохатый. Хотя на Украине его называют лось. Почему лось? У него сильный слух и обоняние, но слабое зрение, «Я зряч — без глаз; нем − вопли испускаю». Это Петрарка о сохатом. Башка у него больше, чем у нильского крокодила. Фыркает так, что никакой Змей Горыныч не повторит. Здоровый самец на пол тонны может потянуть. Бежит легко и красиво. «Я скачу, но я скачу иначе по камням, по лужам, по росе. Бег мой назван иноходью, значит − по-другому, не как все». Это тоже о сохатом, иноходью бегает. Сильный и смелый зверь. Медведь не рискнет с ним за серьгу бодаться, это ж не Татьяна:

ИкDSCN2293Татьяна в лес; медведь за нею;

Снег рыхлый по колено ей;

То длинный сук ее за шею

Зацепит вдруг, то из ушей

Златые серьги вырвет силой;

У сохатого серьга под горлом растет, величиной с банку. Никто не знает, зачем она ему нужна. Загадка для науки.

Ваша задача − выставить собак на свежий след. Как определить свежий? Ладно… Не будем об этом, долгая история, собаки сами определят. Ваша задача − идти, куда глаза глядят, идите и всё. Собак рядом не будет, они будут рыскать по всей округе. Запомните хотя бы, с какой стороны вы их видели в последний раз − слева или справа. Если собаки не будут долго появляться, подверните в их сторону.

Когда собаки найдут сохатого, они его погонят, стараясь забежать вперед и остановить. Будут гнать до тех пор, пока не поставят на отстой. Эта гонка может длиться полчаса, если спокойный попадется, пробежит с километр и остановится. А бывают такие, что останавливаться не хотят, а потом еще и сами начинают за собаками гоняться, на полдня карусель заведут.  Ну, а вы, услышав лай, ноги в руки и на гору. Сохатые обычно не бегут от собак вниз, всегда бегут вверх в сторону ближайшего перевала. Будете подходить, обратите внимание, откуда ветер дует. Надо зайти так, чтобы ветер дул на вас, у сохатого будет меньше шансов вас учуять. Подойти надо метров на 50 или ближе. Стреляйте в туловище возле передней ноги или, как говорят, под лопатку. Сохатый слабый на рану, обычно тут же валится. Но если он вас учует заранее, то возможны два варианта − начнет убегать и гонка продолжится или в озлоблении пойдет на вас. Здесь тоже появляется два варианта − либо он будет вами добыт, либо вы промахнетесь и тогда никогда вам не есть пельменей, продырявит, затопчет и унесет вашу шапку на своих рогах.

Если не туда пулю пошлёте и только раните, не вздумайте преследовать. В лучшем случае, угоните его на кулички, откуда и мясо не донесешь, в худшем − наживете себе от него неприятностей. Раненый сохатый − ваш, но завтра. Отзывайте собак и возвращайтесь домой. Сохатый далеко от места боя не уйдет, заляжет и уснет навсегда. Может дожить до утра, несколько лежбищ сделать, но все равно в этом же районе. Утром вы его с собаками без проблем возьмете.

Надо сказать,  конец сентября − не лучшее время для пельменей. У сохатых в это время гон. Может получиться так, что вы сразу на двух попадете. Стреляйте того, который меньше, это наверняка самка, у нее мясо всегда вкусное. У самца мясо в этот период не очень, придется приправ много в фарш добавлять. Если стрельните самца, самка убежит насовсем. Стрельните самку, самец уйдет, а потом вернется за самкой. Мужики − они такие. Так что, если уведете собак и посидите в скрадке, то сможете и его прибрать.

Приступаем вплотную к кулинарии − разделываем сохатого. Постарайтесь развернуть его головой вниз, чтобы из отрезанной головы стекала кровь. Режьте уверенно, дойдете до кости, подвигайте немного нож, чтобы попасть между позвонками. Шкуру снимаем ковром. Нож под шкуру и от задних ног ведите к передним строго по центру. Если случайно не проткнете брюхо, снятие шкуры будет самой чистой операцией. Подсобить вам и подержать ноги будет некому, поэтому веревочками, которые всегда должны быть у вас в кармане, подвяжете его ноги к ближайшим кустам-деревьям. Одной рукой оттягиваете шкуру от тела, другой чикаете частыми короткими движениями по белой пленке между шкурой и телом. Спешка не нужна, но и вошкаться не следует. У вас только руки в сохатином тепле, оставшиеся уды без ходьбы быстро замерзнут. У меня на разделку часа полтора уходило, Анатолий за час успевал. По каждой ноге такой же рез, как поИзображение0048 брюху. Осторожно снимайте шкуру с нижней части ног, это камусы, они у нас пойдут на обувь и лыжи.

Сняв шкуру, вскрывайте брюшину и вынимайте желудок. По объему и весу он как бочка с квасом. Выкатывание его наружу − самая ответственная операция. В случае прорыва, конечно, ничего смертельного не произойдет, но пару бань понадобится для того, чтобы вы полностью прекратили специфически благоухать.

Почти закончили. Отрезаем ноги, шею, задок, ребра, аккуратно складываем и собираемся домой. Для того, чтобы его полностью вынести, понадобится ходки четыре. Сегодня лучше не перегружаться, одной передней ноги, как более легкой, и немного деликатесов достаточно. С башки вырежьте язык, большую верхнюю губу и печенку в рюкзак забросьте. Ближайшую неделю будете вытягивать остальное. Рога, если есть, не забудьте. На рукоятки ножей и вешалки пойдут. Как трофеи я их не беру. Я вообще охотничьи трофеи не воспринимаю, на всякие морды, рога, чучела неохота смотреть, несерьезное дело. Трофеи − удел любителей. Единственное допустимое и оправданное для них место − краеведческий музей.

После того, как мясо капитально промерзнет, порубайте топором на одно-двухкилограммовые куски. Не перепутайте топор с колуном. Топор − инструмент плотницкий, лезвие острое, колун − для колки дров, лезвие тупое.

Ну, что? Начинаем лепить? Еще одну неделю будете сервентом для самого себя. Поработаете как раб, часов 14 в день. На одну ногу, думаю, хватит. Первые рабы в Америке были белыми, негров только в 18 веке повезли. А что это мне вёрд «негров» красным подчеркивает, якобы такого слова нет? Жульё, всех хотят занивелировать. Но я то знаю, что негры даже в Сумах есть. Ничего, ничего, скоро пойдем в Европу и еще при жизни успеем застать 17-й век в Сумах, город превратится в негритянский, мы станем белыми рабами и детям по наследству будем этот титул передавать.

Пельменница висит на гвозде в первом коридоре над шкафчиком. Это дюралюминиевая тарелка с множеством шестиугольных дырок. Застелите ее полотном теста, напротив каждой дырочки положите фарш, сверху застелите вторым полотном и скалкой выкатаете. Готовые пельмени выпадут в дырочки.

Но начинаем с мяса. Заносите не все сразу, а по несколько кусков. Они начнут оттаивать и будут легко стружиться ножом. Выстружили несколько кусков, занесли следующие для оттайки, а тем временем первые пропускаете через мясорубку. Холодное мясо легче крутится. Перекрутили всю ногу в большой таз, добавили лука, соли, перца, и приступайте к тесту. Для теста нужны мука, яйца, соль и малость воды. По желанию можно добавить несколько ложек подсолнечного масла, но не обязательно. Яиц у вас не будет. Нинка, Анатолия жена, раньше времени закрыла трубу в курятнике и все мои курочки с петушками угорели. Я их в пере на части порубал и по капканам разнес, соболь на них хорошо шел. Вместо яиц запустите яичный порошок, найдете его в кладовке в бумажном мешке. Тесто должно получиться крутое, прочное, как резина, иначе пельмени будут развариваться. В агрегатке справа у стены стоят фанерные листы. На них выкладывайте готовые пельмени. Как раз по 400 штук на листе разместится. Предварительно надуйте на фанеру муки, чтобы пельмени не прилипали. Листы выносите в холодную кладовку. И так четыре дня кряду. Поучится у вас четыре мешка пельменей под центнер весом. Теперь пора думать, как с этим добром на Сумы выбираться.

Про лодку можно забыть. На улице минус 15-20, на реке забереги метров по 100, один фарватер открыт, но по нему уже несколько дней шуга идет. Вовке лодку весной Толик отгонит, ему все равно в Олекминск надо за бензином, солярой, керосином ехать. Назад по большой воде катером с баржой и горючим вернется.

Вся надежда на оказию. С Нерюнгри может борт идти на Олекминск. В октябре − ноябре вряд ли, но в декабре наверняка. Анатолий по рации свяжется с кустовой радиостанцией в Олекминском порту, радисты попросят олекминского диспетчера связаться с нерюнгринским диспетчером, а тот в свою очередь договорится с пилотами, чтобы они залетели по ходу на Джикимду за вами. Ваше дело подготовить вертолетную площадку, наловить и насолить рыбы на гостинцы пилотам.

Площадку поможет Анатолий подготовить. Причикируете бревно к трактору и потягаете по снегу туда-сюда, чтобы квадрат 40 на 40 метров получился. Возле площадки в кустах должны деревянные треугольные конусы валяться, их надо красной и белой краской подкрасить и по углам поставить. Краска в агрегатке. Вырубите длинную лиственничную жердину, привяжите к концу легкую цветную тряпку и возле площадки в снег воткните, пусть как флажок на ветру трепещется.  Прилетит вертолет, пока винты полностью не остановятся, не подходите. Иначе пилоты так матюкаться будут, что и рыбой их не успокоишь.

До декабря время есть, ловите рыбу. Тайменя, ленка, хариуса будете брать сетями из подо льда. Там все просто. Пять километров вниз по течению, пять километров вверх находите курии возле ручьев,  бейте ломом во льду по семь дырок и пропускайте жердину с веревкой. Вам нужна будет рагулина, чтобы ею в лунке жердину проталкивать. Потом по веревке пропустите сетку. Крайние лунки самые большие − метр на метр, через них запускаем иИкDSCN0723 вынимаем сеть, установите в них по жердине, чтобы было к чему сеть привязать. Привязывайте пониже, чтобы верхний шнур сети ко льду снизу не примерз.

Идя на рыбный промысел, не одевайте комбинезон. Правила безопасности для рук при работе зимой на воде, предусматривают легкий доступ окоченевших пальцев в зону согревания. Самой эффективной зоной согревания являются гениталии. В рукавицах мокрые пальцы не отогреешь.

Перед вылетом в Олекминск, свяжетесь с Вовкой, чтобы заказал билет на Иркутск. С Иркутска на Москву улетите без проблем. Пельмени с собой в самолет не берите. Очень дорого обойдутся. Отправьте отдельно багажом в фанерных ящиках. Пересылочные склады не отапливаются, авось, не размерзнутся.

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (оценок ещё нет)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментариев 56

  1. Маша:

    Сначала быстренько просмотрела текст и подумала: Ой, бедненькие, как они там столько времени без женщин обходятся? А потом внимательно почитала и поняла….
    Как интересно….

  2. Игорь Касьяненко:

    «Сад светящихся млечных путей» — хорошо хоть не больших медведиц )))
    Понравилось про пельмени, путешествия, лося, вертолёт и Касьяненко. smile
    Не понравилось про трупиков ( хотя в падеже мы конечно все одинаковые — тут согласен). И я бы посоветовал автору структурировать текст подзаголовками, как я в уборке делал. Он бы тогда легче читался. Хотя стиль лёгкий, динамичный и читается с интересом.
    Евгений, мои знакомые женщины очень хвалят меня за Вашу кулинарную рубрику smile

    • Ирина Проценко:

      «….хвалят МЕНЯ за… ВАШУ кулинарную рубрику » ООй, мамачкиии laugh Шелкова! Выручай-держи мне руки и язык!!!
      Здесь пасутся огромные два….ээ… . laugh Снайпера мне срочно!!! Дима!!!
      Нет, лучше Шелкова… :-x

      Супер написано.
      Только зачем… во имя чего добывать мощную дичь, чтобы потом на алюминии всё испортить… Там же начинки выходит с гулькин нос. Руками предки лепили, руками… Если ручные будут — еду! На почти родину…

      • Ирина Проценко:

        … в смысле не едУ, а Еду…
        …не смотря на то, что автор — мой перманентный подрывник, хочется подарить тексту , вернее, трём конкретным моментам:1. где лось возвращается к убитой лосихе 2. окончание лепки 3. моменту? когда пельмени обязательно слиплись, но(!) мы побывали и вернулись, слава Богу/
        вот эту эпохалку (ютюб)

        Эдуард Артемьев — поход. Сибириада (Siberiade theme)

        • Евгений Фулеров:

          Артемьев и Прайснер – мои любимые композиторы современности.
          Но у Артемьева мне ближе: Ночь рождения, Обломов, Один день из детства, Поездка в имение, ну, и темы Сталкера, в т.ч. с Бахом, само собой.

      • Ира Шелкова:

        Ирина, спасибо, что Вы меня позвали smile и вместе с тем развеселили. Мне кажется, это так замечательно, что два интересных автора в какой-то степени соревнуются. Это так мило! У Евгения хаотичность и некая дикость в текстах вполне ладят и читаются легко и, я бы сказала, экзотично для привычного восприятия, свежо, неожиданно. У Игоря тексты удивительно изящны, поэтичны, неожиданны и не стандартны по мысли. Оба автора, надо отметить, неожиданны и остроумны каждый по-своему и это прекрасно! Книга была бы необычайно интересной: два талантливых писателя в городе, не побоюсь их так назвать, в одной книге «Полезные советы»
        Удачи им в этом направлении, а мы подождём smile

        • Ирина Проценко:

          Ира… Вы откликнулись, спасибо. Мне неловко.. .Хорошо как, что Вы понимаете шутки. Вы меня действительно выручили и я подписываюсь под каждым Вашим словом. smile

        • Евгений Фулеров:

          Иллюстрация вашего текста

          Здесь душа Касьяненко:\\\\http://i019.radikal.ru/1311/fc/8e44124ad019.jpg\\\\

          Здесь душа Фулерова:\\\\http://s017.radikal.ru/i422/1311/4f/9eafe17873cd.jpg\\\\

          • Ира Шелкова:

            Вчера, Евгений, я постеснялась написать, но, мне кажется, Вы себя обидели. Такое впечатление, что этот мальчик «думает» только глазами. smile

        • Евгений Фулеров:

          А здесь душа Ирины Проценко://///http://s020.radikal.ru/i722/1311/43/663f7c59b190.jpg//////

          • Ира Шелкова:

            Как мило smile Это Вы увидели детей в творческой «песочнице» ? Очень любопытно, какой бы Вы представили меня?
            Извините за самонадеянность, но я немного тоже творец, только на кухне и в интерьере своей квартиры.
            Ирина Проценко в жизни немного иная, на мой взгляд. Игоря не знаю, но, исходя из комментарий, похож smile

          • Ира Шелкова:

            простите, «из комментариев» Всё время путаюсь в этом слове

          • Ирина Проценко:

            Даа…»дайте мне только власть…» хотя…- да-так удобнее и спокойнее, когда воспринят по одёжке ;) Слова же и есть наша одёжка, а о тех остальных шести, которые без застёжек, надо забывать на людях

          • Ирина Проценко:

            или «воспримут» ? а? =-O
            ;)

          • Евгений Фулеров:

            Ничего не понял. Какие шесть? Ребус.

          • Ирина Проценко:

            Женя, ну, какая разница, капуста или какой другой овощ, но кочерыжку обнажать, да ещё в сети-не дай бог :P

            Спасибо за Прайснера! Это же тот, что Збигнев? Слушаю его ВАЛЬС !!! нЕчто! И раньше слышала его музыку, но не знала Прайснера… :-[

          • Ирина Проценко:

            ооой… смайлик с языком-случайнось!! ужас с этими смайлами…
            вот этот вместо laugh

  3. Евгений Фулеров:

    Структурировать я не могу. «Житие» для меня непрерывный процесс. Вы, Игорь, по-другому живете, переворачиваете страницы. Например, у вас был раздел «Оля», потом страница перевернута и началась новая – «Катя». У меня не страницы, а свиток. Даже при уходе «Оли» и появлении «Кати», «Оля» остается всегда со мной.

    Я ж для собрата-мужчины на все готов. Буду писать, сколько надо, лишь бы вас хвалили и любили.

    Ирина, спасибо за слово «супер», прям, как бальзам.
    Пельмени ручные на порядок лучше, чем алюминиевые. Там действительно гулькин нос.
    Но что я могу поделать? Эта кулинария трагическая, здесь только правда. Не делал я ручных пельменей, хотя в гостях уплетал только так, они вкуснее. Но я принципиально для себя не могу взять чужой рецепт или открыть интернет, найти классный рецепт и переработать его для своих целей. Что делано-съедено, о том и писано.

  4. Наталья Говорухина:

    А этот великан на фото обнимающий аборигенов и отдаленно напоминающий Рихарда Зорге, надо полагать, автор статьи?

    • Евгений Фулеров:

      Да, это автор, но на 10 лет моложе, чем сейчас. Уже не соответствует действительности. Фото привлечено ради эвенов.

      • Евгений Фулеров:

        Это Валера и его жена Гера. С Валерой у нас были смежные охотничьи угодья. Я у него всегда останавливался проездом.

  5. Наталья Говорухина:

    О, реальная история на тему пельменей! (Практически из » Денискиных рассказов»)
    Наши хорошие знакомые, переехавшие из Новосибирска в Сумы жили в доме по улице Ленина, 49( Теперь Соборная, и, почему-то, 43)) Квартира на третьем этаже располагалась как раз над фотоателье, в котором работал знаменитый фотограф Борис Моисеевич Черняк( кстати, жил в этом же доме).
    Так вот, следуя доброй сибирской традиции, наши друзья налепили как-то раз громадное количество пельменей. Одну партию уложили на крышку от посылочного ящика и поставили между рам на открытую форточку, чтобы замораживались. То ли кто-то резко открыл дверь, то ли просто порыв ветра и… крышечка с пельменями улетела вниз. Минут через 10 звонок в дверь и приличного вида мужчина спрашивает: » Здесь живут Шмидты? Я принес ваши пельмени». На крышечке, естественно, был указан адрес . А мужчина, кстати, шел фотографироваться…. Всякий раз, когда я готовим пельмени, почему-то вспоминаем с мамой эту историю. smile

    • Ирина Проценко:

      …какой сюжетец, Наташа! smile На рассказ тянет. У меня с пельменями самые тёплые ассоциации: мама…жива… все съехались, стоим вокруг стола и лепим… лепим…шутим… Над столом лампа, на часах часа 3 ночи… Папа …живой…
      у него всегда получались пельмени-страшилища и он их сам не любил кушать…
      Наташа, может ты помнишь, давнооо… вы с Надей Запорожец пришли ко мне в гости. У меня тогда впервые неправильное тесто получилось-налепила 100штук, а они вдруг хором начали открываться и вытекать… Что со мной тогда было!… Раньше двери не закрывали. Вы зашли в тот момент, когда я, в слезах, кидалась пельменями в кафельную стенку….. sad
      Но мы их всё равно варили и ели smile

  6. Игорь Касьяненко:

    А я пельмени просто люблю. Любые. Но чем лучше, тем больше. А из лося не пробовал никогда. Вот так и прожил жизнь в темноте (((

    • Я:

      А мне больше нравятся манты- те же пельмени, но больше, как говорится- «берешьшь в руку — маешь вещь «

  7. Наталья Говорухина:

    А я столько дней ждала статью Евгения про правильные мужские пельмени, а потом решила,что приготовлю свои, не буду ждать.И тут же «пельменная» статья появилась! И вот сегодня целый день их,родненьких, лепила. Звонит Кузяшов, а я ему говорю, что леплю пельмени. Он мне тут же: » Фулеровские?» «Нет,-говорю.Свои. У меня на эконом-класс не хватает». Ира! Наверное, Надя заходила с кем-то другим. А вот другой наш «заход» хорошо помню. У тебя был кофе в кастрюльке и не было хлеба. А Надя стала тебя стыдить, что художница, а кофе в кастрюльке. А что, очень удобно! Я тоже люблю чай из кастрюльки smile

    • Ира Шелкова:

      Евгений уже популярен своими рецептами? Ждали долго рецепта пельменей от Евгения, но его пельмени чрезвычайно проблематичны, за исключением алюминиевого трафарета. Но как захотелось побывать в тех краях!
      Когда-то мы запросто позволяли себе перемещаться по союзу вдоль и поперёк, а сегодня в Турцию и Египет съездить дешевле, чем к Вовке или к Толику за собаками. Печально.

      • Ирина Проценко:

        Весь прикол в том, что алюминиевый трафареет — это же вкусняшка-тот самый «Эверест» произведения, во имя чего собственно…
        А как человек киношный, Евгений допускает резкую смену кадров. О Трупе, вот, неожиданно картинка всплывает.
        И алюминий, и иней на ресницах трупа- как неприглядная сторона людского естества…
        Где стремление в духовном росте и высоких ощущениях граничит с пофигизмом и животными страстями…
        Молодец же… же…ня

        Перечитала… и подумалось: всё же Игорь прав,-это же не кино… как-то расставить смыслы для убедительности, а?
        Ну, это если в бумажную книжку пойдёт smile

  8. Mari:

    Долгожданные пельмени!!! Читали вместе с мужем. Это ж после вкуснейших карасей — самый любимый раздел. У мужа отпуск сейчас. Смотрю на него, а он задумался.

  9. Маша:

    А у Кыыс подружки есть? Или в Лене русалки не водятся? Что по этому поводу говорят Валера и Гера?

  10. ирина:

    Жека, читала рассказ о пельменях с учащенным сердцебиением. А рецепт чебуреков будет?

    • Евгений Фулеров:

      Да ты что?! Это же самый главный рецепт! Неубиенное блюдо! Желтый изумруд! Важнее всех остальных!
      Это то, что подойдет абсолютно всем. Эти чебуреки будут уплетать и взрослые и женщины, и мужчины и дети. Тот, кто раз с ними соприкоснется, навсегда сделает их своим буднично-праздничным блюдом. Детские голоса: «Мама, папа, когда будут чебуреки?» никогда не умолкнут в счастливом доме.

      Кажется, начало статьи про чебуреки готово.
      Ирина, это ты? Это ты, моя единственная любимая подруга, которая опьяневшая спала на цементном полу якутского порта в ожидании, пока небо над аэродромом разъяснится? Это ты?

  11. Жанна Товажнянская:

    Очень-очень мужская проза!

    Автор-то каков! Добытчик! Кормилец и поилец! Ах!… Все как в девичьих грезах..

    И приходит понимание, что все правильно в этой жизни.
    И хочется, в ожидании, вязать свитера в тихом, теплом доме, где котенок играет клубком, слушать дыхание спящих детей, украдкой поглядывать в темное окно: «Как там мой?»

    Ах, эти девичьи грезы…

    А он суровый и полтыщи километров по Лене пройдет, и лук не забудет, и сохатого завалит, и тесто крутое, прочное, как резина сотворит, и трафарет пельменный в агрегатной возьмет, и площадку под вертолет подготовит! И все в Сумы привезет!
    Истинно, девки, вам говорю: «Он мой герой!»

  12. Принцесса Маруся:

    Сначала прочитала коментарии. Смеялась. Потом текст. Взгрустнулось. Не знаю, как объяснить, но в некоторые моменты действительно чувствуешь, что нет прошлого-настоящего-будущего. И все, что БЫЛО, никогда не теряет своей значимости. Как-то так.
    Черный юмор, конечно, не твой конек. Но этот текст гораздо менее сумбурный, чем про ружье и стразы.
    Мы одобряем.

  13. Саша:

    Ваши рассказы опровергают слова Андрея Звягинцева:»Донести сокровенное нелегко и, прямо скажем, глупо вываливать его на стол вместе с кулинарными рецептами» И не потому, что Звягинцев не прав, а потому, что рассказы уникальны.Такого еще не было…

    • Евгений Фулеров:

      Капитально вы меня поддержали похвалой, Саша. Сегодня опять вечером продолжу что-нибудь сочинять. У меня, честно сказать, потребности писать нет. Не то, что не люблю это занятие, но потребности точно нет. Каждый раз надо делать усилие над собой, загонять в рассказ, хотя потом дело идет легко и в удовольствие. Но как только закончу, интерес пропадает и опять надо выходить на усилие, чтобы начать.

      Я смотрел «Изгнание» Звягинцева. Хороший крепкий фильм. Звягинцев – мастер, спору нет. Ученик Тарковского. Не знаю, были они знакомы, учился ли он у него, но по фильмам – явный продолжатель и это хорошо.
      Однако меня смущает некоторая искусственность Звягинцева. Но не настаиваю, могу ошибаться. Но мне кажется. Искусственность по сравнению с Тарковским, у которого всё было естественно. Искусственность в пейзажах, натюрмортах, элементах сюжета. Опять же повторю, мое мнение может быть субъективной ошибкой. К примеру, пистолет в Сталкере и в Изгнании. В Сталкере он полностью нормален, нужен и само собой разумеющийся. А зачем он в Изгнании, я не понял. Какой-то ненужный криминальный элемент. Но в целом Звягинцев молодец.

      • Ирина Проценко:

        Евгений, я , как человек не киношный…вернее, бывший киношный, буду для Вас менее убедительна, но, просто уверена, что ваши тексты имеют ценность и у Вас здорово получается поэтика в прозе, как бы Вы не пытались скрыть свою поэтичную натуру за суровостью. Мне, во всяком случае, читать Вас интересно.
        …при этом, женский восторженный писк чирлидеров отбрасываем

  14. Саша:

    Усилие само по себе дорогого стоит – им «царство Божие берется».

    «Были ли они знакомы…»? Вы знаете историю о встрече – точнее о невстрече — Тарковского с Бергманом? Когда в Стокгольме в…не помню, фойе какого-то здания, они стояли спиной друг к другу — их разделяло несколько метров, — знали о присутствии друг друга и – не повернулись! Красиво, правда?
    А еще стоит перед глазами такой кадр: Тарковский и Брессон на сцене в Каннах в 83 году – не получившие Пальмовую ветвь. Невозможный кадр! Топчутся растерянно, пропуская друг друга…Два одиноких Ангела.

    Большие художники несоприкасаемы. Не надо смотреть на одного через другого – это же затмение – что увидишь? Мы так привыкли ко вторичному искусству, что для того, чтобы увидеть первичное, приходится переучиваться. А общее между Тарковским и Звягинцевым есть – они из одного пространства: « Всю свою жизнь я стоял перед дверью, ведущую в то пространство, где он движется с такой самоочевидной естественностью.Лишь раз или два мне удалось туда проскользнуть»Бергман о Тарковском. Общее – степень серьезности: или о «взаимоотношениях с Богом»(Звягинцев) – или это игрушки. А куда деваться – русская традиция.Для Тарковского Феллини был недостаточно серьезен.., для Тарковского все были недостаточно серьезны. А Звягинцев говорит, что нужно сделать » усилие(!) над собой, чтобы скрытые сущности стали проявляться через обыденную реальность.»Тут Вы с ним заодно.

    • Евгений Фулеров:

      «А еще стоит перед глазами такой кадр: Тарковский и Брессон на сцене в Каннах в 83 году – не получившие Пальмовую ветвь. Невозможный кадр! Топчутся растерянно, пропуская друг друга…Два одиноких Ангела».

      Действительно «невозможный кадр». Я смотрел раз пять. На двоих одно слово «спасибо», и то от безысходности нахождения на сцене. Смотрел и тихо радовался их встрече. Брессон − не учитель Тарковского, но Тарковский − ученик Брессона.
      «Дневник сельского священника» для меня оказался самым завораживающим фильмом, из многих увиденных мною в жизни.

      • Евгений Фулеров:

        Между прочим, нормальный человек должен на сцене бледнеть, краснеть и мямлить. Такой человек достоин предположения, что у него есть свой богатый внутренний мир и, что он далек от демонстраций. Если я вижу поставленную речь, складно льющуюся, снисходительно-иронично-самодовольно и одновременно с оттенками заискивания улыбку, направленную зрителям, то переключаю канал.
        Речь, конечно, не о профессионалах сцены и не об Ираклии Андроникове, а о тех, кому приходится выступать в силу необходимости.

    • Жанна Товажнянская:

      Два одиноких ангела, растерянно топчутся, не получив «Пальмовую ветвь»?
      Пять раз смотрел?

      Благоговею перед вами, пацаны!

  15. Жанна Товажнянская:

    Такого еще не было?

    Не было » Большого кулинарного словаря» Дюма, не было «Кулинарии»Гюго, не было Похлебкина, не говоря уже о Макаревиче его «Мужской кулинарии» и Познере? Не было » Поваренной книги анархиста»? Впрочем это из другой оперы!

    Они все были! Мне кто-то рассказывал!
    Это всё были «бувальщины», нанизанные на один стержень:»где, с кем,как и когда».

    Не к месту вспомнилась «Как я съел собаку» Гришковца, где главная тема «где, с кем, как и когда я ссал»( простите мой французский).

    Но это как песня о любви, у всех она своя.

    • Матвей:

      Ох и Жанна!

    • Аноним:

      Молодец, Жанна, не даешь раскисать. Спасибо. Однако спрошу: «У тебя мама папа был»?

      • Евгений Фулеров:

        Анонимом оказался я.

        • Жанна Товажнянская:

          Мама-папа был!
          Хочешь спросить, чего я такой злой, как собака?

          На самом деле, я- девочка-одуванчик! Добрая душа, распахнутые глаза, всему верю.
          Но не подставляйся!
          Слово сказанное может забыться, а написанное — «Держи удар, Фредди!»

  16. Саша:

    это было сказано не о жанре. И не Вам.

    • Жанна Товажнянская:

      Тогда, sorry!

      В дальнейшем, делайте,пожалуйста, пометку «Не всякому!».))))))

  17. Жанна Товажнянская:

    Прошу прощения за опечатки, описки, огрехи орфографии и пунктуации!
    Эмоциональна, да и не всегда вычитываю.

  18. Игорь Касьяненко:

    «Но это как песня о любви, у всех она своя.» — вот! точно! и стихи про любовь тыщи поэтов сочиняли и у каждого оно своё.
    Человеки ещё вообще друг с другом не наговорились. За всю историю… Потому что ругались же в основном, да интимничали )))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


3 + 4 =