4 сентября 2017 года в Сумах презентуют арт-проект, посвящённый красоте и женственности

В понедельник 4 сентября в Конгресс-Центре СумГУ будет презентован арт-проект «Три лепестка женственности».

Три лепестка женственностиИдея проекта состоит в том, чтобы средствами фотоискусства рассказать о трёх женщинах — сумчанках, в жизни которых гармонично реализовались три главные составляющие истинной женственности – социальная, материнская и космическая.

О фотохудожнике

Александр Акатов – сумчанин. Заниматься художественной фотографией начал в 2011 году. Переход на новый качественный уровень связывает с приобретением камеры ультразум Fujifilm HS20 EXR.

Современная техника профессионального уровня позволила фотографу контролировать то, что возникает на снимках, а не находится в зависимости от камеры. То есть заниматься настоящим творчеством.

Естественно, без таланта видеть красоту и особые ракурсы в повседневности никакая техника произведения искусства создавать не способна. Александр Акатов безусловно талантлив. И результаты не заставили себя ждать. Появились в портфолио в престижных глянцевых изданиях, таких как Vogue (Italia) и др.

Предметом особого интереса фотохудожника является портретная съёмка. Главным творческим предпочтением сегодняшнего дня стала работа в жанре fashion-фотографии, где ему позируют профессиональные модели.

В этом смысле проект «Три лепестка женственности» стоит особняком, потому что главными его героинями являются не профессиональные модели, а три «обычные» женщины.

Слово «обычные» не случайно взято в кавычки. Каждая из героинь проекта «Три лепестка женственности» живёт уникально красивую женскую судьбу. Просто эта жизнь не театральная, не игровая, не напоказ, как у фотомоделей на глянцевых снимках, а настоящая, направленная вглубь женской реализации.

А самое важное, что это очень разные судьбы, а значит, и очень разные версии женской красоты.

На фото, которые составят экспозицию 2017 года, мы увидим только фрагменты этих судеб. Отдельные, но важные. Знаковые.

О героинях

Марина Карпищенко – кандидат экономических наук, доцент, руководитель проектов в Украине международной консалтинговой компании предприятий пищевой промышленности, инструктор фитнес-направлений.

Оксана Катрич — предприниматель, мать шестерых детей, супруга известного сумского поэта Андрея Катрича.

Оксана Малеванная — руководитель учебного центра и студии дизайна ногтей, мастер-эксперт.

О вернисаже

Кроме презентации фотоэкспозиции, традиционной и очень важной частью проекта станет полуторачасовая музыкально-поэтическая программа с участием лауреата практически всех престижных фестивалей авторской песни Русланы Туриянской и поэта Игоря Касьяненко. Их сольные концерты всегда проходят при переполненных залах, а совместное выступление состоится впервые и обещает подарить нповторимое наслаждение любителям поэзии, музыки и авторской песни.

Организаторы

Идея и реализация проекта принадлежит Агентству Творческих Событий. Акция проходит второй год подряд и приурочена к празднованию Дня города Сумы.

Дата: 4 сентября (понедельник)

Время: 18.00

Место: Конгресс-Центр СумГУ (улица Покровская, 9/1 )

Вход свободный

Источник: медиа портал АТС creativpodiya.com

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (5 голос, оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментариев 17

  1. Лера:

    Обязательно пойду, давно не слышала Руслану

  2. Нина Ильченко:

    Жду с нетерпением. Думаю, что будет очень интересно)

  3. Игорь Касьяненко:

    Всё должно получиться! Столько красивых и талантливых в одном месте))

  4. Евгений Фулеров:

    И попробуй тут пикнуть. Не то, что коню, а даже мне понятно, что на таком празднике женщины неприкосновенны.
    Игорь, придется на тебе сосредоточиться.

  5. Евгений Фулеров:

    Сегодня вечером произойдет музыкально-поэтическое действо. Предсказать ближайшее будущее несложно.
    Игорь и Руслана, можно сказать, созданы для совместного выступления. Их объединяет искренняя любовь к зрителю, понимание зрителя, забота о нем. Творческий струг полетит по волнам, Игорь – на веслах, Руслана – на парусах.
    За Игорем – интеллектуальное капитанство, легкость ведения встречи, искрометный юмор, приятная зрителю ирония над самим собой, собственные стихи, удачно подобранные аккорды, прекрасный тембр голоса.
    За Русланой – единодушный зрительский трепет. Ее голос – душевная услада, национальное достояние. Скромность в поведении, хорошая простота в комментариях, ни малейших намеков на вычурность. У чуткого зрителя во время ее исполнения слеза увлажнит глаз.
    Игорь и Руслана не соперники. Они творчески самодостаточные, вдвоем будут только гармонично дополнять и расширять друг друга.
    Зритель будет искренне счастлив. Атмосфера душевной теплоты воцарит по окончании. Люди не пожелают расходиться, долго будут стоять в холле и на улице, беседуя друг с другом и продолжая восхищенно переживать встречу с Русланой и Игорем. Некоторые объединятся в компании и пойдут на совместную чашку чая или бокал вина.

    Как бы мне хотелось присоединиться к ним и дышать одним воздухом! Но… Долбанные сомнения. Мои же сомнения меня же терзают.
    Если после музыкально-поэтического действа люди счастливы и не хотят расходиться, значит, опять все пропало, все зазря. Хорошо то действо, после которого не говорится и хочется остаться одному.
    Однако мне не поверят. Поэтому сейчас я наберу в поисковике «Лосев о музыке» и найду.
    Ну, Алексея Федоровича Лосева вы же уважаете?!
    Нашел:

    «Бесспорно, что музыка есть возвышение и парение духа и даже уход в бесконечность. Но – какого духа? Всего ли духа, самой ли субстанции духа, когда преображается действительно все существо человека с его душой и телом, или только той стороны духа, которая нисколько не мешает ему оставаться здесь, на земле, со всеми своими пороками, грехами, со всеми привычками, слабостями, страданиями и, в конце концов, с полным уничтожением в смерти?..»

    О чем тут речь? О том, что если человек был на земле, и на земле остался, то что-то не то.
    Настоящая музыка – на небе. И на землю она оттуда попала. Не так уж мало людей там побывало и вернулось назад на землю. И все говорят, что на небе только поют.
    Из всех искусств музыка – самое динамичное, самое утонченное, а поэтому и самое беззащитное. Естественно, что она стала наиболее подвержена воздействию зла. Скорее всего, сейчас мы за музыку принимаем то, что ею не является.
    В этом разрезе авторская песня намного опаснее, чем самая разнузданная эстрада или металл. Порочность последних очевидна, а вот бардовская песня незаметным тихим сапом проникает в душу, преждевременно успокаивает ее, внося губительную подмену.

    А какая музыка настоящая? А я не знаю. Моя душа ее не слышала. Хотя может и слышала, но не услышала. И даже поверила в то, что это была настоящая музыка, но все равно не услышала, пораженная современной болезнью нечувствия. Чего же самому себе врать?
    Наверное, надо было поменьше Лосева в юношестве читать.

  6. Евгений Фулеров:

    Непреодолимые обстоятельства принудили меня покинуть концерт через час. Но полтора блока выступлений Игоря и Русланы, к счастью, повезло услышать.
    Руслана. Великолепный голос, прекрасное исполнение, безупречное поведение, плохой репертуар.
    Плохой репертуар – не новость. Это отличительная черта всех бардов. Старых хороших песен они не поют, поскольку считают их заезженным прошлым. Ищут что-нибудь новое, находят и гонят (церковнословянский термин) со сцены свежую пустоту или пошлость. Если пишут сами, то получается еще хуже. Первым критерием для меня в бардовской песне являются стихи.
    Игорь, тебе в знак благодарности за хороший вечер (а я думаю, что именно ты был его идейным и творческим локомотивом) дарю полную цитату. Она принадлежит перу поэта, гения славянского слова. Не просто гения, а выдающегося гения. По моему субъективному мнению, за всю историю в нашей словесности равных ему — не более чем пальцев на одной руке. Он настолько точно чувствовал слова и связь между ними, что у меня нет ни малейших сомнений в том, что он соприкасался с невидимым миром.
    Вершина его творчества (опять же, по моему субъективному мнению):

    Как засмотрится мне нынче, как задышится,
    Воздух крут перед грозой, крут да вязок,
    Что споётся мне сегодня, что услышится,
    Птицы вещие поют да все из сказок.

    Птица Сирин мне радостно скалится,
    Веселит, зазывает из гнёзд,
    А напротив тоскует печалится,
    Травит душу чудной Алконост.

    Словно семь заветных струн
    Зазвенели в свой черёд,
    То мне птица Гамаюн
    Надежду подаёт.

    В синем небе, колокольнями проколотом,
    Медный колокол, медный колокол
    То ль возрадовался, то ли осерчал.
    Купола в России кроют чистым золотом,
    Чтобы чаще Господь замечал.

    Я стою, как перед вечною загадкою,
    Пред великою да сказочной страною,
    Перед солоно да горько, кисло-сладкою,
    Голубою, родниковою, ржаною.

    Грязью чавкая, жирной да ржавою,
    Вязнут лошади по стремена,
    Но влекут меня сонной державою,
    Что раскисла, опухла от сна.

    Словно семь заветных лун
    На пути моем встаёт,
    То мне птица Гамаюн
    Надежду подаёт.

    Душу, сбитую утратами да тратами,
    Душу, стёртую перекатами,
    Если до крови лоскут истончал,
    Залатаю золотыми я заплатами,
    Чтобы чаще Господь замечал.

    • Евгений Фулеров:

      Вот смотри.
      «Как мне дышится» — напишет любой.
      «Как задышится мне» — сможет уже написать человек при наличии определенных способностей.
      Хотя в «дышится» и «задышится» — ничего особого нового.

      А вот «засмотрится»?! Причем речь не о третьем лице единственного числа, например, «он на нее засмотрелся». Речь о первом лице.
      «Как засмотрится мне нынче, как задышится» — это мог написать только гений.

      • Евгений Фулеров:

        А «нынче»? Это же не просто проходящее слово или две гласных в строку. Между «Как засмотрится мне» и «Как засмотрится мне нынче» — разница крепкая.
        И так далее. Из четырех десятков строк менее десяти очевидны и нет желания комментировать. По остальным сознание с подсознанием покоя не дают.

  7. Игорь Касьяненко:

    Мне кажется,что в случае с Русланой репертуар вообще вторичен — то есть он имеет смысл и огромный, но главную нагрузку несёт голос,тембр его, краски… Вот там всё о чём ты написал, говоря о музыке на небесах. Я вчера просто летал после того как Руслану наслушался — да, вчера ,то есть на следующий день. Она раньше так не пела. Она раньше просто красивым голосом пела. А сейчас совсем другое… .

  8. Игорь Касьяненко:

    Я тоже люблю эту песню Высоцкого. А относительно авторской бардовской песни -так её, как по мне, уже просто больше нету. Феномен исчерпал себя. Есть люди, которые сочиняют и поют песни, много хороших гитаристов, есть фестивали, куда они ездят петь, но зачем? Вся фиш авторской песни была в том, что в песнях бардов говорилось то и так, как не могло прозвучать в официальных источниках. Барды — это эзопы, порожденные тоталитарным режимом А сейчас всё можно и на эстраде есть муз.блюда на все вкусы. И вот тут идея авторской песни, как массового явления, себя исчерпала. И остались только вечно прекрасные руины вроде античных, в виде Высоцкого, Окуджавы, Визбора.
    Подтверждением моих слов является то, что сейчас барды активно работают с молодыми, а те — талантливые, вырастая , уходят в рок, рэп, эстраду или чистую поэзию. И только музыканты остаются в бардах.

    • Евгений Фулеров:

      Пожалуй, ты прав.

      • Андрей:

        Абсолютно точно! Если для 60-70х годов бардовская песня была глотком свежего воздуха, то сейчас это комната со спертым удушливым воздухом. Чистый рок и бард-рок (типа рок, но вроде и со смыслом — Макаревич, например) себя отжил (рэп-рок пока существует). Разная экзотика: блюз, фолк и т.д. — она на то и экзотика, что её приятно послушать где-то в кафе за столиком, но не в плеере каждый день.
        Эстрада как была помойкой во все века, так ею и осталась. Нынешний аналог той «былой» песни — это андеграунд рэп. Но почти любому «андеграунд-рэперу», как только он приобретает определённую известность, поступают предложения появиться в эфире ТВ, но плата за это — цензура. И речь идёт не только о матерной брани, но порой даже о безобидных фразах. Там деньги и слава, здесь — нищета, но верность идеалам. Большинство выбирает первое. Так что полноценной стабильной площадки свободомыслия пока что не существует. Такие мои наблюдения.

  9. Игорь Касьяненко:

    А вот один из самых характерных примеров великолепной бардовской эзоповщины советских времён.Это .да. Это уровень.

    Песня про тесто

    Ни запретом, ни арестом,
    Ни паденьем с Эвереста,
    Ни другим подобным средством
    Нас теперь не запугать!
    Будем петь мы повсеместно
    Песни гордые про тесто
    Остальное все нечестно,
    Не желаем больше лгать!
    Зовет нас песен про тесто клич,
    Граждане, все остальное ­ кич!
    Граждане, тесно сомкнув ряды,
    Граждане и не туды, ни сюды!
    Распевают, что попало,
    А про тесто песен мало.
    Про любовь и труд ­ навалом,
    А про тесто ­ в год одна.
    А между тем давно известно,
    То, что наше с вами тесто
    Очень прелесть, как чудесно,
    Им гордится вся страна.
    Да что там, тесто у нас — талант,
    Граждане, тесто у нас ­ гигант,
    Граждане, экспортный вариант,
    Граждане, выше любых пропаганд!
    Russian testo is
    the best testo in the world!!!
    Загляни в любое место:
    От Хабаровска до Бреста,
    Все мы сделаны из теста,
    Из единого куска!
    Все по госту, без халтуры,
    Все единой рецептуры,
    От работника культуры
    До сотрудника ЧК.
    Живем и думаем, как один,
    Граждане, хором едим и бдим
    Граждане, правильный наш замес,
    Граждане, движет всемирный прогресс!!!
    Наше тесто всем известно!
    Наше тесто всем известно!
    Наше тесто всем известно!
    Наше тесто, хоть ржаное,
    но зато свое, родное!
    Нашего теста лапша на всяких ушах хороша!
    Не верьте милитаристкой лжи:
    для теста не сои нужно, а ржи!
    Пусть крепнет дружба советских
    хлебо-булочных изделий
    с плодами хлебного дерева
    развивающихся стран!
    Ура!!!
    Элегантны и прожжены,
    Ходят крендели-пижоны,
    Ходят толпами батоны,
    Не стыдясь своей цены.
    Простодушные галушки,
    Сладострастные ватрушки,
    Плюшки мягче, чем подушки
    И блины любой длины.
    А посмотреть, что у нас внутри,
    Граждане, дьявол нас разбери,
    Граждане, можем держать пари,
    Граждане, форменные сухари!
    Мягкое место из нашего теста —
    самое мягкое место!
    Мы охотно плесневеем,
    Усыхаем и черствеем,
    Чтобы те, кто поважнее,
    Нас не съели на обед.
    Да, на вид мы простоваты,
    А на вкус мы пресноваты,
    Суховаты, черствоваты,
    И изюминки в нас нет.
    А может, кто-то изюм крадет,
    Граждане, в грязный карман кладет,
    Граждане, пусть набивает рот,
    Граждане, с ним разберется народ!
    Есть не будем колбасу мы,
    А на накопленные суммы
    Купим в Африке изюму
    Всевозможнейших сортов.
    Напечем тогда ватрушек,
    Кренделей, галушек, плюшек,
    Бесхозяйственных горбушек
    И ответственных тортов.
    И чтобы нас захотели съесть,
    Граждане, это ж такая честь!
    Граждане, плесень бы махом сместь!
    Граждане, и ускорять НТП,
    Чтоб наше тесто ­ и тут, и там,
    Граждане, а не под хвост котам,
    Граждане, трам-тара-рам-пам-пам!!!
    Граждане, ну и т.д. и т.п.!!!!

  10. Евгений Фулеров:

    Не понял твоего отношения к песне про тесто. Хвалишь ли ее или издеваешься над ней?
    По мне это совсем плохая песня, как и все бардовские социально-протестные песни, пытающиеся пилить сук, на котором сидят.
    Барды — это не только «эзопы, порожденные тоталитарным режимом» (твоя цитата). Тот режим способствовал расцвету и настоящих талантов.
    Когда-то я жил в заповеднике. За его пределами зверей меньше, поскольку там гнетет человеческий фактор. В его пределах зверей больше — никакого гнета. Но более всего зверей – на границе заповедника. Гнет в разумных пределах должен быть.
    Смог бы Тарковский сделать кино на свободе? Не знаю. Первый же независимый от советского госкино фильм – «Жертвоприношение» — оказался самым слабым в ряду его великих фильмов. Никакого гнета – и он тут же заблудился. Свободно ходил, куда хотел, но выхода не нашел.

  11. Игорь Касьяненко:

    Песня не хорошая не плохая. .Просто классика советского эзопова языка. И в таком языке работали разные — от серостей до гениев.
    Конечно, должны быть рамки. Обязательно. Искусство — процесс преодоления сопротивления формы. В том числе и формы государства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


5 + 7 =