Елизавета Минаева (Мелисса). Море внутри меня

девушка стоит в морских волнахОна сделала шаг навстречу бесконечности. Её бледное лицо сияло в багровых лучах заката. В глазах, словно в двух прозрачных кристаллах чистейшего льда, отражалась синева моря.

Ещё не остывший песок обжигает мне ступни. Я должен взглянуть в эти волнующие глаза. Я делаю несколько неслышимых шагов и оказываюсь прямо возле девушки, вдыхающей полной грудью воздух. Волшебный свежий воздух, пахнувший жизнью. Морской бриз играет с подолом её короткого белого платья. Такая хрупкая и невесомая, сейчас она была похожа на неуловимую снежинку, готовую растаять в любой миг. Я с тоской всматриваюсь в её глаза, давно утратившие способность видеть, но не потерявшие присущей им удивительной способности. Я вижу в них себя. Из всех глаз, что я повидал на этом свете, только её чётко отражали реальную действительность, всё, что так неугомонно происходило вокруг. Её глубокие глаза являлись чистейшим зеркалом этого мира. Стоит только раз взглянуть в них и понимаешь – мир не так уж и плох. Есть в нём доля прекрасного.

Правда сама она не могла удостовериться в этом наверняка, хотя всеми фибрами своего существования верила, что мир действительно чудесен. С детства ей рассказывали сказки о море. О том, как оно бесконечно прекрасно. О том, как приятно сидеть на тёплом влажном песке, наблюдать, как огромный огненный шар на горизонте медленно тает, превращаясь в прелестное небытие, и солёная вода холодными, как лёд прикосновениями ласкает уставшие ступни.

Я легонько касаюсь пальцами её запястья, и молчавшая до этой поры девушка внезапно меняется в лице.

— Кто здесь?

Напуганная, словно диковинный зверёк она резко отстраняется от меня, выставив вперёд руку.

Я молчу, не в силах сказать что-либо и просто наблюдаю, как она нервно касается моей щеки, ощупывает небритую трёхдневную щетину. В следующую секунду она облегчённо выдыхает. С её губ почти мирным шёпотом слетает моё имя.

Я снова смотрю в её глаза и вижу в них магические просторы волн. Вдруг она живо, слишком ловко для слепой девочки садится на мокрый песок цвета слоновой кости, одной рукой оправляет измятый низ ситцевого прозрачного платья, позволяет прохладным волнам бить по её худым коленям.

— А какое оно, море?

Я отвечаю не сразу. На минуту задумываюсь, притихаю, вслушиваюсь в отчаянные крики чаек где-то вдалеке.

— Словно вечное стремление к свободе. – мой голос звучит хрипло, как у старика. – Вода его не спокойна, но и не буйна. Оно – живой организм со своими капризами, радостями. Оно безгранично красивое, как целая вселенная.

Её лицо робко дрогнуло, и она рассмеялась так тихо-тихо. Едва различимо.

— Я так его себе всю жизнь и представляла.

Я закрыл глаза, чувствуя волны порывистого сильного ветра на своём лице. Он нагнал ещё большую печаль на моё сердце.

А она так и не узнала, что была моим морем.

Читать другие миниатюры, участвующие в конкурсе «Колибри» 2015

 

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (10 голос, оценка: 4,20 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментариев 5

  1. Ивика:

    Любят не теми глазами, которыми смотрят. Это правда….Трогательная история…

  2. Тоси:

    Очень красиво написано. Красивый язык, красивое описание. Ваша история трогает душу!

  3. Светлана:

    Нежно. Трогательно. Красиво!

  4. Мэри:

    Очень романтично и трогательно. Спасибо за красивую историю!

  5. Iren:

    Очень нежная история. Ощущение такое, что как- будто сама стою на берегу моря….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


9 + 5 =