В Сумах говорили о метафизике покоя человека

В воскресенье 19 ноября в Сумах в мемориальном доме-музее А.П.Чехова на Луке прошёл очередной платоновский симпозиум. На этот раз темой было «Человек и покой».

Симпозиум Человек и покой. СумыК традиционному составу участников – Александр Ильченко, Олег Туляков, Александр Кугук и Игорь Касьяненко – добавились сотрудники и гости музея. Модератор – Лариса Ильченко.

Вот ряд мнений по данному вопросу, из прозвучавших во время дискуссии.

Игорь Касьяненко

Покой в контексте понятия «человек» – это некое идеальное состояние духа, когда мир воспринимается во вселенской целостности. В этом случае все текущие радости, беды, удачи и огорчения становятся частью одного процесса и, теряя индивидуальное значение, приобретают всеобщий онтологический смысл.

Естественно, подобное состояние не свойственно человеку как стабильная данность. Мы все подвержены различным эмоциональным перепадам, связанным с влиянием окружающего мира. Для человека, живущего в обществе, состояние покоя достигается крайне редко и, как правило, ненадолго. Да и то, только в том случае, если существует постоянная личностная жажда подобного состояния.

Миг, когда приходит ощущение целостности мира, ощущается как счастье. Но для живого это счастье всегда мимолётно, поэтому вместе с ним приходит и тревога – предчувствие обязательного грядущего разрушения.

Именно поэтому я бы определил покой как «мимолётное состояние тревожного счастья».

Симпозиум Человек и покой. Сумы/. Игорь Касьяненко. Олег ТуляковОлег Туляков

Покой. Это не есть безмолвная пустота или отсутствие чего-либо. Напротив – наполненность, мгновения обретения смысла, сосредоточенности на главном, состояние вальсирующего разума, игривой радости.

В детстве из тайно похищенной у прабабушки Книги пророка Экклесиаста прочитал о суете сует и томлении духа. Таковыми называлось все, что так назойливо навязывалось и во что заставлялось верить. И рядом со шквалом отрицаний лишь одно утверждение Пророка: «Итак увидел я, что нет ничего лучше, как наслаждаться человеку делами своими: потому что это – доля его». И вот оно, о покое: «Лучше горсть с покоем, нежели пригоршни с трудом и томлением духа».

Столь широко употребляемое слово превращается в концепт при взгляде на философское наследие Эпикура, философа древнегреческого. Восемь столетий бытийствовала созданная им школа под названием «Сад Эпикура». В отличие от идеологий сдуревшего уже тогда человечества, Эпикур провозгласил целью размышлений человеческое счастье. Обычное счастье. Которое имеет вполне реальные и понятные для каждого смертного формы бытия. Человеку стоит овладеть искусством жить, стремясь к душевному покою.

«Спокій душі та тиша серця». Так «подхватит» Эпикура Григорий Сковорода. Разум свой человеку стоит направлять не на бессмысленное накопление знаний, а на развеивание страхов, которые убивают душу.

Следует оберегать свое сердце, пытаясь быть похожим на идеал из Псалма Давидова:
Он как дерево, что насаждено
у самого течения вод,
что в должное время принесет плоды
и не увянут листы его.
Устроится всякое дело его.
Грешные не таковы,
они – как развеваемый ветром прах.

Метафизичность покоя выражена в таком предложенном Эпикуром термине:

Атараксия – идеальное душевное состояние, к которому должен стремиться человек. Достигается избавлением от страхов и умеренностью.

Александр Ильченко

Чтобы разобраться с этим понятием, уместно обратиться к накопленному опыту предков. Исходными данными для размышлений послужат однокоренные слова и родственные образы.

Беспокойство – без покоя – неудобство, тревога. Кстати, логичнее было бы писать беЗпокойство, о чем сейчас в интернете стало появляться немало материалов.

Спокойствие – с покоем – состояние умиротворения, гармония с самим собой и с окружающим Мiром.

В старину еще использовали слово – Покои – в архитектуре часть дома, предназначенная для сна или отдыха.

В древнеславянской Буквице буква «П» (Покой) несла в себе образ духовности народа и имела несколько значений: бездействие, неподвижность, подвешенное состояние, душевное равновесие, гармония с Мiром.

Состояние гармонии, в котором Вселенная пребывает – основа (мироздания). Покоиться – основываться на чем-то.

Когда человек умирает, мы говорим: упокоился – у покоя – рядом с покоем, то есть пришел к состоянию максимального покоя.

В физике определено три состояния покоя (равновесия): устойчивое, неустойчивое и безразличное. При неустойчивом равновесии тело, выведенное из положения равновесия, будет еще больше отклоняться от положения равновесия. При устойчивом равновесии после воздействия внешних сил, тело возвращается в первоначальное положение, то есть стремится к состоянию покоя.

В случае с человеком состояние покоя обретает интерактивную составляющую, то есть: Покой – это состояние при котором человек не испытывает на себе внешних агрессивных воздействий и, в свою очередь, не генерирует их в окружающую среду. Это состояние устойчивого равновесия, которое может длиться неопределенно долго.

В таком состоянии человек ощущает себя в безопасности, не чувствует страха за себя и близких ему людей, уверен в завтрашнем дне и может сконцентрироваться на процессе творчества, самообразовании, познании окружающего Мiра либо улучшении собственного быта.

Сегодня в обществе доминирует утверждение, что Мiр агрессивен, враждебно настроен по отношению к человеку и смысл нашей жизни – борьба за выживание. Причем эта борьба обязательно должна закончиться победой над силами природы, подчинением их своей воле. Но это есть агрессия по отношению к окружающей среде.

Симпозиум Человек и покой. Сумы. Александр Ильченко. Александр КугукЕсли человек в результате своей жизнедеятельности, по незнанию или злонамеренно, нарушает гармонию Вселенной, то тем самым он провоцирует ответную реакцию, которую будет ощущать сначала интуитивно, как безпокойство, неудобство, страх, тревогу. Это состояние неустойчивого равновесия, и его уже нельзя назвать покоем. И если человечество не изменит такого отношения к Мiру, не вернется к состоянию гармонии, к состоянию покоя, то будет отторгнуто, как инородное тело. Через самоубийства и наркоманию на личностном уровне, через разгул бандитизма и войны на социальном уровне, через техногенные катастрофы и появление новых болезней на уровне общения со средой обитания.

Проявление агрессии окружающей среды по отношению к человеку вторично, то есть порождается только в ответ на агрессивное поведение человека. Если бы Мiр был агрессивен, то он был бы агрессивен по отношению ко всему живому. И тогда бы любая жизнь угасла, поскольку Мiр безусловно сильнее любого отдельно взятого вида жизни. Однако, как мы уже говорили, Мiр пребывает в состоянии гармонии, в состоянии покоя. Познать законы Вселенной означает не подчинить её себе, а научится поддерживать её гармонию, жить в гармонии.

Об этом, как о предназначении человека, мы говорили на прошлом симпозиуме. Покой – это способность человека оставаться частью Вселенной и гармонично с ней сосуществовать. Не на рефлекторном уровне, как любое другое животное, удовлетворяя лишь физиологические потребности, а осознанно развиваясь, познавая законы Вселенной и не нарушая их.

Александр Кугук

• Покой – «безмолвие ума» (Пушкин), состояние глубокой безмятежности

• Покой не противостоит движению как синониму жизни. Напротив, он также представляет собой процесс движения, но в другой форме. Это своего рода инодвижение (иная форма движения). Он содержит внутреннюю ритмику и темп, тона и полутона.

• Покой состоит из двух главных потенций: первая таит в себе стремление к застою, энтропии, гибели. Вторая – через плодотворное действие (творчество) обозначает выход к новому качественному обновлению.

• Покой – предвестник созерцания как способа наблюдать мир в его метафизической полноте и сущностных проявлениях.

• Философия чеховской прозы близка к созерцательности. Она исполнена благородства «умного покоя» (стиль писателя лишен резких формулировок, умиротворен и светел). Футлярная судьба героев Чехова демонстрирует энтропийную скуку их повседневного существования.

Анна Кожевникова (сотрудник музея им.А.П.Чехова)
1. Заданная тема не исключает парадокс: от покоя к насилию, что и было исследовано в приложении к теме: «К покою через насилие в творчестве А.П.Чехова».

2. Системой отсчета исследования было сознание обреченности человека на испытание страданием, хотя бы потому, что от факта смерти уйти невозможно ни глупому, ни умному, ни богатому, ни бедному и т.д.

3. Отношение к смерти в разных философских системах и религиозных конфессиях различно.

4. Так как творчество А.П.Чехова имеет христианские корни, то вне христианской теодицеи рассматривать этот вопрос нет смысла. Именно в христианстве смерть принимается со смирением. Смирение — это доверие к Богу, к Его промыслительному произволению и вытекает оно из веры в то, что человек не только явление природы, но и Богосозданное существо по образу Его и по подобию, смысл существования которого заключается в Богоуподоблении и, как следствие, – в будущем общении с Богом в Небесном Царстве. Подобное мировоззрение, где главным является вера в бессмертие дает жизни перспективу вечной любви. В противном случае земная жизнь превращается в служение своему эгоизму, страстям и борьбу за существование, в котором стремление к покою и осуществляется через насилие над другими или над собой.

Симпозиум Человек и покой. Сумы5. Чеховские герои проходят жизненный путь или прозревая свое духовное предназначение с бесконечной перспективой, или прячутся от жизни, и ее возможных страданий в футляр как самозамкнутую систему чувств, ограждая себя от волнений, способных нарушить их покой.

6. То есть главным мотивом творчества А.П.Чехова является футлярность его героев. Она заключается в отрицании мира, в страхе перед реальностью, в неспособности изменить свою жизнь. Ведь футляр — это защита от огромного и часто злого мира, защита от чувств о других, ведь внутри футляра можно думать только о себе.

7. В этой концепции были проанализированы некоторые рассказы. В частности, в рассказе «Человеке в футляре» учителя Беликова и физически и морально страшит окружающий мир. Он не лишен любви, но любит только преподаваемый им греческий язык и в этом его языковом футляре ему спокойно. Столкнувшись с реальностью, он не выдерживает ее расширившихся эмоциональных границ и умирает, найдя, таким образом, покой в смерти. Интересно то, что Беликов в своем футлярном стремлении к порядку, к покою, как он его понимает, насилует весь город, гимназию, проецируя свой страх «как бы чего не вышло» на всех окружающих.

8. В рассказе «О любви» главный герой Алехин, влюбленный в жену своего друга не может преодолеть футляр рациональных рассуждений: «Я любил нежно, глубоко, но я рассуждал…», — признается он. Своей рациональностью Алехин насилует метафизическую сущность любви, вернее Любовь, как Божественную сущность, не давая ей в полноте осуществится ни в себе, ни в Анне Алексеевне. Ведь в стремлении к нравственному покою, что равносильно неспособности отвечать за другого, он остается в футляре прежней жизни, обвиняя обстоятельства, не давшие ему быть счастливым. Чехов заканчивает рассказ прозрением Алехина: «Я понял, что когда любишь, то в своих рассуждениях об этой любви нужно исходить от высшего, от более важного, чем счастье или несчастье, грех или добродетель в их ходячем смысле, или не нужно рассуждать вовсе».

9. А вот футляром Ионыча, т.е. героя рассказа «Ионыч» доктора Старцева являются деньги, имущество и высокомерие, дающее ему право презирать окружающих. Старцев своим высокомерием пытается стать над реальностью, над живыми человеческими чувствами, таким образом, защищая себя от них. И в этой башне, выстроенной из собственной гордыни ему покойно и хорошо, т.к. он не осознает, что отказавшись от духовной жизни, он насилует и искажает замысел Бога о предназначении человека. Являясь замкнутой системой, то есть, изолируя себя от внешнего мира, от мира чувств, размышлений, от поиска Бога, он, находясь в полном покое, доводит себя до энтропии – до духовной смерти.

Источник: медиа портал АТС creativpodiya.com

Фото: Лариса Ильченко

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (7 голос, оценка: 3,71 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментариев 9

  1. Анна:

    Полностью согласна с мнением Игоря Касьяненко. Я бы просто не смогла лучше выразить то, о чём точно так же думаю!
    Очень приятно было ознакомиться со мнениями всех участников. Понравились их действительно глубокие философские размышления. Спасибо за предоставленную возможность! )

    • Игорь Касьяненко:

      Это замечательно, что нас уже двое согласных с моим мнением ) Спасибо,Анна!

  2. Тамара Герасименко:

    Прошу прощения, в оценке статьи я нажимала на пятую звёздочку, возможно, раньше щёлкнула, чем навела — выбилось 4. Моя настоящая оценка — 5.

    • Евгений Фулеров:

      Тамара, исправлю вашу ошибку. Моя настоящая оценка — 3, а я нажму 4. Объективность восстановится.

  3. Евгений Фулеров:

    Аня, поскольку среди собеседников встречи ты – единственная женщина, и самая беззащитная, то я, переживая за свой покой, возьмусь только за тебя.

    1. Человек без умственной контузии не сможет породить словосочетание «от покоя к насилию». Тут явно какая-то беда в голове.

    2. Страдание людям недоступно. Речь у тебя определенно идет о духовном страдании. Они запросто обходятся животно-бытовыми проблемами. Палец топором оттяпал, рак легкое разъедает, баба с другим попуталась, сосед в лотерею выиграл… Людям и этого хватает. Кстати, поэтому настоящие произведения искусства появляются крайне редко. Страдание – неотъемлемая их составляющая. А где ж ее взять?

    3. Творчество А.П.Чехова действительно имеет христианские корни. На этом и точка. Во всем остальном Антон Павлович к христианству отношения не имеет. Выдержанный, как коньяк, европеец. Естественно, что его любят во всем мире – просто, талантливо и никаких страданий.

    4. Твои слова: «Смирение — это доверие к Богу». Как это понимать? Анечка, не объясняй, я все равно не пойму. Из трех слов мне два с половиной незнакомы. Плохо то, что во мне есть подозрение в неполной ясности этих слов и для тебя.

    5. Зачем тебе «теодицея»? Мы знакомы почти 40 лет, и я ни разу от тебя этого слова не слышал. Оставь это для Олега Тулякова, Александра Ильченко, Александра Кугука и Игоря Касьяненко.

    6. Аня, у тебя вредная работа. На «Центролите» металлургам выдавали бесплатно молоко. Сотрудникам музея Чехова надо было бы выдавать полные продуктовые наборы. К рассказу «О любви» ты не побоялась привязать слова «метафизическая сущность». Поразительно, что абзацем выше ты писала о служении своему эгоизму, промыслительном произволении, Богоуподоблении, Небесном Царстве, перспективе вечной любви и т.д.
    Аня! Ты либо туда, либо сюда. Либо с Чеховым, либо с Богом.
    Чехов – бабочка, Мадагаскарская комета, мечта энтомолога. Жизненный путь его героев, о котором ты пишешь, — личинка — куколка – имаго (взрослая стадия развития насекомого). «Прозревания духовного предназначения» (твои слова) у них быть не может, потому что этого не было и у автора. Упомянутый рассказ написан в зрелом возрасте.

    7. Анечка, как только услышишь: «Покой – это состояние…», тут же прекращай внимать умным речам и переключай свое внимание на что-нибудь более важное, например, заряжен ли у тебя мобильный телефон.
    Покой – это когда одеяло закрывает вытянутые ноги, а под рукой мобильник — всегда можно вызвать «скорую».

  4. Анна Кожевникова:

    Жека, спасибо! Но ты экстремист. Смеялась от души. Согласна – с «бедой в моей голове». Не согласна со знаком равенства между чеховскими героями и личностью писателя. Жизнь писателя –жертвенное христианское служение людям – это его главная человеческая черта. А его герои?…. Среди них есть и метафизика, и православная вера и атеизм, и наука… Рассказывая о других позиция писателя оставалась за кадром. В этом удивительная тайна творчества гения, когда не только человек читает книгу, но и книга читает человека. А то, как его герои искали Бога и заблуждались и часто не находили – это про нас. Все про нас – и простое желание найти в жизни смысл, и желание быть счастливым, и понять сущность любви… И про нас – рассказ «Студент». О том, как студент духовной академии, будущий православный священник потерялся в своих размышлениях и также как апостол Петр в своем сердце отступил от Христа, («не пропоет сегодня петел, т.е.петух, как ты трижды отречешься, что не знаешь меня» — слова Христа в Гефсиманском саду перед распятием). И все же студент вернулся к вере в то, что «правда и красота, направлявшие человеческую жизнь там в саду и во дворе первосвященника продолжались непрерывно до сего дня и, по-видимому, всегда составляли главное в человеческой жизни и вообще на земле». И в этой вере — принятие Промысла и смирение. И про нас повесть «Дуэль». Мы также, как фон Корен Лаевского способны занести человека в черный список, считая, что «право имеем». Про нас рассказ «Учитель словесности», где герой вдруг прозрел мещанскую пустоту своей жизни…А вот исследование Чеховым состояния души человека, предоставленного собственной философии, вне Евангелия и свято-отеческого учения. В повести «Черный монах» философ Коврин погрузился в темные метафизические глубины бытия, что было спровоцировано его болезнью – манией величия. Чехов, как доктор великолепно описал заблуждения героя, и как результат – его разрушенную жизнь. А как писатель описал радостное чувство героини Анны Акимовны от праздника Рождества (рассказ «Бабье царство»)! А его тончайшее понимание таинства покаяния в рассказе «На страстной неделе»! А восхищение православным творчеством – писанием акафистов в рассказе «Святой ночью». А его «Душечка», которой так восхищался Толстой! А ужас погружения во взаимную ненависть двух братьев Якова и Матвея, закончившуюся убийством в рассказе «Убийство», привезенным Чеховым с сахалинской каторги … А в повести «В овраге» Чехов описал чистую душу Липы, которая «Бога узрит», не осознавая этого, а просто живет в незлобии на Аксинью, которая убила ее младенца… И все это про нас.

  5. Евгений Фулеров:

    Аня…
    Не к вере студент вернулся, а к убийствам и грабежам пришел.
    Семинаристы — студенты духовных семинарий и академий были одной из мощных большевицких разрушительных сил. Начинали с того, что по страстным пятницам охотами развлекались (спасибо Чехову за наблюдение), а закончили похоронами православия в народе и уничтожением страны в 1917 году.

    Это какую же красоту Чехов через своего студента «там, в саду» узрел?

    Студенческие рассказки у костра, последовавшее за ними духовное волнение и философские выводы — не более, чем умственно-сердечные кривлянья.
    Аня, предлагаю не спорить. У тебя одни взгляды на творчество Антона Павловича, у меня — другие. Мнениями обменялись. Взаимный покой важнее, а «покой» — основная тема этой ветви.
    Музей Чехова я люблю за атмосферу столетней давности и гостеприимство сотрудников. Надеюсь, вы меня не прогоните.
    (Впрочем, один его отличный рассказ знаю — «Злоумышленник».)

  6. Анна Кожевникова:

    Женечка, а сколько репрессированных пострадали за Христа и стали Новомученниками…

  7. Евгений Фулеров:

    Элементарно, Аня. Здесь дело не столько в жизни, сколько в смерти.
    Знаю мужчину, который только женат был четыре раза. О каком тут христианстве можно говорить?
    Люди рассказывали, что в наше время бывают такие случаи, что девушка, точнее юная женщина, замужем не была, а опыт имеет. Как такое возможно? Жуть! Ей 18 лет, а она уже никогда не будет невестой. «Невеста» — «не веста», «не вести» — «не знать». Какая же она теперь «неведомая», «незнаная» или «невеста»? А тут о каком христианстве речь?
    Однако, если моему знакомому мужчине сейчас приставить к горлу нож и потребовать отречения от Христа, то не отречется и примет смерть. Не сомневаюсь, что многие из тех молодых женщин не отрекутся. По смерти они могут быть канонизированы и это будет совершенно справедливо.

    Документальная история. Источник забыл. Комиссары приехали в монастырь не просто с целью его закрыть, но и под страхом смерти заставить монахов отречься. Монастырь был, как вертеп — пьянство, торговля, разврат. О молитве в нем думали менее всего. Игумен собирает вечером братию и говорит: «Жизнь прожили, как скоты. Давайте хоть умрем, как люди». Монахи согласились.
    Утром монахов выстроили в шеренгу. У первого спрашивают: «Бог есть?», отвечает: «Есть». Получает пулю в лоб. Переходят ко второму: «Бог есть? — Есть» — пуля в лоб. Третьему: «Бог есть? — Есть» — пуля в лоб. Итак по всей шеренге. Всех расстреляли.

    А разбойник одесную Спасителя?
    А святой страстотерпец Николай II?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


6 + 4 =