В Сумах встретились римский император и французская актриса

4 января в «Саду сходящихся тропок» Ирины Проценко состоялась театральная встреча с Алексеем Желудковым и актрисой театра им. Щепкина Натальей Дехтой.

 В формате спектакля на камерной сцене публике были представлены фрагменты двух постановок Алексея Желудкова — музыканта, режиссёра, актёра — «Смех лангусты» (о жизни знаменитой актрисы Сары Бернар) и «Театр времён Нерона и Сенеки».

Конечно же,  вечер не оставил равнодушными зрителей, радушных хозяев и самих участников встречи. Далее —  одно из впечатлений о событии. 

«Жить — это видетьАлексей Желудков и Наталья Дехта, как все повторяется»

Асорин

Это было очень давно, если мерять это расстояние маленькой человеческой жизнью. Хотя детство кажется таким далеким, и все, что произошло в нем – оно было с кем-то другим, но не с тобой. Потом, чуть ближе юность, молодость и так — все ближе и ближе, все горше и горше.

Но сейчас не о том, а о Суок. Это было в 1994 году, когда я купила билет на спектакль «Эдит Пиаф». В театре Щепкина на меня произвели впечатление два спектакля – «Эдит Пиаф» с Натальей Дехтой в главной роли и спектакль о Марии Каллас «Мастер-класс» с Татьяной Васильевой.

Но сейчас о Суок.

«Какая удивительная кукла! Какой умный мастер её создал! Она не похожа на обыкновенную куклу. У куклы обычно голубые вытаращенные глаза, не человеческие и бессмысленные, вздёрнутый носик, губки бантиком, глупые белокурые кудряшки, точь-в-точь как у барашка. Кукла кажется счастливой по виду, но в действительности она глупа… А в этой кукле нет ничего кукольного. Клянусь, она может показаться девочкой, превращённой в куклу!»

Доктор Гаспар любовался своей необыкновенной пациенткой. И всё время его не покидала мысль о том, что где-то когда-то он видел это же бледное личико, серые внимательные глаза, короткие растрёпанные волосы. Особенно знакомым ему показался поворот головы и взгляд: она наклоняла голову чуть-чуть набок и смотрела на доктора снизу, внимательно, лукаво…»

Стоп. Вот именно. Эта миниатюрная, тоненька, как девочка, актриса показалась мне той самой, но живой девочкой Суок — трогательной, ранимой, боящейся испортить все, и в тоже время так уверенно ведущей главную партию, показывая жизнь гения. Постановка было сильной по впечатлению, как и игра актрисы — сильная, сбивающая внутренний спокойный повседневный ритм. После спектакля шла домой, спотыкаясь и не замечая прохожих, город, да и среди домашних не сразу опомнилась и делала, то, что положено автоматически, взволнованная судьбой человеческой. Ведь любой гений – это, прежде всего судьба и начинается она весьма рано – не такая. Но как довести зрителя до впечатления, чтобы он сделал ту самую попытку проникновения в тайну бытия Гения на Земле – это тоже тайна, и в актерской судьбе не частое событие. Для этого события через роль должна проявиться индивидуальность актрисы, ее «Я”, быть Другой, быть Гением — это колоссально трудно и мучительно, как мучительна жизнь вообще и вдвойне, когда берешь на свои плечи чужую. Впечатление было таким, каким должно быть от театра, иначе бы его не держала память столько лет, ведь театралкой я была в Питере, сейчас я больше пациентка.

Сара Бернар.

О ней знаю мало. Известная французская актриса. Жанна Самари. Огюст Ренуар… Вот именно, как сказал Алексей Желудков – имя нарицательное — Сара Бернар. И все. Можно прочесть. Материала много, так же как и мнений о ней, о ее таланте – самых разных. Но то, что это стало именем нарицательным, никто не может спорить и сценическая зарисовка — это опять попытка понять чужую и через нее и свою судьбу и все дело в средствах – в умении показать Сару Бернар, как если бы она взяла и вошла в Дом Иры Проценко. И — Она вошла – претенциозная, манерная, эгоистичная, эксцентричная звезда Сара Бернар, по – человечески страдающая от духоты и жары, от старости и болезней, от одиночества и от самой себя, от ежедневных постановок в своей собственной жизни и вовлечение в эту свою круговерть всех, кто оказался рядом. Трудно ей справится с этим перпетуум-мобиле внутри. Как сказал один еврей — миллионер до шестидесятилетнего возраста ничем не болевший, а потом вдруг почувствовавший недомогание и на замечание доктора – ну, все-таки у вас уже возраст – ответил – какой возраст, он может быть у других, а я буду жить вечно.

Вот это желание жить! Жюль Ренар отмечал: «У Сары есть правило: никогда не думать о завтрашнем дне. Завтра — будь что будет, хоть смерть. Она пользуется каждым мгновением… Она глотает жизнь. Какое неприятное обжорство!..». Вот этот напор, вот это состояние вечной жизни, вечной потребности жить, “заточенность” на нее – вот это в игре Дехты было! Вот тогда я ее и вспомнила в Эдит! Это умение войти вот так в роль – оно не пропадает, нужны только роли, чтобы это сделать и с нами тоже, чтобы почувствовать Сару вот так вот — рядом!

«Нравственные письма к Луцилию”. Кемеровское книжное издательство. 1986 год. Тогда же и прочла, выбрав, конечно же по имени – Сенека.

Алексей Желудков« Так и поступай, мой Луцилий! Отвоюй себя для себя самого, береги и копи время, которое прежде у тебя отнимали или крали, которое зря проходило. Сам убедись в том, что я пишу правду: часть времени у нас отбирают силой, часть похищают, часть утекает впустую. Но позорнее всех потеря по нашей собственной небрежности. Вглядись-ка пристальней: ведь наибольшую часть жизни тратим мы на дурные дела, немалую — на безделье, и всю жизнь — не на те дела, что нужно. Укажешь ли ты мне такого, кто ценил бы время, кто знал бы, чего стоит день, кто понимал бы, что умирает с каждым часом? В том-то и беда наша, что смерть мы видим впереди; а большая часть ее у нас за плечами, — ведь сколько лет жизни минуло, все принадлежат смерти. Поступай же так, мой Луцилий, как ты мне пишешь: не упускай ни часу. Удержишь в руках сегодняшний день — меньше будешь зависеть от завтрашнего».

Это кредо жизни для мыслящих, чаще всего остающееся на прочитанной странице. Но написано – навсегда, для всех. Должно быть это «для всех» и смущало Нерона — должно быть только для него, только он, только его, только что он…. И это так же всем знакомо и близко. Карабкаться с ослиным упрямством к Христу, обрывая ногти… Нет уж, поживу для себя… о себе…

Этот мини-спектакль по Радзинскому был напоминанием об эгоизме, о нем в каждом из нас. И это впечатлило который раз – не забывайте и целей будете. И доносить этот текст до нас Алексею Желудкову было трудно – это в который раз пропустить и заучить в себе …для нас. Чтобы мы реагировали на все, что несправедливо в мире не только по отношению к себе любимым, иначе, обязательно, прийдет серенький волчек и ухватит за бочок уж тебя самого. Сыграно в полную силу и брошено нам наотмашь, как пощечина, отрезвляюще и честно.

 *Гением римляне называли духа-покровителя каждого мужчины, вместе с ним рождающегося и умиравшего.

 

Спасибо вам, друзья, Наталья Дехта и Алексей Желудков.

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (1 голос, оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментариев 6

  1. Надія Юрченко:

    Очень хорошо написано! *THUMBS UP* Был замечательный вечер в «Саду…», посвященный великой Саре Бернар и историческим письмам Нерона к Сенеке. Два отделения. Профессиональные актеры и режиссеры Наталья Дехта и Алексей Желудков глубоко «прожили» своих героев, через философское понимание драматической сути жизни персонажей. Наталья ведущая актриса театра им. Щепкина, она продолжает лучшие традиции этого театра, когда в 1960-80-е годы играли ее родители, заслуженные артисты И. Дехта и М. Лисовая. Музыкант, режиссер Алексей Желудков потрясающе талантливый. Деятельность этих Личностей есть гордость и достояние нашей культуры, должны быть высоко оценены государством. *ROSE* *ROSE*

    • Ира Проценко:

      Лучше Нади и не скажешь: и статья Ниной Мамедовой написана вдохновенно, и артисты играли — не сыграли, а прожили. Наташа, Алексей, Спасибо вам, друзья! Я очень-очень рада знакомству с вами! Да просто любо дорого смотреть на вас в любой обстановке.
      Оставайтесь с нами *IN LOVE*

    • Нина Мамедова:

      Спасибо, Надежда. Это заслуга выступающих: это лишь ответное пробуждение образов,эмоций и мыслей.

  2. Ольга:

    Особенно хотелось бы отметить профессионализм, с которым Наталья Дехта донесла, как мне кажется, главную тему пьесы, суть жизни и карьеры Сары Бернар, силы, двигающей креативными людьми. Это joie dе vivre, радость жизни, это «надо что-то делать, надо что-то делать», заставлявшие 77-летнюю Сару Бернар за два месяца до смерти играть если уже нельзя пьесы перед публикой, то хотя бы свою собственную жизнь перед самой собой, сводить с ума бедного Питу кипучей энергией и шараханьем от мысли к мысли. Вот эта неугамонность была передана просто мастерски

  3. Игорь Сокур:

    Сара Бернар… легендарное имя, даже для «не театрала», каковыми мы все в большинстве и являемся. Имя давно стало нарицательным, как совершенно верно заметил Алексей Желудков — «…ну ты просто, как сара бернар!» — скажут уважительно про любые, даже самодеятельные, сценические усилия. И это, конечно, не в укор актеру, а в дань великому таланту «Божественной Сары», как называли ее современники. То же и с Нероном — поджигателем Вечного города.
    Создать, воплотить на сцене две эти трагичные фигуры, пусть и отдаленные в пространстве и времени — большая смелость и щедрость двух талантливых людей — Натальи Дехты и Алексея Желудкова. Особенно поразительна игра Наташи — краткий эпизод из жизни уже далеко не молодой Сары, но сколько мужества и силы в этом образе!
    Спасибо огромное Наташе и Алексею за эти открытия, за прекрасные эмоции, долгих творческих лет вам и чудесных перевоплощений!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


7 + 9 =