В Сумах состоялась премьера спектакля без слов

В пятницу 22 апреля Сумской академический театр им. М.С. Щепкина представил публике пластический перформанс по мотивам повести Н.В.Гоголя «Шинель».

IMG_2728х_thumbСпектакль получился особенным сразу по нескольким причинам.

Режиссёр

Режиссёр–постановщик «Шинели» молодой харьковчанин Артём Вусик работает в уникальном жанре фанк-футуризм, который он придумал в соавторстве со своими  друзьями-партнёрами, выпускниками Харьковской академии искусств и cооснователями театра «Прекрасные цветы» Денисом Чмелёвыми  и Игорем Ключником.

Фанк-футуризм — стиль, в котором содержание пьесы передаётся без участия речи – пластикой, мимикой и эксцентрикой. В подобном ключе создаёт свои представления канадский актёр и мим Мишель Куртманш, а также внук Чарли Чаплина Джеймс Терри.

Артём Вусик с успехом поставил спектакли: «Дракула» в Харькове и «Перетворення» во Львове. И вот пришло время познакомить с фанк-футуризмом сумскую публику.

Повесть и пьеса

Одним из важных творческих приёмов харьковского режиссёра является то, что он, создавая картины и мизансцены из живых фигур, максимально точно следует авторскому сюжету. Но ввиду отсутствия слов, каждый визуальный образ зритель вынужден трактовать творчески, основываясь на  особенностях личного восприятия символов – поэтому итоговая картина получается многозначной и даёт возможность разыграться воображению.

Повесть Н.В.Гоголя «Шинель» о бедном, сначала счастливом, а потом несчастном титулярном советнике Акакие Акакиевиче Башмачкине интересна не только историей жизни маленького человека в середине XIX века, но ещё и своим мистическим финалом, в котором уже призрак Акакия Акакиевича снимает шинели с ночных прохожих у Калинкина моста в Петербурге.

Обладание Вещью, в данном случае Шинелью, способно резко менять социальный статус человека. И это, конечно, мистика. Её присутствие в сюжете, инициированное гением Гоголя, постоянно подчёркивается всей символикой спектакля.

А если учесть, что ничем принципиальным жизнь нынешнего маленького офисного клерка от тех времён не отличается, то тема становится не только литературно интересной, но и весьма актуальной. Ощущение современности дополняет и усиливает музыкальный ряд. 

Спектакль

Если вы давно не перечитывали Гоголя, то лучше это сделать после спектакля, чтобы во время перформанса просто наблюдать за происходящим, не пытаясь искать соответствия литературному первоисточнику. И тогда можно будет наполнить действие дополнительными смыслами и ассоциациями.

Формально на сцене происходит следующее. Некий человек работает в конторе с бумагами. Он явный энтузиаст своего дела – первым приходит, последним уходит. Но ни уважением, ни авторитетом не пользуется. А потом у него появляется та самая мистическая Вещь – новая Шинель. И он сразу становится центром внимания общества и женщин.

Затем грабители Шинель отбирают – сцена грабежа, к слову, сделана просто изумительно, на высшем уровне эксцентрики – и человек без Вещи вновь теряет свой социальный статус.

В финале он по очереди снимает шинели со всех остальных актёров и они начинают причудливо, каждый по своему двигаться, что вызывает прямую ассоциацию с реальной жизнью, в которой все мы чего-то своего добиваемся, ради своей правды куда-то стремимся, нервничаем, радуемся, а зачем?..

Речь тела

Театр – искусство синтетическое и у него много возможностей для расстановки тех или иных акцентов. Пьесу можно поставить на актёра, умеющего завораживать публику голосом или харизмой. Или на умеющего виртуозно перевоплощаться на сцене. Но такой уровень актёрского мастерства и дара — редкость даже для столичных театров.

А вот создать действие из чередования взаимно перетекающих и переплетающихся пластических образов, связав их в непрерывную ленту событий – для этого требуется, прежде всего, талант и фантазия режиссёра.

«Шинель» – конечно же, режиссёрский спектакль. Тут практически нет пауз – всё время что-то и кто–то движется, происходит, случается — то есть это один час абсолютно продуманного действия. Без единой паузы в режиссёрском мышлении.

Интересно, что в ходе спектакля человеческая речь таки звучит несколько раз. Это Акакий Акакиевич выкрикивает страшным, неестественным голосом: «Петрович!» —  обращаясь к портному, который должен пошить ему Шинель, а в метафизическом смысле – к дающему Вещь. «Петрович!» – как часто мы обращаемся к чему-то мистическому с такими же просьбами о посыле нам вожделенной Вещи, забывая, что ещё никого и никогда обладание материальным не сделало счастливым.

Отдельно отметим работу сценографа и художника по костюмам Алии Байтеновой – одежды актёров активно участвовали в создании общего впечатления.

Кстати, в спектакле заняты артисты театрального балета, поэтому решение сложных пластических задач не стало для них проблемой.

Подводя итог, скажем, что в репертуаре театра им. Щепкина появился оригинальный фестивальный (то есть такой, который не стыдно показать перед самой взыскательной публикой) спектакль, где есть всё: талант, уровень режиссёрского мышления, вдохновение, радость творчества и мастерство.

В какие-то моменты даже было удивительно осознавать, что это не гастроли столичного театра, и что в Сумах появился такой европейский спектакль.

Источник: медиа портал АТС creativpodiya.com

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (1 голос, оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


3 + 5 =