В Саду сходящихся тропок провоцировал поэзией Лев Скрынник

В субботу 9 декабря в «Саду сходящихся тропок» Ирины Проценко состоялось рандеву-энигма Льва Скрынника «Поэзия как провокация».

Лев СкрінникНиже мы публикуем несколько мнений на тему прошедшего вечера:

как гостей, так и принимающей стороны — самого «Сада …»

Снежана Рахнянская, член союза писателей Украины. «Размышления вслух после поэтических провокаций Льва Скрынника»

Поэзия — провокация, поэзия — словоблудие, поэзия — пастбище души, поэзия — память сердца, поэзия — рисовальщица первоистоков загадочности жизни… Поэзия — Вселенских тайн приют. «И слышу я как сердце мира бьется сквозь сердце одинокое мое» — вот как высказался в одном из своих стихотворений поэт из Никарагуа Рубенс Дарио. Испанец Мигель Эрнандес утверждает: «Поэзия — это не поиски созвучий, а голос сердца».

Неужели только сердцу поэта возможно вместить в себе неосязаемую наивность первозданности Вселенной? Всем нормальным людям нет никакого дела до того, что же все-таки было вначале: Слово или Поэзия?

А вот к поэту может явиться мысль, осмелившаяся на такой вопрос. И для того, чтобы попытаться поискать ответ на него, поэт пускается в Путь. И постоянно на этом Пути его принуждают сделать выбор: «Направо свернешь — коня потеряешь, налево — «садовой» тебе не сносить, а прямо пойдешь — вечным странником станешь… Постигнешь, что Тайну — нельзя ворошить…»

Но неугомонность живет в поэте изначально. Она вселяется в него еще при зачатии и до его последнего издыхания не покидает своего носителя. Он обречен искать. И он ищет. Что? — То, чего не найдет в мире обычных людей. Осилив эту прописную для поэтической натуры истину, поэт начинает искать себе подобных. Радость находки недолговременна, потому как понимание одинокости его странствия или гонит его, или уводит его на все ту же тропинку, или на тот же мостик, где пройти свободно можно только в одиночку. «И снова, и опять, и вновь, и бесконечно: один, беспечен, грустен или весел, — всегда влюблен, всегда не притязаем, свободен, молчалив, загадочен, неузнаваем…»

…Вселенная, Жизнь, Поэзия, Любовь — четыре слова женского рода. Путь, ведущий к поиску разгадки, у каждого свой. И название ему — Жизнь. Но где тот безумец, осмелившийся заявить, что он нашел золотой ключик от Тайны?..

Все что-то ищут, находят и прячут,
Верят в незыблемость правды своей,
Грустно смеются и радостно плачут
в мире изменчивых тайн и идей.

Времени все своему мы подвластны
На переходах из небыли в быль.
Все мы — проходим, и это прекрасно.
Жизнь или праздник? — Минут водевиль…

Экклезиаст, Гераклит, Соломон, Пифагор,
Даже воскресший в три дня после смерти —
Путники правды, родившие спор,
Женщиной в мир воплощенные дети.
(Льву от автора)

И к месту будет Беранже:
…Господа! Если к правде святой
Мир дороги найти не умеет —
Честь безумцу, который навеет
Человечеству сон золотой!…

Нина Мамедова «Сколько слов не пиши, а душа говорит в промежутках…»

Смотрю – и что же в моих глазах?
В фигурах разных и звёздах
Сапфиры, яхонты, топазы,
И изумруды и алмазы,
И аметисты и жемчуг,
И перламутр – все вижу вдруг!
Лишь сделаю рукой движенье –
И новое в глазах явленье!

(А.Е.Измайлов)

Человек — он так изменчив. И так непрост свет в нем, как в калейдоскопе, он так волшебен, интересен, заманчив, что глаз не отвести.

Человек — это прекрасно и ужасно сложно. От Дон Жуана до Дон Кихота. И сколько не думай на его счет, все равно не поймешь – что же он такое, доживешь до седин и останешься ни с чем.

У Льва есть больше, чем у очень многих – у него есть способность к поэтическому  проживанию жизни.

Я не всегда могу уловить стих на слух — что-то впитывается, что-то проходит мимо, мне лучше читать, тогда я полнее воспринимаю. И, читая с листа его стихи, переходя от одного к другому, третьему, встретила такое  непонятное сопротивление текста, ощутила такой поток энергии. “Да что ж это такое, в самом деле”, — подумала я. “На встрече было все так хорошо, всем было хорошо. И лучше всех был Лев со своей неподдельной интеллигентностью, с чудесной иронией к себе и почтением к публике, сочинивший отличнейший сценарий вечера, на котором не заскучаешь – полное выпадение из реальности на полтора часа”.

Прочла все стихи до конца и отложила листы. И начала сначала, но на следующий день. И разверзлась бездна тем и смыслов. И, думаю, это лишь небольшая часть стихов, оказавшихся у меня. А что в других? И уже хочу их прочитать.

Вспомнилась беседа в Музее, давняя, где Лев назвал себя атеистом. Но в том, что я читала, Он присутствует.

Сколько слов не пиши,
а душа говорит в промежутках.
Что ей наши слова –
примитивный и грубый язык?
Если птицы ночные
расскажут ей всё за минутку,
Пока ветер березе ветвей поправляет  башлык.

В поэзии важна неожиданность слов и смыслов, о ней, как о музыке, нельзя много говорить, её нужно читать и слушать в тишине, с беззвучными паузами:

«… и была тишина такая – раскрываясь, почки срывали коронки, нежно лопались барабанные перепонки…»

Поэзия — это  проза, «завернутая» в рифму, она рифмуется и делается формулой. И, когда требуется лекарство духовного свойства – безусловно, лекарство — читаешь стихи, проза все-таки штука долгая – формул не дождешься.

Мы превращались в кентавра – странного, но скакали.
Или в дракона восьмиконечного – летело пламя!
И умирали, и возрождались – не сосчитать опалин.
что же над нами реяло – ангелы или знамя?

В этих сражениях мы побеждали друг друга –
И побежденный сграбастывал все трофеи.
Мы убивали зоркость и трезвость слуха
сладостным ядом камланья любовной фени.

Но засевать приметы – для урожая быта?
Воспоминанья крошить, как птицам крохи?
Видишь, на том же ослике (тема нахер избита!)
едет любовь слепая сквозь города, эпохи…

Но отхлебнув глоток, мы обожглись струёю.
Как не соси её – не утоляешь жажды.
В каждом глотке — она, а ощутишь – иною.
Хочешь, войдем вдвоем в это теченье дважды?

Поэзия как провокация. Провокация, прежде всего, неожиданность, как “Принт-роман”.

На колготках ее – роман,
Хоть всего в нем полсотни фраз…
Как любой, ты сойдешь с ума,
зачитавшись им первый раз.

Там от щиколотки к бедру,
Извиваясь, скользит сюжет…
Но, почти дочитав к утру,
Понимаешь: развязки — нет!

Это просто рекламный ход.
Это все в миллионах штук.
А сперва на показах мод
Столько страсти, надежд и мук…

Помнит ли каждый из нас, когда он впервые «услышал» стихотворение? Это «услышал» даже узко, хочется прибавить, что «увидел», «почувствовал» его как свой опыт, как то, что было с тобой когда-то и не здесь.

Поэт переносит слушателя /читателя в иной мир. И желательно, чтобы не так – ушел в астрал, вернусь не скоро – хотелось бы точного приземления, когда подается то самое слово, которое возвращает тебе с избытком  ясность ума, понимание им красоты сказанного.

Видишь, губкой простор
влажной тьмы собирает остатки,
Чтоб душа огляделась,
пока до рассвета есть час…
Что ей наши слова,
где по смыслу одни опечатки,
Когда наше молчанье точнее расскажет о нас?

Больше поэзии Льва Скрынника читайте на медиа портале АТС

Сад сходящихся тропок

К тонким рассуждениям и наблюдениям Нины и Снежаны можно добавить несколько слов о самом вечере.

Творческая встреча, за  свои час-сорок, прозвучала на одном дыхании в позитивной полемике с автором – человеком своеобразного стиля, который цельно прослеживается и в творчестве, и в умении вести диалог, оставаясь слегка недосказанным, недопонятым… оставляя за собой право на интригу и несовершенство…

Лев –  это случай гармоничных отношений Стиля с Человеком. И его выбор участников вечера, так ярко и тепло украсивших своими выступлениями встречу, тому свидетельство – со стилем у поэта всё в порядке: пели на стихи Льва музыкант Сергей Коноз с очаровательной Настенькой Коноз, поэт Игорь Касьяненко, и потом, в самом конце,  подключились множественные звёзды Сада, исполнив премьеру песни Сергея Коноза на стихи Льва «Весной бездомной дом уходит в сад…». Своё исполнение они посвятили «Саду сходящихся тропок», чем нанесли хозяевам нестерпимую радость!

Сад, принимая у себя поэтов, не раз озадачивался тем же вопросом, что такое поэзия и откуда она вообще берётся… Можно было бы сформулировать, к примеру, так, вспомнив о морфологии и физиологии организма: поэзия есть ни что иное, как образно — метафорическое изъяснение разума – результат реакции головного мозга на яркое (негатив./позитив.) событие, при обязательном условии скачков не только адреналина, но и гормонального фона…

Но если всё так приземлённо, то что же… кто же всё-таки поставляет «биомашине» те самые образы в математике ритма и метафор…? То ли некий космический эфир проникает, возбуждая умы избранные, то ли Менделеевым недовершённый в исследованиях некий химический элемент, то ли… Нет, не хочется даже приближать мысль о «фаустовской сделке» над каждым виртуозом слова»(с). А мысль:  «каждый творческий человек есть инструмент в руках божьих» сама подступает к сердцу. Это же — один из способов Бога говорить с людьми посредством создаваемого ими же… А разве нет? Тогда какой смысл во всём этом… А – а… Так всё же – Да.

P.S. Лев напомнил всем словами Гераклита о том, что дважды в одну реку войти нельзя. И тут уточним: в одну воду нельзя, а в реку вполне можно. Лев Скрынник как та река – стабильное русло при быстром течении – с ним никогда не скучно, потому как в каждом отдельном случае свеж и интересен. Вот и метафора явилась откуда-то.

Ваш Сад

Источник: медиа портал АТС creativpodiya.com

Фото: Дмитрий Симонов, Ирина Проценко

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (9 голос, оценка: 4,56 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментариев 29

  1. Евгений Фулеров:

    Лев Павлович, дорогой, поздравляю с успешной встречей. Ты продолжаешь находиться в творческом бдении. Это замечательно!
    За тебя рад, а вот у меня беда. С каждым годом старения во мне энтропия мизантропии нарастает. Это я тебе как инженер инженеру говорю. Косоумие прогрессирует, нечувствие дубеет. Перестаю понимать березовый башлык и сграбастанные трофеи, теряюсь в камланьях любовной фени, спотыкаюсь на сосании струи.
    Лев Павлович, не сомневайся в себе. Если такая тонко организованная натура, как Нина Мамедова видит в твоем искусстве ясность ума и красоту, значит, так оно и есть.
    Бельмы на глазах (в смысле бельмо и бельмо, точно не знаю, как во множественном числе) сокрыли от меня духовный мир. Но ведь Ира Проценко видит, что Бог разговаривает с нами посредством созданного тобой. Я же вижу только рвущуюся наружу ненависть к христианству. Лев, помоги, разъясни! Видишь, губкой простор влажной тьмы собирает остатки. Дай душе оглядеться. Может я что напутал? Может, у Иры Проценко речь о Шиве или Кали?
    Говорили мне, что свинячий грипп так просто не пройдет. Угораздило меня переболеть.

    • Нина Мамедова:

      Зависть чувство и плохое и, в то же время, если человек хочет, то оно (в редких случаях) вдохновляет его вот на такой опус, причем сам-то Женя не присутствовал на встрече, а вот спицу (в колесо) вставил. Не хорошо, Женя, а плохо, завидовать тем, кто был на встрече с автором стихов, ведь нам было хорошо в его обществе.

  2. Ира Проценко:

    …Вселенная, Жизнь, Поэзия, Любовь. Хорошо устроилась Поэзия))
    Снежана, Нина, вы вдохновились от встречи с автором и его стихами — как хорошо написали… спасибо за впечатления — читаю ваши рассуждения третий раз и с удовольствием. А Лев именно тот поэт, который в астрал не уходит — астрал сам его беспокоит)
    После встречи Сергей Малюк выдал: поэзия Льва по духу напоминает фильм Смирнова «Осень»… На мой взгляд, попал очень точно — взгляд фотографа же…
    Один из любимых моих фильмов.
    Сад всем рад! Приходите ещё — очень понравилось )))

  3. Игорь Касьяненко:

    Лев очень хорош, когда с ним рядом музыкант. Его поэтическому поиску не по пути с музыкой внутри текста. Он ей жертвует ради другого — мысли, образа, метафоры…
    А вот когда рядом звучит Мила или Сергей Коноз, причём звучат сами по себе, как бы отдельно от стихов, даже в песнях Сергея — гармония восполняется
    Каждый поэт чем-то жертвует. Иногда именно музыка стихотворения мешает уточнить мысль или метафору. Лев пошёл по такому пути,сознательно, как мне кажется, разойдясь с музыкой. Мне его вечер с Милой понравился больше, потому что там было всё и меньше компромиссов. Но и эта встреча выдалась замечательной и удивительно поэтичной по духу. И очень индивидуальной — так может только Лев.

  4. Анна Кожевникова:

    Женечка, а как ты относишься к чихающим в лифте людям? Говорят, что мизантропы их не любят. smile

    • Ира Проценко:

      Критика – сестра публицистики, а публицистика – это искусство оскорблять в первую очередь. Оскорбление очень правильным образом подогревает… повышает температуру реакций оппонентов… убыстряют процессы мышления как жертвы, так и оскорбляющего. Собственно, функции похвалы, доброты и восторга имеют те же свойства, но реакция от них быстрее затухает, поэтому менее эффективная и требует подтверждений. «У человека всегда есть выбор – оскорблять или любить, кормить Зверя или созидать. Восторгаясь умом продуцирующим зло, вы содействуете кормлению того самого зверя(с)

  5. Евгений Фулеров:

    Права Нина Мамедова – зависть душит. Ну, а как тут не завидовать? Я своим горем поделился, но мне никто не посочувствовал, напротив, зверем обозначили. А Льву Павловичу тут же в авральном порядке звезду героя дали – и астрал за ним гоняется, и людям с ним хорошо.
    Игорю Касьяненко тоже завидую. Счастливчик! Непопрекаемый! Меня в лифт к чихачам загоняют, а в его сторону и не посмотрят с укором. А ведь что он написал о Льве? Сейчас переведу с его эзоповского языка.
    «Лев- дрова. Его может спасти только музыкант рядом. У него поэзия без поэзии, в смысле, без музыки. Мысли, образы, метафоры… Это хорошо… Ну, так и иди себе в прозу. Или спасайся с помощью Милы или Сергея Коноз. Лев сознательно пошел по пути гробозакапывания поэзии. Повторил подвиг Азарова с украинским языком. Хотя встреча мне очень понравилась, она оказалась удивительно поэтичной по духу – это Сад, гитарки, музычка, друзья, воздух на террасе, пирожные на столе, непринужденные беседы и т.д. Но Лев сам по себе индивидуален! Что уж тут говорить? Силач!»
    Не могу согласиться с Игорем по поводу помощи Сергея Коноз. Сколько бы я мог о себе плохого написать в связи с его исполнением песни на стихи Льва! (В интернете посмотрел запись.) Но не буду. Потому что мне опять будет ничего, а Сергею со Львом снова по звезде дадут. Льву вторую. Из зависти не буду комментировать. Разве что одним словом – «ништяк»!

  6. Евгений Фулеров:

    «the HIGHLAND FOX». Рекомендую. Может, вам так легче будет причинно-следственные связи определять.

  7. Евгений Фулеров:

    Я же это… как его… того… стараюсь культурно себя вести. Члена союза писателей Украины, у которой акушерские задатки на предмет видения неугомонности при зачатии, и которой все чешется и чешется пересмотреть Священное Писание, не чипляю. Бо не знаю её. Но еёшный спитч — самый веселый.

  8. Игорь Касьяненко:

    Да всё бы так, Евгений, по поводу твоей трактовки моей реплики. Но если стихи Льва записать в строчку, как прозу, они всё равно останутся стихами.

  9. Евгений Фулеров:

    Согласен. Поэт, Лев, поэт. Угловатый, экскаваторный, но все равно поэт. Неустроенность его терзает. Не поймет, на ком зло согнать.
    А люди… Иры, Нади, Ани… Им дела нет до него. Своих забот хватает. Поэтому легче по-быстрому красиво отолгаться, чем подумать.

  10. Анна Кожевникова:

    Читаю статью священника: «Библейско-святоотеческое учение об образе и подобии Божием в человеке и эволюционная концепция антропогенеза: проблематика соотнесения». Вот отрывок: «В современном понимании личность определяется двумя основными параметрами: самосознанием, реализуемым в двух изначальных фундаментальных категориях «иметь» и «быть», и инаковостью, то есть способностью каждого конкретного человека осознавать всю глубину своей уникальности через общение с другими «я». Каждая личность, как обладающая неповторимостью, должна иметь имя, определяющее то, что «ускользает» при бесконечном перечислении индивидуальных качеств данного человека, отличающих его от других людей». Если так, то почему же мы, чтобы осознать свою «инаковость» уничтожаем право другого на неповторимость? Неужели наше эго требует повторения нашей личности, размноженной по трафарету наших представлений?

    • Игорь Касьяненко:

      Аня! Да!!!

      • Ира Проценко:

        Аня! Да!! Как замечательно написала… Просто подытожила всех под общий знаменатель))) Все такие своенравные числители, а ты такой милый дополнительный множитель, что аж радостно smile

  11. Снежана Рахнянская:

    да, комменты, комменты… у всех поэтов — одна болезнь: из глаза ближнего тащить соринку.

  12. Снежана Рахнянская:

    Очень больно узнавать в братьях и сестрах во Христе и в братьях и сестрах по перу черты характера братца Каина. Но жизнь — не сказка, и тем более — не поэзия. Жизнь — просто провокация. Нами принято считать, что Истина рождается в споре. А возможно она была до спора? Просто была, просто есть, просто будет. А мы пришли в этот мир, нашумели, напыхтели, насловоблудили и упокоились. И пускай идущие за нами гребут, то бишь разгребают…
    Все условно. И грань бытия —
    Будто были и небыли встреча.
    вот он — я, и как будто не я…
    Убываю из слогогов наречий.

    все прочитано мной.
    Даже дно ваших глаз.
    я — не ваш. Сам порою не свой.
    я хожу, находясь среди вас.
    я надеюсь вернуться домой.
    неженского рода импровизация, гинекологи не при чем, офтальмологи тоже. Ну, до психиатров, надеюсь, не дойдет…

  13. Евгений Фулеров:

    Анечка, я принял в себя замечание об уничтожении «инаковости» других, как справедливое. Спасибо.

    Дорогая сестра во Христе Хиония!
    Строки:
    «Все условно. И грань бытия —
    Будто были и небыли встреча»
    очень хороши.
    Шутка про офтальмологов тоже хороша.

  14. Игорь Касьяненко:

    Уважаемая Снежана. Это Вы тут в ком Каина узнали? Кому каяться ?
    А то не называя имён, вы всех обрекаете на подозрение.
    Впрочем, ладно. Пусть Каином буду я. Но Авель кто? Где же он, невинно убиенный брат мой?)

    • Евгений Фулеров:

      Позвольте, позвольте! Каин — это я. Не обижаюсь. Так и есть. И Каина вижу в себе, и Хама, и Иуду, и братьев Иосифа, и прочих нехороших людей..
      В давние времена, когда мне еще пускали в «Сад сходящихся троп», сижу как-то в субботу и думаю, куда пойти? В «Сад» на творческую встречу или в церковь на Всенощную? Выбрал «Сад». Ну, и кто я после этого?

  15. Снежана Рахнянская:

    Ну не надо так сразу брать на себя роль Каина. «Веселенький спитч» об «акушерских задатках на предмет видения неугомонности при зачатии» вдохновил. Ура! — хоть не жертва прерывания развития и появления под солнце или под луну. Автору спасибо. Ведро холодной воды иногда лучше, чем глоток чего-нибудь другого: вина, свободы… или капли.

  16. Снежана Рахнянская:

    Евгений, ну и кто вы после этого?..

    Поэт-прихожанин в мире, где все проходит. И это пройдет. Но вылечить от поэзии невозможно!.. Бдить поэзию — тоже не по-поэтически как-то. Она либо просто есть, либо — сколько не зови, не окликнешь! И всенощная, и заутреня, и т.д. не отчитают и не отмолят обчитавшегося поэзией. Остается токо руками развести или рукой махнуть, дескать: «Нехай дитя собі бавиться!..» «Как дети» — удается, «как мыши» — не получается… Поэтому и не любят поэтов даже поэты. Нелюбовь(любая) и есть двигателем поэтических
    охов и ахов. «И радость находки — недолговечна…» А радость «правильная» — наверно в молчании. Беда не в том, что эра Рыб на исходе, а эра Водолеев — грядет. Беда в том, что поэт не способен молчать. А «язык мой — враг мой…» Но я все равно отдам свой голос лозунгу: «Поэты всех времен, пишите!… и любите друг друга…»

  17. Ира Проценко:

    «Инакость» лирического языка прелестнее всего там, где она совпадает с «обыкновенным», когда его как бы и нет…
    Лев, мне нравятся — интересны и любопытны — твои стихи, и всегда найду время на них и на встречи с персонажем Лев Скрынник))
    Будь здоров. Это главное.
    И всем здоровья здесь присутствующим

  18. Евгений Фулеров:

    Дорогая сестра, на всякий случай уточню, я не поэт. Увы, не дано. Да и не писатель. По крайней мере, жизненной потребностью написание чего-либо для меня не является. Так что, «вылечить от…» — это не обо мне.
    Я больше по части «продуцирования оскорблений», как заметила Ира Проценко. Но не думаю, что «Нелюбовь(любая) и есть двигателем». Волнуюсь очень, переживаю о знакомых. По той ли тропе идут? Опасностей много. «Не плоть, а дух растлился в наши дни, И человек отчаянно тоскует…»

  19. Ира Проценко:

    вот Вероники Тушновой про тени и дом(фрагмент):

    Помнишь дом на пригорке?
    В камне ступени?
    Блеск фонарей
    ледяной, голубой?
    На мерцающем кварце
    две черные тени.
    Две четкие тени
    наши с тобой.
    Стекла в окнах черно
    и незряче блестели,
    сладко спали хозяева
    в мягкой постели,
    сны, наверно, смотрели
    и ведать не ведали,
    что сегодня
    их двое прохожих
    проведали….

    И вот Льва Скрынника про тени и дом(фрагмент):

    …В нём прели зреют по сырым углам,
    зимуют с ними как забытый хлам,
    и наши покорёженные тени.
    Но, хлопнув ставнями подслеповатых глаз,
    сквозняк вспугнёт их хаосом проказ,
    и захлестнет травой крыльца колени.

    Птиц молодые слыша голоса,
    ладонью тёплой солнца полоса
    касается шероховатых досок.
    И тени в папоротник выскользнув бочком,
    не вспоминают больше ни о ком,
    любуясь, как грозы мелькает посох…

    Тушнову, бывает, с удовольствием, а бывает и без… читаю, когда в сети попадается.
    Стихотворение про тени и дом Льва мне читать никогда не скучно — просто какое-то продолжение банкета.
    Это — быстрое сравнение -моё/не моё — на примере любимого стихотворения. А если помедленнее, -можно найти ещё аналогичные примеры сравнений. Но, я думаю, этого достаточно для людей трепетных душ, чтобы понять: чем и почему………….

    А

  20. Сергей Малюк:

    Добавлю. Взгляд со стороны. Несколько неправильно наверное, с точки зрения знатоков мифологии и духовных писаний. Немного у нас в городе есть поэтов и попоэтесс, которые сами не запутываются в том, что напридумано) Единицы наверное. Лев к ним относится. При всей насыщенности строки(информацией, впечатлением, драматичностью, философией) умеет держать себя в рамках. Улетает с возвращением, я бы сказал. Сказывается сурйозное образование, по-видимому) Умение держать цель в прицеле)) А по-другому, поэзия мне, например и не нужна. Нет. Бывают, конечно некоторые вещи, как нежные пальцы по щакрытым векам. Только для введения в в мир ощущений. Но, то единично. У Льва-же-вся картина! Маслом, как говорится. Может, под неожиданными углами/освещениями/сверху/изнутри, но вся. Ибо, нечего добавить. Даже ему. Это-кадр. Практически всегда. Фильм, т.е. законченное произведение. Технический, гибко-мечтательный ум это делает. И стих, и ритм зачастую сложный, смешанный. Но, на музыку ложится и лучше воспринимается. Здесь, Коноз С., конечно уникален и глубок, т.к. его музыка сродни Таривердиевской. Такую-не переслушать. Вообщем, всем нам дико повезло в этот вечер, а с хозяйкой и хозяином «Сада», и подавно)

    • Игорь Касьяненко:

      » Немного у нас в городе есть поэтов и попоэтесс, которые сами не запутываются в том, что напридумано)» согласен на все сто ))))
      И отдельно отмечу удачнейший неологизм — «попоэтесса» smile

      • Ира Проценко:

        …всё-таки неологизм…? Подумала, функция т9 в смартфоне у Сергея балуется так оригинально))) Добавлю, что и живописцев немного понимающих.
        Ха! smile Попоэтессы и живописцы…)) Заметь, второй неологизм не я придумала)))))
        Поэт, впрочем, тоже то поэт, то понеэт..
        Что ли попробовать держаться музыкантов…? И музЫ и философы….

  21. Сергей Малюк:

    И песня финальная получилась дивной. Сначала я не понимал размера и всех поворотов. Как только лягли голоса на все строки-встало на свои места. Коноз-профи от задумки до воплощения. Песня получилась при своей неординарности и средней сложности-вирусной, в хорошем смысле слова. Ходишь и поёшь днями. Не отвязывается)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


5 + 6 =