ДраматичЕская КулинАрия

Итак, друзья! Книга вышла.

Я хоть и ушел из этого сайта в знак протеста против паталогополитической зомбированности редакции, но возвращаюсь только ради одного этого сообщения. Хочу, чтобы вы получили информацию из первоисточника. 

Книга обычного формата. Сделана аккуратно и красиво. Бумага мелованная, фотографии более-менее получились.

Тираж — 75 (семьдесят пять экземпляров). Экслюзив получился, ёлки! Хотя я предполагал, что тираж будет в 4 раза больше.

Себестоимость книги по статье «Услуги сторонних организаций» (типография, издательство, редактура, верстка) составляет 228 грн. 58 коп. Округляю в свою пользу и получается 230 гривен.

Я отдаю себе отчет, что это цена высока. Но что уж говорить?

Я договорился с Витей и Ирой Проценко что завезу им на следующей недели 20 экз. Вы, любезные друзья-читатели, периодически собираетесь там в Саду тропок. Забыл каких. Сходящихся что ли?  

Если ваши намерения сохранятся, несмотря на неожиданную цену, вы сможете за 230 гривен приобрести Говорухину в сумском цвете и черно-белую строку Фулерова.

Еще десяток экземпляров я раздарю родственникам. Согласитесь, с детей, внуков, тещи, тети и сестры жены неловко деньги брать.

Оставшиеся четыре десятка я заряжу куда-нибудь на продажу. Цену поставлю гривен в 600. В год-два будет уходить по одной книге. И до конца своих дней в этом мире я буду знать, что книга не иссякает в продаже. Каждый год цена будет расти в полтора раза. Не думаю, что дети после моей кончины успеют закончить дело. Но внуки наверняка во второй половине этого столетия продадут последний экземпляр.

Всегда ваш Евгений Фулеров.

Кстати, в том саду («В том саду, где мы с вами стретились…» — романс вспыл) я готовлю через неделю встречу  с вами. Книга здесь не-при-чем. Встреча будет называться «Неизвестности великость».

 

 

От: Евгений Фулеров

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (1 голос, оценка: 1,00 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:

Не найдено похожих записей...


комментариев 19

  1. Игорь Касьяненко:

    «я хоть и ушел из этого сайта в знак протеста против паталогополитической зомбированности редакции» smile smile smile

  2. ВикториЯ:

    Евгений, а можете Ире оставить один экземпляр для меня? По осени отдам денежку smile

  3. Евгений Фулеров:

    О чем речь?! Только с деньгами не обманите.
    Хотите, я вам ее в целлофановый кулек запаяю? А ну как Ира жирными руками на кухне будет ее кому-то показывать? Пятна останутся.

    • ВикториЯ:

      smile Спасибо! Жирные пятна -это комплимент от благодарных читателей….а автору хорошо бы было черкнуть автограф на память.

  4. Евгений Фулеров:

    Идея пришла!
    А не запаять ли их всех для продажи в темные непрозрачные кульки?

    — Не хотите ли купить кота в мешке за 600 грн.?
    — Я бы хотел посмотреть для начала.
    — Увы, это невозможно. Зато у вас есть возможность впервые в жизни приобрести настоящий сюрприз.
    — Эх, была — не была! Давайте!

    • Ирина Проценко:

      ну да, ну да-вдруг Ира каждую жирными руками залапает и надкусит… У меня, кстати, руки не жирные, а очень даже пропорциональные… Просто я ими перед фотокамерой размахиваю, а оптика имеет же свойство искажать sad

      • Игорь Касьяненко:

        А ещё зазомбированная редакция АТС может тайно по ночам пробираться к Ире на кухню и ставить на книги сковородки с яичницами на антироссийском сале *CRAZY*

  5. Нина Мамедова:

    “Разбросанным в пыли по магазинам
    (Где их никто не брал и не берет!),
    Моим стихам, как драгоценным винам,
    Настанет свой черед” (М.Цветаева)
    Это эпиграф к Жениной статье.
    В Жене сразу виден практичный человек: представил книгу, если купим в момент, то это будет одна цена, не в момент – другая. Одним словом – рынок. Оправдывает отношение к покупателю то, что товар исключительного производства – интеллектуального, а значит самого-самого, того, что бесценно и особенно в каждом — способность к рождению мыслей. Это всегда удивительно, архиинтересно, потому что наши переживания, выраженные в слове, приобретают реальность и, наоборот, если в каждом случае не выдумываешь формулу, маленький сюжет со своим собственным разрешением, то испытываешь ощущение ненужности происходящего вокруг и в своей жизни, как будто целыми днями просто сидишь на заваленке и лузгаешь семечки.
    Женина книга — это явление себя миру, доказательство причастности к Жизни, любви к ней. Купить или не купить — дело сугубо личное, ценность книги от этого не изменится.

  6. Евгений Фулеров:

    Спасибо, Нина. Я верю, в ваши хорошие намерения. Но не получилось. Понаписывали вы обо мне… Уж не знаю, как и назвать.

    1. Обозвали меня барыгой. «Практичный человек» — большего оскорбления не существует. Мигом — «по трешке», завтра — «по пятерке». В рыночную товарку меня превратили. За что, Нина? Предлагаете сразу грохнуть всем по 500 на все времена? Так честнее и благородней?

    2. А какой товар не интеллектуального производства? Раскряжевка бревна на чурки — интеллектуальное производство. Надо так пилить, чтобы потом легко было колоть. Желательно по сучку распил делать. Тем более, книга.

    3. Не думаю, что самое бесценное в каждом — способность к рождению мыслей. Даже отрицаю это.

    4. Переживания, выраженные в слове — это всегда удивительно и архиинтересно? Тоже так не думаю. Разве что, в одном случае из тысячи. В остальных случаях — нудотина от оскомины до пошлости.

    5. Ощущение ненужности от какой-то невыдуманной формулы — качество потерянных людей. Не настаиваю, но предполагаю.

    6. Все книги — авторское явление себя миру. Все книги — доказательство причастности к Жизни. Жениного здесь ничего нет, это общие свойства.

    Нина, я читал вашу книгу. И ваше предисловие в виде автопортрета. Из предисловия я узнал, что для вас авторитетно.
    Нина, пока вы будете читать таких людей, как Александр Мень, в вашей головушке не будет порядка. У вас такие авторитеты, что вообще не на что опереться. Блуждаете.

    Ваша проза мне очень понравилась. Без всякого преувеличения — я очень люблю вашу прозу. Простите за жаргон, но она мне «в кайф». За нее громадное спасибо.
    Стихи у вас, на мой взгляд, плохие.

    • Нина Мамедова:

      Могу поспорить насчет порядка в вашей голове, Женя, но я не спорщица, поэтому лучше промолчу.
      А насчет вашей, Женя, личности, скажу, что вы мне интересны. И, несмотря на «логический» разбор моего высказывания, которому нельзя поверить, кроме последнего абзаца ( с чем я согласна), рада буду увидеть вас. До встречи.

    • Ирина Проценко:

      Женя, если «на твой взгляд», то и высказывать лучше с глазу на глаз… Нет?
      Я вижу в коменте Нины только поддержку и участие… То, что касается распродажи, так Нина просто, скорее всего, не поняла: книги, которые оставят у меня в доме, будут продаваться по себестоимости людям, желающим купить её. Я так поняла при разговоре, что на этих людях Евгений ни в коем зарабатывать не хочет ни копейки . Мі тоже хотим именно купить себе экземпляр из-за сложившейся ситуации-резкой переоценки тиража в плюс не в сторону покупателя( т.е.-претендента на подарочный экземпляр)

  7. Евгений Фулеров:

    Нина, вы мне не просто интересны, я вас люблю. И как человека люблю, и как прозаика люблю. Поэтому и дерзости себе позволяю.

    Ира, не надо писать
    «на этих людях Евгений … зарабатывать не хочет ни копейки»

    Правильнее написать
    «на этих людях Евгений не заработает ни копейки»

    Я очень хочу заработать на этих людях. Но ясно понимая, что вряд ли получится, я решил купить себе репутацию. Александр Ильченко объяснит тебе, что это те же деньги, только оборот сокращен.

  8. ZERO:

    У меня тоже было желание покинуть сайт под этим именем, но боюсь, что узнавать перестанут.
    Тем более, что жаргон так и прет из меня, наподобие : «маладец!!! пацан сказал — пацан сделал!!!»,
    а под благородным ником N. N. «только пушкинским слогом говорить пристойно».
    Короче, как и в предыдущем заказе, прошу оставить для меня 2 экземпляра (цена по себестоимости позволяет!!!).
    Пока дата встречи в «Саду…» уточняется, можно хотя бы намеком обозначить, что именно из прозы
    мы сможем прочитать в «Др-ой Ку-и», поскольку фотографии остаются вне конкурса.
    И еще один вопрос позволю себе: будет ли на презентации книги уважаемый Александр М-ко?
    Уж очень ценно его мнение как знатока прозы и фотографии, да и общество будет заинтриговано…

  9. Евгений Фулеров:

    В ДК не будет прозы. Там будет 25 К-очерков. Черновики этих очерков частично публиковались на этом сайте. Впоследствии они были местами переделаны, местами дополнены. Принципиально ничего нового. На основании черновиков можно сложить достоверное представление.
    С А.М. у меня была последняя связь через интернет несколько лет назад. Он жил в Донецке. У него интереснейшая проза, но очень непростая. Чтение требует серьезных мозговых усилий.
    Ничего не знаю о нем сейчас. Конечно, я был бы рад его увидеть.
    С презентацией книги вы ошиблись. Это не планируется. Я противник презентаций книг.

  10. ZERO:

    Спасибо за ответ. Это интересно. Я, правда, никогда не готовлю по рецептам (да и ДК не о том!!!!), но являюсь
    противником презентаций только в сетевом маркетинге — сильно опошлили они латынь.
    Представить же (или презентовать) книгу — это святое. Ведь можно и не так понять, как автор задумал,
    а это чревато… Об А. М. я тоже ничего не знаю, к сожалению, только помню, какое
    неизгладимое впечатление произвели на меня его таланты.
    Но если встречи с авторами не будет, как же тогда я смогу приобрести 2 экземпляра???

    • Евгений Фулеров:

      Я их оставлю в городском парке на лавочке между вагончиками и лебедями с мотором. Вы заберете книги, зайдете там же в кафе и отдадите прилавочнику 460 гривен. Скажете, что через 5 минут зайдет высокий мужик, с лысиной, животом и оттеками под глазами. Будет гулять без сдачи.

  11. ZERO:

    Договорились! «Место встречи изменить нельзя», как говорится, хотя парк я так хорошо не знаю, как Вы.
    А не лучше ли в «Саду…» оставить, так больше надёги. А???

  12. Наталья Говорухина:

    Какая потрясающая книга получилась у Евгения!Полдня не могу налюбоваться и не могу оторваться от чтения! И мои «внетемные» и «внекулинарные» фото получились красиво. А то обычно издатели говорили: » Ваши снимки туманные, потому в полиграфии теряются!»А вот и не потерялись smile

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


9 + 5 =