Руководитель сумского театра дал сольный концерт на камерной сцене

 В  четверг 12 июня  в Сумах встретились два неординарных  творческих явления. С одной стороны    театр поэтической песни  «La Chanson» в лице его руководителя Виктора Сыроватского и помогавшего ему   гитариста Сергея Городничего.  А с другой — камерная сцена  «Сада сходящихся тропок» художницы Ирины  Проценко, со всем прилагающимся к  ней антуражем: элитной публикой,  неповторимой атмосферой  богемного  времяпровождения, чаем,  радушием хозяев  и чудесным садом вокруг.

 P1210835аПричиной и темой встречи был  сольный концерт Виктора  Сыроватского, который к  нынешнему дню успел равно успешно реализоваться в трёх, так  сказать, проектах:  «Виктор Сыроватский —  поэт и сочинитель песен», «Виктор Сыроватский – руководитель    знаменитого  на весь бардовский  мир театра камерной песни  «La Chanson»»  и  «Виктор Сыроватский – гитарный мастер».

 В этот летний вечер все три  музы Сыроватского получили   свою долю внимания. С гитарой в  руках Виктора всё время происходили какие-то события. К ней  прикреплялся, а потом снимался каподастр, она  регулярно подстраивалась на слух и с  помощью умного приборчика по имени «тюнер»,  о ней говорилось, что она  по природе своей создание  нежное,  в общем, было видно,  что бард и его инструмент — близкие существа, которые с удовольствием заботятся друг о друге.

Прекрасно выглядел   мужской   вариант «La Chanson»  в  составе Виктора и Сергея.  Городничий —  уникальный музыкант.  Кроме того,  что он  отлично существует на сцене в формате соло, он ещё умеет создавать  эффект оркестра, когда подыгрывает коллегам по театру.  Публика в «Саду» уже имела возможность насладиться  его мастерством  во время выступления  Оксаны Скоробагатской.

 DSC03156аНу и  конечно, поэзия Виктора Сыроватского  интересна и во всех смыслах полна миро-творчества.  Миры  поэта Сыроватского  мы  уже один раз подробно  описывали, делясь впечатлениями о его выступлении  в доме-музее Чехова на Луке.

 Из  новых впечатлений —  замечательно выглядел дуэт поэта и птицы. Поэт читал стихи,  а на соседнем дереве пела птица. Вместе возникал эффект взаимного синхронного перевода. Подумалось, что в этом, вероятно,  и  заключается работа поэта – переводить на человеческий язык птичьи песни.

Выступление, начавшись на сцене, как всегда  завершилось  общением за чаем. 

P1210856а

P1210876а

DSC03142а

 P1210850а

P1210880а

P1210862а

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (3 голос, оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Читайте ещё по теме:


комментариев 13

  1. Ирина Проценко:

    Витя, Серёжа, спасибо вам! Вечер удался на славу, не шумную и мелодичную. Всё так и было: птицы подпевали, гости, согретые вашим творчеством, просили и просили повторять на бис…
    Серёжа, благодарим тебя за то, что «с корабля на бал» smile
    Продублирую ссылку http://creativpodiya.com/?p=4301 перечитала статью о Викторе – тепло и с любовью написано… лучше художника сказать о поэте может только поэт.)))
    Я начала писать почти слово в слово, повторяя комент Нины Мамедовой, который обнаружила под статьёй, поэтому просто соглашусь и процитирую Нину:
    Нина Мамедова 01.09.2013 в 18:54
    У Виктора Сыроватского есть редкая черта- врожденная интеллигентность, мягкость и в то же время непримиримость в оценках, в том, что является собственным мнением, вкусом как эстетической категорией. И вообще, он — заметный, красивый, с манерами, речью культурного и образованного человека, т.е. опять-таки — интеллигента (повторяюсь). И стихи его под солнечным прицелом — эмоционально ясные, светлые.

    Ты вся -откровенье, когда улыбнешься во сне…
    А наше окно непогода завесила инеем.
    Люби меня, хрупкое стеклышко, только люби меня.
    Нам вместе толочь этот серый от копоти снег.

    Ну что же, окрестные версты буранны и слепы.
    Мы впаяны в лед, мы птицы без роду, без имени.
    Люби меня, легкое перышко, только люби меня.
    Нам зубы ломать о горбушку вчерашнего неба.

    Но сколько дыханья, сколько беды не пророчь-
    иного расклада уже не добиться, не выменять.
    Люби меня, теплое ребрышко, только люби меня.
    Нам вместе еще согревать эту долгую ночь.
    В. Сыроватский

    *ROSE*

  2. Евгений Фулеров:

    До чего же у Василия Клименко умное, по-настоящему думающее лицо.

    С Виктором Сыроватским я знаком по юности. Мы одни и те же лекции слушали. Готов подписаться под всеми словами, которые написала о нем Нина Мамедова: интеллигентность, мягкость и в то же время непримиримость в оценках, вкус, эстетические категории, заметный, красивый, с манерами, речью культурного и образованного человека.
    Я бы только слово «мягкость» заменил на «тактичность».
    В некотором смысле я завидую Виктору, поскольку он является носителем тех качеств, которыми я никогда не обладал.

    А вот подтвердить «эмоциональную ясность и светлость» его стихов не могу.
    Из 12 строчек, которые привела Ирина Проценко в качестве примера, я понял только одну — десятую: «иного расклада уже не добиться, не выменять».
    Это точно! Это когда в покер играешь, карты можно обменять. А в преферансе какой расклад есть — такой и есть. Ничего уже не выменяешь.

  3. Игорь Касьяненко:

    «Люби меня, легкое перышко, только люби меня.» — а эту ? smile

  4. Евгений Фулеров:

    Игорь, совершенно не понятно. Вот смотри.
    В строфе идет речь о катаклизме (окрестные версты буранны), мощи зимней стихии (Мы впаяны в лед) и самоутверждении и сохранении себя, как любящей пары, противостоящему миру (мы птицы без роду, без имени). Понятно, что катаклизм и стихия — в переносном смысле, что это не природные явления.
    Что здесь делает «легкое перышко»? Мало того, что «легкое», так еще и уменьшительная форма пера — «перышко». Я этого не понимаю.
    Так же как не понимаю «хрупкое стеклышко». Ты как поэт разве не чувствуешь, что в хрупком стекле, кроме красоты есть что-то плохое и опасное? Что-то античеловеческое, стеклом по горлу или хрупкими осколками в еде по желудку?
    Женщина — не стекло и не стеклышко. Для обозначения прозрачности, тонкости, ранимости, изящности нужны другие слова.

    Про «люби меня» я целый рассказ написал, повторяться не буду.

    • Игорь Касьяненко:

      Поэт всем пафосом текста тут противопоставляет агрессивный окружающий мир и любовь, которая даже нечто хрупкое и лёгкое делает способным защитить…
      Уменьшительная форма — потому что нежность в этих словах, та самая нежность которая со стороны внешней к возлюбленным является непробиваемой бронёй.
      А насчёт того что женщина опасна, даже любящая и любимая — я это всё время помню. Недаром же «любовь» — «кровь». Язык мудр, он знает какие смыслы в рифмах сводить….

      • Игорь Касьяненко:

        «Любовь такая штука, в ней так легко пропасть,
        Зарыться, закружиться, растеряться…
        Нам всем знакома эта возвышенная страсть,
        Поэтому нет смысла повторяться.» ( Булат Окуджава) smile

        • Евгений Фулеров:

          Никогда не любил Окуджаву.
          Да и что может создать человек, который любовь от страсти не отличает?

  5. Ольга Бражник:

    И пока жители Парнаса, как водится, ушли к косвенным выяснениям иерархий — позволю себе немножко поделиться собственно впечатлениями от вечера.
    Мне понравилось. Как нравится априорно качественный продукт, применим он на каждый день или исключительно по праздникам. Виктор Сыроватский со всеми присущими ему опциями — бесспорный бренд явно не каждодневного спроса. Тем более удивительно, что театр Ля Шансон, состоящий исключительно из самодостаточных «брендов» — умудряется гармонично сосуществовать вместе. Ну, некоторые нюансы этого симбиоза Виктор приоткрыл по ходу чайно-кулуарного общения. И после уже становится понятно, что вопрос «Что удерживает участников театра вместе» нужно было бы формулировать с маленькой поправкой — не «что». «Кто». Мне кажется, что это таки в большинстве — заслуга руководителя. За что ему и спасибо.
    Хорошо, что звучали стихи и песни других авторов в исполнении Виктора. Хорошо, что в вечере поучаствовал Сергей Городничий (вот бы и ему сольничек тоже для полноты картины!). И вот, наблюдая все эти нерезкие переходы, с течением вечера пытаюсь понять — что же, собственно, я сегодня выношу из Сада? А вот что: если мне когда-нибудь придёт в голову снимать кино — исполнять саундтреки в нём я уговорю именно Виктора Сыроватского. Ну должно же быть в этом кино хоть что-то хорошее! ;)

  6. Виктор:

    Спасибо, друзья. Вы меня растрогали. Даже разговоры про стеклышко ). Поэту ведь что надо — чтоб его послушали да (как высшая форма счастья) подумали о нем ). Вот предупреждал же, что я человек сентиментальный ))).
    Отдельное и огромное спасибо Ирочке и Игорю — не только подумали, а и потрудились для поэта. И Оле. И Жене. Будьте благополучны. )
    Искренне ваш.
    smile

    • Виктория:

      Спасибо, Вам за прекрасный вечер……..после нескольких дней жизненного «драйва» в душе воцарился покой …. Вот, надолго ли… ? smile

    • Ирина Проценко:

      Витя, тебе большое спасибо! И за то, что легко приехал в Сад, и главное за то, что сердце подключил к выступлению-не только гитару *IN LOVE*
      И Серёжке же… *IN LOVE* *IN LOVE*

    • Игорь Касьяненко:

      *THUMBS UP*

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


3 + 6 =