Павел Полозов (Jamaika). Этюд под камнепадом

задумчивая девочкаЖизни хочу. Но не понимаю, смотрю на детей, и завидую им, и жалею их. Сидит девочка у кучи щебенки и каждому камешку дает имя, нарекает его. Это Саша, Олег, Вася… Чудо же. А я хожу мимо и не вижу, что они живые, они такие же, как и я.

Я. Я. Я… Я в каждом тексте вспоминаю Бога. А Бог… Бог не понимает, хорошие мы или плохие, мы для него все одинаковые. Может, потом там ему и становится что-то видно, но так — нет. Мы используем слова — эту бесконечность, а если дать каждому слову возможность высказаться или научиться бессловно мыслить, именно что рассуждать, а не чувствовать, или мы уже умеем? Представить только, подумать, сколько раз люди — все люди вокруг — подумали и использовали слово, и ведь оно трется в головах, на языках, и всякая сила трения ему нипочем. А слово теряет силу. Попробуй представить силу первого «люблю» или первого «сдохни», «умри», силу первого «хочу». Мы съели яблоко, а в яблоке были слова. Тссссс… Тихо. Прислушайся.

Слышишь? Ты слышишь, как тебе хорошо без слов? Пей чай и молча улыбайся, кутайся в плед или лови ветер. Тебе хорошо? Тебе хорошо. Мне тоже, и я спешу поделиться этим с тобой. Бери это «хорошо». Разделяй и властвуй. Будь мной. Пиши этот текст следом за мной, обведи каждую букву, зачеркни предложения, делай, что пожелаешь, ты автор. Вот она твоя вселенная, если ты желаешь счастья своим героям, дай им счастья, если желаешь испытаний, — дай им испытаний.

Боже, литература — это настолько изящная мясорубка! Выжми души и соки из своих героев. Надели их снами. Девочкам снится, как лопается облако в небе, и из него сыпется конфетти, но у облаков было лицо мамы, девочка рада конфетти и ей жалко маму, она просыпается и плачет, и мама приходит на звук слез и успокаивает дочку. «Мама, ты не улетишь? Ты не лопнешь?» «Что ты Даша, нет, конечно!» Даша, не верь, мама улетит и поломает тебя напрочь, а ты вырастешь и станешь поэтом. Не матерью, а поэтом. И напишешь завещание в 18 лет, а проживешь до (не стоит убивать Дашу), но завещания не изменишь. Ты попросишь, чтобы на горь-реке, у ее устья, поставили твой памятник из камня, и чтобы люди помнили тебя, пока вода камень точит, не представляя, во что это выльется (простите за…).

Сами Рейн и Дунай гордятся тобой, рыбы гордятся тобой, дождь — и тот идет на милость тебе, снег — и то тебе к лицу, а бывает, что осенний лист прилипнет к твоему носу, и ты смешна, как ребенок. И вода вокруг тебя никогда не стягивает льдом. Говорят, что Серафим каждую ночь работает над этим. Ты велика, Даша, твоя любовь безгранична, в памяти людской ты высекла себе место, но память людская — поток бесконечный, радужный, который несется по пространству. Время пройдет, как капля капнет и исчезнет, и кто знает, как оно там будет?

Читать другие миниатюры, участвующие в конкурсе «Колибри» 2015

 

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (12 голос, оценка: 2,83 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментария 33

  1. Максим Денисов:

    Удивительное дело! За исключением части, посвященной словам — тут браво, Jamaika! — я ничего не понял, но мне так понравилось… И послевкусие осталось — будто с собой поговорил.

  2. Антураж:

    Красиво, а главное — верно.

  3. Людмила:

    Спасибо

  4. Родион Денисов:

    Как то даже самому странно, что так понравилось. Только одно место насторожило: во втором абзаце, эта симметрия: «я я я, — Бог, Бог, Бог» А может это специально? Тогда вообще интересно получается! Но тогда, почему-то, сразу меньше нравится. Но все равно, спасибо за рассказ!

  5. Стас:

    Неужели за подобную мутоту признают лауреатами? Автор, выгляни за окно — там же живая жизнь, а ты её не видишь.

  6. Елена:

    А неужели кто-то (Стас) нашелся, и осмелился написать, что король-то — голый?

    «я ничего не понял, но мне так понравилось…» — ну не замечательный ли комментарий?
    Надо отменить комментарии до оглашения результатов, ибо эксцентричные и впечатлительные личности из авторского жюри (чаще дамочки) наверняка попадают под влияние авторитетов…

    «Я в каждом тексте вспоминаю Бога. А Бог… Бог не понимает, хорошие мы или плохие, мы для него все одинаковые. Может, потом там ему и становится что-то видно, но так — нет» -а это так и вообще богохульство.
    БОГ любит нас всех одинаково — хороших и плохих, а…да впрочем, о чем я…

  7. Стас:

    Спасибо, Елена, что поддержали. Достали уже графоманы. Не слезая с печки, высасывают из пальца «произведения». А жюри отмечают их «победы» с единственной, на мой взгляд, целью — восхваляя графоманию, уничтожают настоящую русскую литературу.

  8. Игорь Касьяненко:

    Уважаемые Стас и Елена! Если бы Ваши комментарии были подписаны настоящими именами и фамилиями — они бы имели ценность и безусловно являлись бы позитивной критикой.
    А так, в фактически анонимном виде, они выглядят чистой воды троллингом автора. И это печально и бессмысленно ((((

    • Стас:

      Игорю Касьяненко.
      Пусть я и аноним, но напомню сюжет старой, мудрой русской сказки о колобке. Почему колобок пропал, вспомните. Поддался на лисью похвалу. Вот так пропадут и Ваши победители конкурсов.

      • Игорь Касьяненко:

        Уважаемый Стас! В этом мире множество правд. И каждая из них обретает смысл только в контексте конкретной личности, её утверждающей. А так это просто слова. Помните Гамлета? — «слова,слова,слова…»

        • Стас:

          Это разговор слепого с глухим о достоинствах живописи Карла Брюллова.

          • Игорь Касьяненко:

            Ещё бывает разговор штангиста с фантазией о штангисте. Конечно же фантазия возьмёт намного большие веса, чем реальный атлет))

  9. Евгений Фулеров:

    Из-за комментариев пришлось миниатюру прочитать.
    Хвалить рассказы мне можно, ругать нельзя — не этично, поскольку сам писака.
    Вчера друзья отмечали возвращение с зимнего карпатского лыжного похода. Я был с ними. Может, поэтому сегодня с утра не понял Этюда под камнепадом?
    Но авторское жюри его отметило. Значит, люди понимают. Значит, проблема во мне.
    Зато я люблю Шебекино, там спортивное ориентирование развивают. До войны к нам на соревнования в Харьков много белгородских приезжало.

  10. Евгений Фулеров:

    Стас, не думаю, что эта миниатюра является угрозой русской литературе. Но вы правы в том, что она написана не в ее традициях. Тут европейский стиль, что-то максофришевское.

    • Стас:

      Уважаемый Евгений! Не миниатюра является угрозой, а возвеличивание графоманов. И если Вы не поняли Этюда (как сами признались), то зачем искать этому оправдания? Скажите прямо, не стесняясь — графомания, как это сказал я.

  11. Cтас:

    Хотя, нам, гомосексуалистам, литература видится под иным углом.

  12. Евгений Фулеров:

    Мне, кажется, Стас, что вам не стоит огорчаться. Через эту миниатюру тайным образом совершается замечательное дело. Вы только подумайте, что случилось, если бы начали возвеличивать достойного автора! Мы бы сознательно погубили человека помимо его желания. Совершили бы действо, о котором с укором сказано «славу друг от друга приемлющее» и так далее.
    Сайт АТС всегда шел благородным путем. Они даже замок ИФ создали на острове. Полтора десятка народу утрамбовали по камерам, в этом году еще 7 душ изведут. И ни одного Монте Кристо, склонного к побегу!
    При этом цинично опубликовали список кандидатов в смертники. Когда я там увидел свою фамилию, весь вечер и часть ночи трепетал в ужасе. Только, когда она пришла, успокоился и забылся.
    Как же петь хочется! «О, дайте, дайте мне свободу!»

  13. Стас:

    от Стаса настоящего автору миниатюры и его защитникам.
    Коль уж вознамерился примерить на себя писательский «пинжак», то не поленись пойти в народ, как это делал Максим Горький. Не сиди на печи и не высасывай из пальца невесть что.

  14. evridika:

    Стас, пейте желчегонное. Или найдите женщину. Не хочется унижать Вас жалостью, но сейчас Вы ее заслуживаете. Как по мне — Ваши изречения (от неспособности говорить) сублимируют Вашу немощь, и только. Автору мое браво.

    • Стас:

      В желчегонном не нуждаюсь, женщина имеется, а Вас мне жаль.

      • Я:

        «имеется»?И не стыдно такое писать когда твоего «имения» даже на раз в неделю не хватает????отлипни от монитора пока я его не разбила!!!!

  15. evridika:

    smile :-* Вот и умница, хоть и порядочная зануда.

  16. Cтас:

    Да, я не умею писать, и что? Россия для русских, русская литература для русских, это понятно? Совсем уже под запад легли!

  17. Cтас:

    от Стаса настоящего: я пишу, да будет Вам известно! И даже состою в ЛитО!

  18. Cтас:

    Двум лжеСтасам —
    Мне жаль вас, примитивные натуралы…

  19. Стас:

    Настоящий Стас — это я. Ориентация нормальная, в литературе кое-что смыслю. Остальные же Стасы… А впрочем, куда меня занесло?..

  20. Cтас:

    На самом деле, настоящий Стас — это я. И не считаю, что у меня что-то не то с ориентацией. Куда я попал… натуралы занудные…

    • Стас:

      От самого настоящего Стаса.
      Начали с литературы, а приплыли вон оно куда… В общем, ночевать пора.

  21. Cтас:

    А теперь действительно от настоящего Стаса.
    Мне жаль, что литература и личная жизнь честного критика так пересеклись. И мою жену нечего было привлекать к обсуждению. Я знаю, чьих рук это дело.

  22. Стас:

    Genug — как говорят в Европе, куда вам так дюже хочется. А своим сторонникам — моё почтение.
    Самый что ни на есть настоящий Стас, первым появившийся здесь.

  23. Cтас:

    от самого-самого настоящего Стаса
    Я вообще-то на картинку заглянул.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


2 + 6 =