Р.Горизонтов. Миф истории

119935_orДанный текст  является  логическим продолжением   сразу двух  материалов,  в последнее время опубликованных  на  сайте АТС:  «Урок мужества»  (опосредованно) и   «Белая скала»    с этим материалом   нижеследующий текст связан напрямую, так как является  ответом его автора Р.Горизонтова на  вопросы,  заданные  двумя комментаторами: Евгением Фулеровым и Игорем Касьяненко, которые, в частности,    выразили своё несогласие с содержанием  известной цитаты из И.Бродского ««Историю нации, как и историю индивидуума, составляет скорее, то, что забыто, нежели, то что памятно».   С деталями и подробной аргументацией сторон  можно ознакомиться,   перейдя по ссылке. http://creativpodiya.com/?p=7409

                                                  Уважаемые господа,  Евгений и Игорь! 

Благодарю за Ваши комментарии, которые свидетельствуют о внимании к моим заметкам. Если по поводу написанного мною есть мнение, тем более — поперечное, то считаю свою задачу, — именно, попытку постановки проблемы о памяти мифологического, исторического поэтического текстов, — хоть в какой-то степени выполненной. То, что у Вас появились сомнения  по поводу написанного отношу в свой позитив.

Ведь сомнения и поперечные мнения редко возникают лишь у прихожан на проповедях, но, как было совершенно верно подмечено в одном из комментариев, данное эссе проповедью не является.

Отвечая же по сути на Ваши совершенно верные замечания,  скажу следующее. Цитата из И. Бродского «Историю нации, как и историю индивидуума, составляет скорее, то, что забыто, нежели, то что памятно» — была приведена как иллюстрация одного из возможных подходов к проблеме исторической памяти. Говоря в общем, Бродскому-эссеисту часто свойственна категоричность, подтасовка научных фактов в подтверждение своих эстетических, а порою,- и общественно-политических взглядов. (Тому есть множество примеров, но это тема отдельного imagesразговора). Не это ли качество проявилось в противопоставлении Дарвина и Ламарка? Все же и я бы оставил это на рассмотрение профессиональных биологов. Как по мне, — вышеозначенные отрицательные качества эссеистики  И. Бродского с лихвой компенсируются глубиной проникновения в предмет и «легкостью дыхания» — на фоне многих тяжеловесных и грешащих еще большими недостатками современных культурологических исследований.

Лично я нахожу большую разницу между  историческим процессом, в который вовлечен каждый смертный  и который, в силу этого всегда трагичен,  ( «финал всегда одинаков») —   с одной стороны и так называемой «исторической памятью», выхватывающей из этого потока отдельные события и факты и называющей их «историей» — с другой. В этом смысле учебники истории и даже исторические труды  — это своего рода этикетки ушедшего навсегда. Я не утверждаю что это хорошо или это плохо, но что любое рассуждение на тему истории цинично, т.к. живой говорит о мертвом, который не может ему ответить, не может его поправить или уточнить (а ведь речь идет о человеческой жизни!) — для меня очевидно. С этой точки зрения я согласен с И. Бродским, который считал, что «история — это не столько процесс накопления, сколько утраты» и что «наименование каждого события уже есть интерпретация».

Уважаемые господа! Я далек от мысли, в чем-либо убеждать зрелых и думающих людей, — я для этого слишком уважаю своих читателей и собеседников. Точно так же взгляды и мысли, которыми я делюсь, не являются продуктами сиюминутных эмоций. За ними — годы размышлений и сомнений, впрочем, как и у каждого из нас. Цель дискуссии я вижу не в переубеждении друг друга, а в совместном поиске все более точных формулировок тех предметов рассуждения, которые мы затрагиваем. Только в таком споре … нет, не рождается истина — этого я не смею утверждать, но как минимум открывается околоистинное пространство. В этой связи позвольте еще раз выразить Вам благодарность за Ваши замечания.

В своих следующих эссе я планирую продолжить тему памяти в исторических и поэтических текстах.

Продолжая же сегодняшнее письмо, я хочу с Вами поделиться, что мифологема Белой скалы и вся графическая образность, использованная мною, может быть не была «жизненно необходима» для “message” моего эссе. Скорее это было игрой, столь же бесполезной сколь приносящей удовольствие или “fascination”, если использовать модный ныне культурологический термин. Впрочем, эта мифологема не была плодом моего воображения – все цитаты в эссе подлинные. Как было не восхититься цветовой гаммой образов и фамилий – Серовым, пишущем о Белой скале и черных пропастях прошедшего и грядущего, Рыжим, дающим, на мой взгляд, замечательную графическую картину природы как метафору поэтического творчества?..

Завершить, однако, данное послание, которое я очень надеюсь увидеть опубликованным, мне бы хотелось тезисным изложением именно сути того, что я хотел выразить в обсуждаемом эссе. Не без горечи в сердце опускаю я в данных тезисах мифологему Белой скалы.

Итак.

  1. Формально-логическая ошибка «после этого, значит – вследствие этого» свойственна большинству мифологий.
  2. Истории (т.е. ее интерпретациям историками) тоже свойственна эта ошибка, что позволяет говорить об истории как о «мифе истории».
  3. Историки и обыденные люди (т.е. не поэты), историю комментирующие, выхватывая события прошлого из живого (т.е. информативного, т.е. бездонного, т.е. приемлющего всяческие интерпретации) процесса, хоронят эзотерическую часть жизни  и она становится «забыта» потомками. (Конечно, она никуда не девается, но становится материалом  «высокого сожаления» — поэзии).
  4. Другими словами,  – чтобы осознать прошлое «историку», Homo Explicando-Человеку im12agesОбъясняющему нужно это прошлое обобщить и, следовательно, обезличить. Таким образом,  человек, в частности, преодолевает свой страх перед будущим.
  5. Поэт же, в отличие Человека Объясняющего, стоит не на стороне «справедливости», которая всегда субъективна, а на стороне «высокого сожаления» к трагизму жизни, которое можно выразить только стихотворением.

Уважаемые господа! Надеясь на продолжение дискуссии, я, тем не менее, попробую сейчас сосредоточиться на эссе «Предсказание прошедшего будущего», которое замышляется как продолжение и развитие данной темы.

С искренней благодарностью,

Р.Горизонтов

 

 

 

 

 

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (1 голос, оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:

Не найдено похожих записей...


комментариев 13

  1. Маша:

    Р.Горизонтов
    «Формально-логическая ошибка «после этого, значит – вследствие этого» свойственна большинству мифологий.»

    Типичная мужская или (по Е.Фулерову) аристотелевская логика. Следуя ей получается, что если Верочка Батарейкина после ночи с Аккумулятором забеременела, то это — миф. Интересно, что на это мамка Верочкина скажет?

  2. Евгений Фулеров:

    Охренеть!
    Извините, уважаемый Робин за это слово, но оно мне помогает передать чувствование себя грузчиком мясокомбината рядом с вашим текстом.
    Не пойму, однако, ваши: «Отвечая же по сути на Ваши совершенно верные замечания» или «вышеозначенные отрицательные качества … компенсируются глубиной проникновения» – это вы веселитесь или эта ваша действительная речь?

    Вы –интеллигентнейший диктатор, вежливо, но упорно идете своим путем. Вы закладываете в основание строения камни, делая вид, что другие, само собой разумеется, с этими камнями согласны. А я – так нет.
    Например, говоря о разнице между историческим процессом и исторической памятью, вы характеризуете исторический процесс, как трагический, в силу смертности человека, а в исторической памяти «выхватывание отдельных событий» объявляете недостатком.

    1. Я не нахожу исторический процесс трагическим в силу смертности человека. Не буду объяснять почему, потому что это заставит писать целую статью, а я пока хочу ограничиться общим комментарием к вашей статье.
    2. Я не нахожу «Выхватывание отдельных событий» недостатком исторической памяти, считаю нормальным свойством. Любой человек, задумавшийся и решивший записать в дневник свое личное прошлое, получит именно картину «выхватывания отдельных событий». Иначе 50-летнему человеку понадобится еще 50 лет на запись. Нет, меньше, многое он просто не вспомнит. Забудется многое, не имеющее важного значения для смысла его жизни. И правильно, что забудется. Не потеряется в несущественном, четче вырисуются главные узловые моменты жизни.
    3. Я не нахожу «любое рассуждение на тему истории циничным, т.к. живой говорит о мертвом».
    4. Я не нахожу слова Бродского «история — это не столько процесс накопления, сколько утраты», «наименование каждого события уже есть интерпретация» серьезными, но считаю их прекрасной сильной поэзией.

    Не буду продолжать, чтобы не перегружать сообщение, добавлю только, что в вашем предпоследнем абзаце, начинающимся с «Итак», против каждого предложения я готов поставить «Почему?»

    Робин – вы поэт, вы умеете писать, и вы знаете правильный свой путь. Это путь, аналогичный пути Бродского в этой теме. Мне кажется, вам надо именно в этом направлении давить. Создавать свою собственную gоэтическую мировую историю. Но категорически не пытаться придать ей хоть какой-то оттенок слова «истина». «Предсказание прошедшего будущего» — звучит прекрасно. Тут надо получать удовольствие, как от стихов. О смысле думать незачем. Слишком банально получится, что вроде того, что всё, что будет, уже было. Мозги волшебству мешают.

    • Дима:

      Уже давно имеется прекрасно звучащее «Воспоминание о грядущем»

      • Игорь Касьяненко:

        Евгений Фулеров
        «Робин – вы поэт, вы умеете писать, и вы знаете правильный свой путь. Это путь, аналогичный пути Бродского в этой теме. Мне кажется, вам надо именно в этом направлении давить. Создавать свою собственную поэтическую мировую историю.»
        Р.Горизонтов
        «Я попросту разочаровался в объяснении истории с т. зр. бытовых психологизмов — вот подобные историки уж точно претендуют на истину в последней инстанции. Школа анналов тоже исчерпала для меня интерес. Мне импонирует эстетический подход.»
        М.Хайдеггер
        «философия не сможет вызвать никаких непосредственных изменений в теперешнем состоянии мира. Это относится не только к философии, но и ко всем чисто человеческим помыслам и действиям . Только Бог еще может нас спасти. Нам остается единственная возможность: в мышлении и поэзии подготовить готовность к явлению Бога или же к отсутствию Бога и гибели; к тому, чтобы перед лицом отсутствующего Бога мы погибли. »

        Вот я тоже хотел бы настоять на том, что поэзия — такой же способ постижения мира как и наука. Каждый следующий эйнштейн превращает предыдущего ему ньютона в научного малыша. И в этом смысле о сегодняшней научной истине можно говорить только как о пункте пересадки в новый поезд.

  3. Р. Горизонтов:

    Уважаемый Евгений! Парадокс заключается в том, что с Вашими возражениями по поводу моих рассуждений я в большинстве согласен. Попробую объяснить.
    1. Я действительно стараюсь идти своим путем. Как , впрочем, каждый из нас.
    2. Я тоже считаю многие места из эссе Бродского «прекрасной и сильной поэзией».
    3. Ваше пожелание «давить» в этом направлении полностью совпадает с моими намерениями. Единственно, слово «давить» я бы заменил словом «работать». Никого, тем более внимательных и думающих людей, давить бы не хотелось.
    4. Да, если что-то и будет получаться, то это бесспорно будет связано с эстетикой мирового исторического процесса, те. говоря Вашими словами «поэтической мировой историей»
    Теперь несколько не возражений даже, а уточнений.
    Циничность любого объяснения исторических событий я не считаю недостатком. Скорее это экзистенциальная ситуация, в которой вынужден существовать человек. Заметьте, я написал «Я не утверждаю что это хорошо или это плохо».
    Если же рассматривать исторический процесс эстетически, т.е. по законам художественной композиции, то это может оказаться средством данный цинизм хотя бы на время победить. Снова вспомним Бродского: «Поэзия -это единственное средство против вульгарности человеческого сердца». (Цитирую по памяти, но за суть ручаюсь).
    Я также хочу сказать, что ни в коем случае не претендую на первооткрывателя в таком подходе. Работы Кьеркегора и Шестова полны именно таким отношением к истории. Работы структуралистов, семиотиков и других исследователей 20 века (например Лотман, Гаспаров) — об этом же. Но, с другой стороны, здесь больше не сказано, чем сказано. Именно поэтому есть потребность «давить» именно в этом направлении.
    И еще — Вы предостерегаете меня против придания моим штудиям какого-то оттенка слова «истина». От этого я далек, поверьте мне. Как и от диктаторства — считаю, что Вы погорячились. «Бойтесь того, кто знает как надо» — к словам Галича нечего прибавить. Я попросту разочаровался в объяснении истории с т. зр. бытовых психологизмов — вот подобные историки уж точно претендуют на истину в последней инстанции. Школа анналов тоже исчерпала для меня интерес. Мне импонирует эстетический подход.
    Почему же Вы так решительно отодвигаете поэзию от истины и смысла? «Смысл истории» Бердяева минимально психологичен и максимально поэтичен и эстетичен. Примеры можно множить. В эссе, которое я готовлю сейчас есть свой предмет исследования, а не только «поэзия». Впрочем, об этом будете судить Вы как читатель.
    Евгений! Огромное спасибо Вам за разговор. Я дорожу такими читателями как Вы. В конце концов поиск точек соприкосновения может оказаться в поисках «истины» единственно правильной стратегией. Надеюсь на Ваш дальнейший интерес к тому, что я пытаюсь выразить.
    Искренне Ваш,
    Р. Горизонтов

  4. Р. Горизонтов:

    Маша! Шутки шутками, но дети действительно могут быть. А поводу формально-логической ошибки в этом плане предлагаю Вам информацию к размышлению. Дикари и пещерные люди абсолютно не связывали рождение человека с тем, что произошло за 9 месяцев до этого.

    • Маша:

      В то золотое время женщины беременели от духов: реки, озера, леса, поля… А мужчины были только для развлечения и веселья.
      А потом женщины стали связывать мужчин узами брака. И пришлось рожать от мужей. Зря наши пробабки так поступили. С духами интереснее. У них возможностей больше….
      Не надо никого и ничего ни с чем связывать. Вы правы Робин! Я — за Вас! :-*

      • Р. Горизонтов:

        Абсолютно согласен, Маша! Один из мифов индейцев южной Америки повествует о том ( *IN LOVE* я надеюсь, что Вам 18+), что в золотые времена мужчины не представляли для женщин никакого практического интереса. Для продолжения рода и по мере надобности девушки ходили в лес — за грибами. Однажды одна из девушек неосторожно обошлась с грибом и уронила его на мужчину. Гриб прирос и эта девушка перестала ходить в лес из соображений экономии времени. Увидев это и сочтя эксперимент удавшимся, ее подружки начали бросаться грибами в мужчин. После этого анатомия мужчин изменилась и девушки забыли о лесных духах, вселявшихся в грибы…

        • Маша:

          И одним достались белые грибы, а другим — бледные поганки. Так на землю пришла несправедливость. :-*

  5. Верочка Батарейкина:

    Маш, а Маш ты откуда про меня все знаешь? И что я до двух ночи и что я с Аккумулятором … того … Кто меня сдал? Ну и сайт у вас! Ты только мамке не рассказывай, а то она меня в дискотеку в субботу не отпустит, ладно?

    • Маша:

      А ты Верочка не связывай мой рассказ твоей маме и то что она тебя не пустит на дискотеку.
      Р.Горизонтов
      «Формально-логическая ошибка «после этого, значит – вследствие этого» свойственна большинству мифологий.»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


4 + 4 =